«Шанхай стал для меня вторым домом». Сергей Баловин о жизни и творчестве в Китае [ВИДЕО]

Сергей Баловин, художник и ранее преподаватель живописи в Воронежском государственном педагогическом университете, прежде всего известен своим оригинальным проектом «Натуральный обмен». В рамках него любой желающий может получить собственный портрет в авторском исполнении, предложив взамен любой предмет, который будет полезен художнику. Однако далеко не все знают, что этот проект зародился в Китае, который Сергей Баловин считает своим вторым домом. Сейчас он находится в кругосветном путешествии и проездом вновь навестил Китай. ЭКД встретился с ним в Гуанчжоу и попросил рассказать о жизни и творчестве в Поднебесной, как здесь заработать иностранному художнику, а также, что такое нашумевшая в определенных кругах «нехорошая квартирка» в Шанхае.

Каким образом ты первый раз попал в Китай?

Изначально меня пригласил с выставкой в Чунцин один китайский художник, который приезжал в Воронеж. Но когда я купил билеты и сделал визу, он испарился. В Китай я должен был лететь с моими китайским студентом, который согласился сопровождать меня. И он мне предложил поехать в город Цзинань (провинция Шаньдун, — прим. ЭКД), где есть люди, которые могут помочь с организацией выставки. Для меня тогда эти два города никакой разницы не представляли, и я согласился. Но акварельные работы, которые я собирался выставлять в Чунцине, и которые одобрил неожиданно пропавший художник, не были поняты в Цзинане. Организаторы попросили меня сделать что-то вместо акварелей. Более традиционное. Я решил почему бы и нет, тем более относился к этому не как к искусству, а как к игре и возможности заработать деньги.

И как же тебе удалось подготовиться к выставке «с нуля»?

Организаторы поселили меня в замечательном домике в горах. Там были шикарные панорамные виды, и я начал их писать. Потом они мне говорят, что не надо Китай, давай лучше Россию или хотя бы Европу. И я стал писать те места, где бывал раньше. Для них это было в диковинку. На самом деле банальщина, но в их глазах современным искусством являлись обычные пейзажи маслом на холсте. Что я и сделал. В результате за два месяца я успел подготовить новые работы. И к моему удивлению, это все было продано. Притом покупали пачками. Первый чувак пришел на выставку в спортивных трениках, посмотрел, покривился, спросил сколько стоит. Ему сказали, что если возьмет две то, можно и скидочку сделать. Он походил по залу и сказал, чтобы ему завернули 52 картины. За это я получил полный рюкзак денег. Остальные тоже не покупали меньше 10 работ. Такого я нигде не встречал.

Сергей Баловин в галерее FEI в Гуанчжоу. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

Сергей Баловин в галерее FEI в Гуанчжоу. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

Наверно, тогда ты и решил перебраться в Китай?

Да, тогда я понял, что в этом есть смысл. К тому же, в то время меня приглашали служить в армию, а мне не очень хотелось. Мне оставался всего один год до конца призывного возраста, и я уехал в Китай с идеей заработать побольше денег за это время. А потом с этими деньгами переехать в Европу.

Как ты оказался в Шанхае, и почему выбрал именно этот город?

После того, как я решил перебраться в Китай, я провел еще одну выставку в Цзинане. Снова все успешно продал и решил остановиться в Шанхае. Я покатался по Китаю, посмотрел разные города. Сначала думал о Пекине, но в итоге понял, что Шанхай для меня более комфортный город. К тому же, там можно жить, не зная китайского. А по-китайски в то время я совсем не говорил.

То есть и в Шанхае ты планировал продолжать писать картины исключительно ради коммерческого интереса?

В общем, да. Идея заработать денег была связана с тем, чтобы потом переехать в Европу и жить вместе с моей девушкой, французской художницей. А когда я переехал в Шанхай, мы с ней расстались, и это выбило меня из колеи. Я достаточно сильно переживал, у меня пропал стимул зарабатывать, и я наоборот начал тратить уже заработанные деньги.

Насколько я знаю именно в Шанхае и появилась идея «натурального обмена». Как это произошло?

Когда я решил перебраться в Шанхай, я озадачился поиском квартиры не только для жизни, но и для того, чтобы я мог там писать картины. Искал жилье с большими окнами, где все удобно, много пространства. После длительных поисков я наконец-то нашел такую квартиру, приятным бонусом которой оказалась терраса на крыше и прекрасный панорамный вид на город. Именно там и возникла идея натурального обмена.

Произошло это в результате случайного стечения обстоятельств. У меня была соседка из России этажом ниже, она переезжала в другую страну. И у нее осталось много вещей, в числе их был мольберт. Я предложил мне его продать, но продавать она его не хотела, поскольку это был подарок от друзей. И тогда я предложил ей просто поменяться на одну из моих работ. Она согласилась, и так получился первый обмен. С этого все и началось. А через несколько месяцев я дал на Восточном Полушарии (тематический интернет-форум, — прим. ЭКД) объявление о том, что готов менять свои работы на что-то полезное для квартиры. К моему удивлению, откликнулось очень много людей. И каждый день ко мне приходили новые гости с новыми подарками. Так квартира обросла тем, чего не хватало. Но самое главное появилось много новых знакомых и друзей.

Сергей Баловин в галерее FEI в Гуанчжоу. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

Сергей Баловин в галерее FEI в Гуанчжоу. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

Эта квартира в последствии и стала известной в определенных кругах «нехорошей квартиркой» в Шанхае?

