The Shanghai Restoration Project: электронно-джазовый микс Востока и Запада

The Shanghai Restoration Project

Фото: shanghaist.com

Американо-китайский музыкант, человек-оркестр Дэйв Лян (Dave Liang) завершил свой первый тур по Китаю. В рамках тура Дэйв и его напарник Джамал Ричардсон (Jamahl Richardson) отыграли в 9 китайских городах программу, созданную для основного проекта Дэйва – The Shanghai Restoration Project (TSRP). Треки были творчески переработаны и приправлены живыми элементами — рэпом, вокальными вставками и пианино с традиционным для TSRP акцентом на джаз. Эта аппетитная электронно-джазовая хип-хоп мешанина была подана публике с гарниром в виде визуальных эффектов, созданных независимыми китайскими художниками и дизайнерами. Встречайте человека, приготовившего этот вкуснейший жанровый фьюжн, – Дэйва Ляна.

Дитя двух культур

Дэйв Лян родился и вырос в США в семье китайских иммигрантов. Несмотря на то, что он рос в американском обществе, в семье говорил только по-китайски, такое правило установила мать Дэйва. С раннего детства его окружала музыка – дед играл на флейте, мать была певицей и играла на гучжэне (традиционный китайский инструмент, разновидность цитры). Миссис Лян даже нашла для сына преподавательницу фортепиано, причем в процессе выбора подходящей кандидатуры она обошла не одно музыкальное заведение.

Мать Дэйва не была типичной китайской мамашей, которая принуждает сына зубрить учебные программы, только для того, чтобы похвастаться успехами ребенка перед другими родителями. Ее больше волновало, счастлив ли сын, получает ли удовольствие от того, чем занимается. Дэйв вспоминает, что никто не заставлял его неуклонно следовать правилам игры на фортепиано, наоборот, учительница предлагала больше импровизировать. Такое непосредственное и легкое отношение к музыке впоследствии не только сильно отразилось на творчестве Дэйва, но и научило его быть открытым миру и всему, что предлагает жизнь.

Вскоре Дэйв всерьез увлекся джазовым фортепиано, а в старших классах заинтересовался американским джазом. Когда он учился в Гарвардском университете, произошло то, что определило творческую судьбу Дэйва, – поездка в родной город его отца, в Шанхай. Еще ни одно место на Земле не вызывало у Дэйва такого восторга. Покоренный энергетикой города, юноша исследовал его улицы и закоулки. Именно тут Дэйв впервые услышал шанхайский джаз 30-40-х годов. «Это было удивительное время, Шанхай стал восточным Нью-Йорком, – говорит Дэйв. – Великолепные певицы – Золотая Семерка – пели в Шанхае 30-х, настоящие Эллы Фицджеральд и Билли Холлидэй своего периода. Они исполняли западный джаз по-китайски под аккомпанемент западных и китайских инструментов».

The Shanghai Restoration Project – электронно-джазовая ода Шанхаю

После университета Дэйв стал работать консультантом, но музыка не могла оставаться для него простым хобби. Однажды к нему на почту пришло письмо от товарища по университету, в котором тот приглашал его присоединиться к команде хип-хоп лейбла Bad Boy Records. Это произошло в 2003 году. Дэйв тут же уволился и стал протеже своего однокашника. Он погрузился в новый для него мир хип-хопа и драм машин и будто заново учился слышать. Дэйв пробовал себя в качестве продюсера этого лейбла, вынашивая амбициозные планы стать новым Тимбалэндом, но он был не единственным, кто мечтал об этом.

Перепробовав разные музыкальные стили, Дэйв осознал, что не может отнести себя ни к одному из существующих направлений в западной музыке. Хотя обычно он не особо задумывался о своем происхождении и культурных различиях, в этот раз он почувствовал себя неприкаянным. Переслушивая любимые джазовые пластинки из Шанхая, Дэйв Лян обнаружил, что обе половины его естества – китайская и американская – откликнулись на эту музыку. Так Дэйв решил возродить эту «прекрасную смесь» Востока и Запада. Для реализации своей задумки он выбрал электронную музыку, в основном из соображений экономии: с синтезатором и семплером один человек – сам себе музыкальная группа.

Вдохновившись альбомом Moby «Play», Дэйв начал экспериментировать с традиционными китайскими инструментами и вокалом. Поработав с разными звукозаписывающими компаниями, он понял, что обрел все необходимые знания, чтобы создать собственное направление, в котором волен делать, всё, что захочет. И вот из электроники, джаза, хип-хопа и звучания китайских традиционных инструментов в 2006 году родился музыкальный проект The Shanghai Restoration Project.

