NYT: Дилемма Си Цзиньпина: быть добрым соседом или утверждать силу Китая

NYT: Дилемма Си Цзиньпина: быть добрым соседом или утверждать силу Китая

Фото: Reuters

Если от резких поворотов китайской внешней политики у вас голова идет кругом, возможно, вас утешит то, что с Си Цзиньпином порой происходит то же самое.

В докладе Центра стратегических международных исследований (CSIS)  утверждается, что внешняя политика Китая под руководством Си Цзиньпина представляет собой нестабильный набор противоречивых импульсов. Растущие амбиции, порождающие соблазн использовать экономическую и военную мощь Китая, чтобы подавлять соперников и диктовать свои правила, сосуществуют с противоположным стремлением к мирной и стабильной обстановке в регионе, позволяющей Компартии Китая сконцентрироваться на решении внутренних проблем.

«После того как Си Цзиньпин возглавил КПК в ноябре 2012 года, одной из главных его задач стало становление Китая в качестве «великой державы», которую уважают и к которой прислушиваются другие страны, особенно США» -— говорится в докладе Кристофера Джонсона, эксперта Центра стратегических международных исследований в Вашингтоне, написанным им в соавторстве с другими специалистами. Но, как отмечает автор, «за исключением некоторых общих принципов, Си, возможно, не имеет достаточно четко сформированной картины мира».

«Ситуация усугубляется множеством противоречивых политических устремлений, которыми руководствуются Си и его коллеги», — продолжает Джонсон. «Лидеры соседних с Китаем государств несколько озадачены неспособностью китайского руководства примирить противоборствующие импульсы, которые одновременно направлены и на развитие отношений с периферийными государствами, и на резкое силовое решение территориальных споров».

Кристофер Джонсон относит себя к той группе экспертов, которые склонны считать, что внешняя политика Китая находится во власти фракционных течений внутри руководства, скажем, между умеренными дипломатами и сторонниками жесткого военного курса. По его мнению, Си Цзиньпин аккумулировал силу и авторитет с поразительной скоростью, полагая, что внутренняя оппозиция не представляет серьезной угрозы. Неопределенность китайской внешней политики проявляется в его намерении реализовать идеи китайского господства и одновременном желании сохранить имидж Китая как поставщика экономических благ, который готов заключать торговые соглашения, предоставлять льготные кредиты, открывать Институты Конфуция для популяризации своей культуры.

Си Цзиньпин и сам поймал себя на этом парадоксе, когда назвал свою страну усиливающимся, но при этом дружелюбным диким зверем.

«Наполеон говорил, что Китай — это спящий лев, который потрясет весь мир, когда проснется» — заявил Си во время своего визита в Париж в марте этого года. «Китайский лев проснулся, но это мирный, дружелюбный и цивилизованный лев».

Внешняя политика ни одной из стран не обходится без противоречий и неопределенностей, но подобные вопросы, касающиеся Китая, сейчас имеют значение для всего мира. Особенно после того как Си Цзиньпин пришел к власти и ужесточил позицию Китая по территориальным спорам в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. Кажется, китайские лидеры надеются, что их дипломатическое мастерство, подкрепленное экономическими соглашениями и обещаниями вечной дружбы, в конечном итоге поможет урегулировать все конфликты в пользу Китая.

Однако все чаще экономические средства оказываются неэффективными в разрешении конфликтов Пекина с соседями.

«Непоколебимость Си в утверждении суверенитета Китая над спорными территориями в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях вызывает все большее беспокойство соседних стран, и может нанести необратимый удар по имиджу “добрососедского” Китая» — говорится в докладе.

Авторы доклада сомневаются, что в ближайшем будущем Си Цзиньпин займет более умеренную и компромиссную позицию по территориальным спорам. Изменения китайской внешней политики опираются на ожидания политической элиты и общественности, что экономические успехи и рост военной мощи помогут Китаю склонить чашу весов на свою сторону. Но, тем не менее, озабоченность правительства внутренними вопросами скорее всего воспрепятствует радикальным шагам во внешней политике, способным полностью изменить ситуацию в регионе.

«До тех пор пока такая концепция останется в силе, Пекин будет жестко ограничен в своей готовности и возможности реализовать ревизионистский курс, направленный на кардинальное изменение существующего баланса сил в Восточной Азии».

Крис Бакли (Chris Buckley)

Оригинал публикации: Xi of Two Minds: Be a Good Neighbor, or Assert China’s Power?

Перевод: Максим Гарбарт

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


3 × девять =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>