Да, я стал периодически проводить там вечеринки и домашние концерты. Появилась постоянная публика, которая туда любила приходить. В этот момент я сделал еще одну коммерческую выставку в Шаньдуне. Но так получилось что на третьей выставке не купили ни одной работы, хотя они были такого же плана, что и прошлые. И я решил, что это знак, вернулся в Шанхай и завязал полностью с коммерческими делами, посвятив все время «натуральному обмену». Однако оставался вопрос, как я дальше буду оплачивать аренду этой квартиры. Но он тоже сам собой разрешился. Ко мне в гости пришли замечательные люди Альберт Крисской (известный в интернете как Папа Хуху, — прим ЭКД) и Михаил Дроздов, которые возглавляли Русский клуб в Шанхае. Они предложили помочь с промоушеном и проводить у меня регулярные творческие встречи для русскоязычной публики, потому что квартира уже была популярной.

Как все-таки решилась проблема с арендой. Русский клуб сам ее оплачивал?

Нет, они предложили брать плату за вход, благодаря этому квартира могла себя окупать. Но у нас не было никаких билетов, это было в виде пожертвований, которые люди оставляли в шляпе на входе. Никто никого не проверял, все было основано на доверии. Эти деньги и шли на оплату квартиры.

И все-таки почему квартиру назвали «нехорошей»?

Слава о квартире распространилась достаточно быстро и была неоднозначной. Кто-то думал, что ничего хорошего там быть не может. Что за ерунда такая, домашние вечеринки, за которые еще надо платить. И многие люди, даже не побывав там, говорили какие-то глупости. Ходили совершенно разные слухи. Так и возникла аналогия «нехорошей квартиры» из «Мастера и Маргариты» Булгакова.

Вскоре Русский клуб пригласил меня в правление, а однажды я отправился на ежегодную конференцию соотечественников, которая проходила в Урумчи. Меня пригласили туда рассказать именно о культурной жизни Шанхая, и о том, как мы устраиваем домашние вечеринки. Меня слушали консулы, бизнесмены и другие серьезные люди. Было забавно. Казалось бы, что-то такое незначительное. Какие-то домашние вечеринки, с другой стороны люди понимали значимость этих событий.

А жил ты там один?

У меня все время гостили друзья и знакомые. Долгое время там жил Саша Щеднов, тоже художник. За это время там побывало много известных и интересных людей. И музыканты, и художники, и писатели, и режиссеры и т.д. Кто-то жил, кто-то просто заезжал в гости. И было приятно видеть таких талантливых людей у себя дома.

И потом у тебя появилась идея поехать в кругосветку.

Да, вечеринки, вечеринками. Но я продолжал заниматься натуральным обменом. И понимал, что проект интересен, что есть отклик. Люди стали звать меня в разные города, и это меня натолкнуло на мысль, что можно совершить кругосветное путешествие не пользуясь деньгами вовсе. Тогда я написал об этом в блоге и начал собирать приглашения со всего света. Через год я отправился в путешествие.

Сергей Баловин в галерее FEI в Гуанчжоу. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

Сергей Баловин в галерее FEI в Гуанчжоу. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

Как долго до сегодняшнего дня ты отсутствовал в Китае?

Больше года. Успел очень сильно соскучиться и по Китаю, и по Шанхаю, но это не конец путешествия. Я продолжу его дальше и надеюсь, что все-таки завершу то, что обещал. А потом уже будет видно, но я предполагаю, что все-таки вернусь в Шанхай, потому что уже сейчас проехав более 30 стран и 100 городов, я считаю, что Шанхай – наилучшее место для жизни.

То есть тебя полностью устраивает жизнь в Шанхае?

Не только в Шанхае, но и в Китае. Сейчас, приехав в Китай после других стран, я почувствовал себя, как рыба в воде. Китай, и в частности Шанхай, стал для меня вторым домом после России.

Если говорить о современном искусстве, то насколько сложно иностранным художникам реализовать себя в Китае?

Иностранцам сложнее, чем местным. Потому что покупаются все-таки больше китайские художники. Есть определенная ниша, где себя можно реализовать, но это не современное искусство. Это больше классическая школа. В Китай приезжают преподаватели из России обучать китайских студентов живописи. Во многих местах здесь до сих пор это востребовано. Реализм, например. Старая школа, даже скажу советская. И вот адепты старой советской школы здесь находят себе применение. В основном это происходит в провинциях, где более консервативные взгляды на искусство. Там они себе находят и учеников, и покупателей. И часто неплохо зарабатывают на этом. Однако сам я не хочу этим заниматься. Это не то, что я люблю. В Шанхае я наоборот уничтожил бульдозером все эти работы, чтобы показать, что это не мое.

Сергей Баловин на встрече с русскоязычным сообщество в Гуанчжоу. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

Сергей Баловин на встрече с русскоязычным сообществом в Гуанчжоу. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

Что бы ты посоветовал тем творческим людям, которые хотят попробовать себя в Китае?

Художник должен уметь не только писать, но и продавать себя. Фактически продать можно все, что угодно. Можно плюнуть на холст и сказать, что это искусство. Сложность не в том, чтобы плюнуть, а в том, чтобы заинтересовать этим потенциальных покупателей.

На самом деле очень многие хорошо рисуют. Это по сути ремесло, которым они овладели. Но это лишь малая часть дела. Здесь недостаточно того, что вот я пишу пейзажи и продавайте меня в Китае. Надо самому устанавливать связи, а чтобы установить контакт нужно с теми же китайцами найти взаимопонимание. Это совсем другая работа, которая не всем по силам и по душе. Поэтому добьются успеха только те, кто сам сюда рискнет приехать. Если хотите зарабатывать деньги за счет продажи работ в Китае, то надо ехать в Китай и самим исследовать эту область. Если хотите делать выставки в Китае, то надо ехать в Китай и делать эти выставки. Не бояться. И кроме того, чтобы учиться рисовать, я бы посоветовал побольше коммуницировать с людьми.

Беседовал Артем Жданов

Поделиться: