The Diplomat: Почему китайская любовь к Путину опасна

The Diplomat: Почему китайская любовь к Путину опасна

Фото: РИА Новости

Одобрение китайцами жесткого внешнеполитического курса Владимира Путина может оказать давление на Пекин и заставить его следовать российскому примеру.

Когда глава Объединенного комитета начальников штабов США Мартин Демпси заявил, что украинский «гамбит» Путина может привести к всплеску национализма и в других регионах, он, конечно же, не имел в виду Китай. Тем не менее, именно в Поднебесной патриотично настроенные граждане, вдохновленные Владимиром Путиным, могут заставить свое правительство проводить более жесткий курс по отношению к Западу. По данным исследования, проводившегося между 2008 и 2014 годами InTouchTodayновостным порталом китайского медиа-гиганта Tencent, ежегодно политику Путина одобряли более 90% опрошенных. В исследовании отмечается, что одной из причин такой популярности российского президента может быть сама китайская пропаганда. Помимо постоянного восхваления его образа «мачо», один из экспертов отмечает, что в китайских СМИ Путин изображается как мастер любого дела — от дзюдо до пилотирования реактивных самолетов. Китайские интернет-пользователи даже нарекли российского лидера «Великий Путин». Очевидно, что президент России — это слабое место китайских националистов.

Однако для исследователей особенно тревожным должно быть то, как Путин воспринимается в руководящих кругах Китая. Так, связанные с правительством китайские академики выразили свое явное восхищение готовностью российского лидера пойти на конфронтацию с Западом. В главном материале первого в 2014 году номера журнала Global People – одного из подразделений газеты Жэньминь Жибао, главного печатного органа Компартии Китая, исследователь из Китайской Академии общественных наук (CASS) У Вэй восхвалил Путина за то, что он смог покуситься на роль США как традиционного защитника свободы и демократии и принял в России Эдварда Сноудена. Стоит отметить, что Академия общественных наук напрямую подчиняется Госсовету КНР.

У Путина есть поклонники и в других исследовательских центрах Китая. Лю Гуйлин, академик Китайского института современных международных отношений Министерства госбезопасности КНР (CICIR) , пишет, что Путин смог заработать такую поддержку благодаря погоне за российской мечтой о «великодержавности». Лю утверждает, что эта «мечта» включает в себя подъем национального самосознания, укрепление военных сил, глубокое вовлечение в международные дела — все это очень похоже и на «китайскую мечту» Си Цзиньпина. Подобным образом заместитель директора центра исследований мировой политики при CICIR Чэнь Сянян рассматривает внешнюю политику Путина в контексте «новой международной ситуации» и все более многополярного мира. По его мнению, в 2013 году давление Путина на Обаму по вопросам гражданской войны в Сирии и ядерной программы Ирана помогло Москве укрепить свои позиции за счет Америки. Чэнь даже назвал Путина «гроссмейстером международной стратегии» за его защиту российских интересов России в ходе украинского кризиса.

The Diplomat: Почему китайская любовь к Путину опасна

Владимир Путин во время посещения Шаолиньского монастыря в 2006 году. Фото: Синьхуа

В своем восхищении Путиным некоторые из китайских аналитиков видят план действий для внешней политики их собственной страны. Го Цзиньюэ из Института международных исследований при МИДе КНР (CIIS) пишет, что по сравнению со «спокойной и сдержанной» тактикой Пекина по отношению к Западу, неуступчивая позиция Путина вдохновляет китайских сторонников жесткого курса. Учитывая, то что все три указанных исследовательских центра напрямую связаны с различными органами государственной власти, стоит ожидать, что эти мнения найдут отражение и во взглядах лидеров Компартии Китая.

