Financial Times: что Си Цзиньпин и Путин на самом деле думают о Западе

Financial Times: Что Си Цзиньпин и Путин на самом деле думают о Западе

Иллюстрация: FT.com

Для развития стабильных отношений c этими двумя странами Западу потребуется понимание образа мыслей каждой из сторон и готовность выступать с жесткой позиции.

Чуть более двух недель назад Россия и КНР подписали исторический контракт по поставкам газа. Можно себе представить, как после заключения сделки лидеры двух стран, уже в более спокойной обстановке, переключились на обсуждение споров со своими соседями и Западом. И, надо полагать, беседа была достаточно оживленной.

Не нужно быть сотрудником Агентства национальной безопасности США, чтобы предположить, как проходили российско-китайские переговоры. Сегодня два лидера проверяют на прочность существующий мировой порядок. Однако в то же время, США и Европа уклоняются от ответа на российские и китайские выпады.

Пекин, определенно, играет ведущую роль в российско-китайских отношениях. Путину куда сильнее было необходимо продать свой газ, чем Си Цзиньпину его купить. Именно поэтому Кремлю пришлось пойти на уступки и снизить цену. Можно сказать, что Пекин разочарован в неспособности России к модернизации. Однако Си Цзиньпин понимает стремление Путина «сохранить лицо». Поэтому он позволил своему гостю выступить с позиции лидера.

Присоединение Крыма к России и дестабилизация на Украине, которой потворствует Путин, лишь подтверждают те факты, о которых он давно догадывался. США и Европа слишком мягки. Американская администрация с самого начала старается избегать прямого конфликта. А Обама хочет войти в историю как президент, который окончил две войны и избежал развязывания третьей.

Что же касается Европы, то достаточно взглянуть на постоянно снижающиеся военные расходы, чтобы понять психологию этой части света. Позиция России по украинскому вопросу вынудила правительства стран ЕС выбирать между краткосрочными интересами бизнеса и сохранением порядка, сложившегося после окончания холодной войны. И после того как европейские топ-менеджеры, такие как гендиректор Siemens Джо Кезер и глава BP Боб Дадли продемонстрировали свою лояльность Москве, инертность Европы стала очевидной. Она практически приняла аннексию Крыма Россией как свершившийся факт.

Старые друзья Путина из ФСБ сказали ему, что сейчас только два западных лидера имеют значение: Барак Обама и Ангела Меркель. Что же касается остальных, то президент Франции Франсуа Олланд пообещал поставить России два универсальных десантных корабля «Мистраль», один из которых, по забавному стечению обстоятельств, уже получил имя «Севастополь». И хотя британский премьер-министр Дэвид Кэмерон иногда пытается что-то возразить, не стоит забывать, что лондонский Сити во многом живет за счет российских денег.

Санкции, введенные США и Европейским Союзом, стали не более чем мелким раздражением для России, а небольшие тактические хитрости помогли ей избежать ужесточения западной позиции. В последнее время Москва намеренно смягчила риторику для прикрытия своей военной поддержки сепаратистов на востоке Украины.

Китай, конечно же, не одобряет присоединение Крыма к России. Китайское руководство противостоит любым сепаратистским движениям и ставит территориальную целостность на вершину собственных приоритетов. Надо полагать, что Си Цзиньпин озвучил свои опасения.

Кроме того, амбиции двух лидеров не соответствуют друг другу. В то время как Путин хочет окружить себя слабыми государствами, Китай готов довольствоваться сильными соседями, до тех пор, пока они воздают должное Пекину. Путин притворяется, что может повернуть время вспять, на 25 лет назад, и вернуть России статус могущественной державы. Более правдоподобная «китайская мечта» Си Цзиньпина направлена на то, чтобы стереть память о 150 годах унижения Китая западными гегемонами.

Однако, в общем и целом, они одинаково оценивают слабость Запада. Заурядные заявления Обамы о лидерстве Соединенных Штатов не мешают развитию планов Китая по изменению существующего мирового порядка. Да, озвученный Обамой перенос фокуса внимания на Азию немного осложнил жизнь Пекину, и, кроме того, США все еще обладают более мощными военными ресурсами. Но Китай отлично понимает, что наличие силы должно опираться на готовность ее применить.

Выведя войска из Ирака и Афганистана, Обама сделает все, чтобы не быть вовлеченным в новый конфликт в Азии. У Пекина даже может сложиться впечатление, что американский президент больше волнуется о своем своенравном японском союзнике Синдзо Абэ, чем о намерениях Китая.

Так же, как Путин сумел повернуть ситуацию на Украине, Си Цзиньпин рассчитывает изменить ее в западной части Тихого океана. В условиях неуверенности Соединенных Штатов, территориальные коллизии Китая с Японией, Вьетнамом и Филиппинами в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях имеют две основные цели. Они одновременно показывают решимость Китая и слабость США. Что же касается Европы, то не стоит и упоминать, как легко Китаю удалось стать глобальным игроком, который «разделяет и властвует».

Конечно, мы не можем быть уверенными, что такой разговор состоялся, но это все равно что смотреть с другого конца телескопа время от времени. На этой неделе министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг заявил, что мир сейчас не просто переживает сложный момент, речь идет о «системных нарушениях». Другими словами, ведущие демократические страны Запада ждут суровые испытания.

Однако это не значит, что Америке и Европе следует идти на конфронтацию с восходящими державами, такими как Китай, и реваншистами, такими как Россия. Но для того, чтобы построить с ними стабильные отношения, Западу потребуется понимание образа мыслей каждой из сторон и готовность выступать с жесткой позиции.

Еще недавно многие западные политики считали, что Россия и Китай захотят стать такими же как «они». Они ожидали, что Китай станет ответственным участником существующего мирового порядка, а Россия будет идти навстречу интеграции с Европой. Но Путин и Си Цзиньпин решили иначе. Мир просыпается от постмодернистских грез о глобальном управлении и вступает в новую эру противостояния великих держав.

Филип Стивенс (Philip Stephens)

Оригинал публикации: What Xi and Putin really think about the west

Перевод: Максим Гарбарт

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


пять × = 10

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>