«Мне кажется, что при создании музыки нужно быть верным своей натуре. Я хочу, чтобы моя музыка была отражением моей сущности, а это – смесь США и Китая», – рассказал Дэйв Лян в интервью NPR Music.  

Космополитную музыку TSRP приняли очень хорошо, – в первый же год создания проект стал группой недели в рейтинге MSN, альбомы занимали верхние строчки чартов iTunes и Amazon, некоторые песни выбирали в качестве саундтреков к телешоу, фильмам и рекламе (например, LVMH/Kenzo). Отдельные композиции сопровождали модные показы Christian Dior и вошли в сборник сети кофеен Starbucks «World Is China».

Большинство альбомов TSRP – ода Шанхаю и ушедшей эпохе джаза. Возьмите, к примеру, дебютный «The Shanghai Restoration Project» или более поздний «Story of a City». Электронные и джазовые ритмы TSRP рисуют современный Шанхай, понятный и европейцу, и китайцу. Эти мелодии послужат идеальным музыкальным сопровождением в прогулке по воспетому в них городу. Дэйв соединяет не только восточную и западную музыку, для альбома «The Classics» он совершает путешествие во времени, сшив прошлое и настоящее, воплотившееся в электронных ремейках джазовых шлягеров Шанхая 30-40-х годов. Для исполнения вокальных партий Дэйв пригласил Чжан Лэ (Zhang Le), одну из немногих китайских певиц, кто, по словам Ляна, действительно умеет петь. Эти песни беспокойных времен актуальны и для людей 21 века, испытывающих стресс от жизни в постоянно меняющемся мире. Необязательно знать китайский, чтобы понимать их смысл, мелодия и эмоции в голосе поющего подскажут его.

The Shanghai Restoration Project

Дэйв Лян и Чжан Лэ. Фото: Zhuang Yan/Courtesy of the artists

Изменить мир к лучшему

Музыка для Дэйва не просто поле для экспериментов, но и способ, которым он пытается привлечь внимание общественности к проблемам, существующим в мире. Сильнейшее землетрясение, произошедшее в 2008 году в провинции Сычуань, не оставило его равнодушным. Через год после трагедии Дэйв вместе с американской фолк-певицей Эбигэйл Уошбёрн (Abigail Washburn) посетил пострадавшие поселения, отстройка которых так и не была завершена. Там музыканты записали альбом «Afterquake», используя звуки стройки и голоса пострадавших детей, поющих колыбельные и рассказывающих сказки.

«Честно говоря, мы предполагали, что альбом получится мрачным, – рассказывает Дэйв, – но он получился на удивление светлым. Конечно, эти треки трагичны, но сквозь печаль проглядывает надежда. В этом особенность китайского народа – способность сносить тяготы судьбы без ропота и жалоб». Средства, полученные от продажи альбома, пошли на восстановление пострадавших районов в провинции Сычуань.

Еще один интересный эксперимент с «детской» темой – альбом 2011 года «Little Dragon Tales: Chinese Children’s Songs», классические китайские детские песни в современном обрамлении. На создание этого альбома Ляна сподвигла идея познакомить западных детей с миром китайских детей, тем более что количество юных китаеведов растет.

В 2012 году Дэйв и скрипачка Джинджер Шанкар (Gingger Shankar) приняли участие в создании мультимедийного перфоманс-проекта «Himalaya Song». Этот экспериментальный фильм ведет нас по склонам Гималаев, рассказывая историю и легенды этого удивительного края. В путешествии нас сопровождает мистическое аудио обрамление – смесь звучания древних инструментов и современной электронной музыки, в которой легко узнается фьюжн-стиль Дэйва Ляна. Фильм показывает прошлое и настоящее Гималаев, региона, находящегося под угрозой экологической катастрофы из-за таяния ледников. Himalaya Song вошел в 10 лучших фильмов на международном кинофестивале независимого кино «Sundance».

В недавнем интервью для Shanghaiist Дэйв рассказал, что в настоящий момент он и певица Чжан Лэ работают над проектом, связанным с китайскими диалектами. Кроме этого, Дэйв вновь объединился с Джинджер Шанкар для создании музыки, которая, по некоторым данным, будет связана с наследием американских индейцев, предков Джинджер.

Рэйчел Купер (Rachel Cooper), директор Азиатского общества Нью-Йорка, как-то сказала о Дэйве: “Для него не существует культурных барьеров, в его творческой вселенной весь мир – это одно целое”. Дэйв Лян – это тонкая игла, которая легко проникает в ткань восточной и западной культур, сшивая их в одно пестрое лоскутное одеяло. Он и его музыка не принадлежат ни Западу, ни Востоку. Они принадлежат всему миру.

Ульяна Иванова

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


6 − два =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>