Но даже в такой ситуации китайские эксперты понимают, что Пекину необходимо балансировать между жесткой позицией по отношению к Вашингтону и необходимостью развивать рабочие отношения с Западом. Однако крайне националистически настроенные китайцы могут этого и не понимать. Ван Юаньфэн из «Общества 3-го сентября», входящего в Единый фронт КНР, пишет, что народная память об унижениях Китая и почти идеальный образ Путина в СМИ помогли создать «культ личности» российского президента в китайском обществе. По его мнению, разочарование китайцев в стратегии «мирного развития» исходит от желания обычных людей видеть более жесткий курс на международной арене, который соответствовал бы постоянно растущей мощи Китая. Притворившись голосом народных масс, Ван задает риторический вопрос: «Почему Китай не может вернуть себе острова Дяоюйдао, так как Россия вернула себе Крым? Почему Китай не может использовать силу для того чтобы проучить Вьетнам и Филиппины?». Однако на все эти вопросы есть множество ответов, которые вряд ли смогут удовлетворить китайских националистов.

Уже упомянутый исследователь Го Цзиньюэ отмечает более глубокие причины популярности Путина среди народных масс и элит Китая. Он полагает, что несмотря на то, что в определенный момент истории Россия и Китай были идеологическими врагами, которые даже сошлись в военном столкновении, общие марксистские корни и исторический «братский» союз по сей день формируют основу дружеских отношений. В то время как Россия и Китай развивают сотрудничество по широкому кругу международных вопросов, аналитик отмечает, что китайские СМИ изображают российского лидера только с позитивной стороны.

Но что более интересно, Го Цзиньюэ утверждает, что личные качества Путина удовлетворяют особым «психологическим нуждам» китайского народа. В отличие от «серьезного и важного» внешнего вида лидеров китайской Компартии, Путин оставляет впечатление «храбрости и энергичности». Он говорит о том, что путинский имидж «крутого парня» также хорошо подходит к традиционному желанию китайцев видеть жесткого лидера. Подытоживая, Го приходит к выводу о том, что китайцы просто находят в Путине те качества, которых им не хватает в собственных лидерах.

Если все указанные выше эксперты хоть немного правы в своем анализе, то последствия для правящего режима Коммунистической партии Китая могут быть самыми серьезными. Государственные СМИ по-обыкновению извлекают выгоду, играя на популистских желаниях публики, а китайские лидеры рады продемонстрировать, что среди их союзников есть и сильные державы, а не только изгои вроде Северной Кореи. Тем не менее, Пекину стоит быть осторожным и не переиграть «путинскую» карту. Важно отметить, что популисты из китайской блогосферы также есть и в самой Компартии. В своей книге China Goes Global исследователь Дэвид Шэмбо называет эту группу, твердо отстаивающую национальную автономию и неистово критикующую Запад, «нативистами». Пекину стоит отдавать себе отчет в том, что в то время как он рассматривает российского лидера как союзника в борьбе с Западом, это может непреднамеренно привести к поддержке бескомпромиссной китайской внешней политики.

Такие последствия могут стать явными в самый неожиданный момент. Как отмечает Джессика Чэнь Вайсс в своей последней книге «Powerful Patriots», Компартия Китая активно использует националистические настроения как рычаг, действующий в международных переговорах. Но все-таки Партия еще далека от того, чтобы полностью освоить мастерство их использования. Анти-японские протесты октября 2010 года – это яркий пример «санкционированного национализма», что-то пошло не так и на некоторых плакатах протестующих вместо слов об островах Дяоюйдао, стали появляться призывы к введению многопартийной системы. Если будущие протесты будут призывать к агрессивным действиям против определенных шагов Запада, Си Цзиньпин может быть вынужден вести дела «по-путински». Однако жесткая позиция относительно Соединенных Штатов и Запада не в интересах Китая. Призыв Си Цзиньпина к построению «новой модели» отношений с ведущими державами — явное подтверждение того, что конфронтация с Вашингтоном нежелательна.

А пока что, китайское увлечение Путиным выглядит неопасным. Тем не менее, китайские лидеры должны осознать риск того, что пример Путина может стать новым крайне националистическим давлением на их внешнюю политику. Западным аналитикам также следует обращать внимание на уровень поддержки Путина в Китае. Это может дать ключ к понимаю того, что китайские власти и граждане ожидают от внешней политики своей страны.

Дэвид Гиттер, Центр стратегических и международных исследований (CSIS)

Оригинал публикации: Why China’s Love for Putin Is Dangerous

Перевод: Максим Гарбарт

Также читайте на ЭКД: Почему у Путина так много поклонников в Китае?

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


пять × = 45

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>