Своп рубль-юань: зачем Россия и Китай переходят на расчеты в нацвалютах

Фото: Jerome Favre/Bloomberg

Фото: Jerome Favre/Bloomberg

Мы на исторических примерах убедились в том, что большинство политических и экономических кризисов отдельного государства неизбежно приводят к росту влияния вторых и третьих сторон, которые будто бы к этим кризисам никакого отношения не имели. Так, политическая катастрофа, зревшая в Китае не одно столетие и окончательно сформировавшаяся к началу 17 века, привела к тому, что менее развитые в военном и экономическом плане, европейские государства: Испания, Великобритания, Португалия, Испания и Голландия стали ведущими мировыми державами, а Китай к концу 19 века превратился в  «наркотический притон англичан». Знаменитые «опиумные войны» окончательно добили Поднебесную, которая смогла оправиться только после Второй мировой войны, когда политическая карта мира стала стремительно меняться в буквальном смысле — «на ходу».

Так и сегодняшний кризис, вызванный ситуацией на Украине, привел к тому, что Россия уже была вынуждена пойти на ряд уступок, чтобы заручиться поддержкой лояльного Китая. Особое место среди них занимает подписание, как принято говорить в таких случаях, «исторического» контракта между Газпромом и CNPC о поставках 38 миллиардов кубических метров газа из России в Китай ежегодно, который многие отечественные и западные эксперты (не без основания) сочли экономически невыгодным для российской стороны. Но если этот газовый контракт в основном воспринимается как верный шаг к полноценной зависимости от Китая, то новость о том, что Банк России и Народный банк КНР согласовали проект соглашения о валютных свопах (взаимном расчете) рубль-юань, была встречена с менее негативной оценкой, порой граничащей с одобрением.

Обойдемся без доллара?

Владимир Путин неоднократно заявлял, что экономическая многополярность настолько же важна, как и политическая, поэтому данное соглашение не стало сюрпризом для Запада. Надо отметить, что договор о валютных свопах рубль/юань между Центробанками КНР и России — не более чем формальность. Т.к. ещё в мае 2014 года (до введения основных санкций против России и ответа на них) президент России во время своего визита в Китай проконтролировал подписание соглашения о готовности двух стран существенно увеличить взаиморасчеты в государственных валютах.

Согласно данным, предоставленным Московской биржей, китайская сторона активно изучает и осваивает отечественный фондовый рынок. Так, объём торгов валютной пары рубль/юань в июле этого года вырос по сравнению с июнем на 52%. На конец июля 2014 года объем торгов составил 665,6 млн. юаней (3,8 млрд. рублей), что делает его лучшим результатом за всю историю торгов юанем на Московской бирже (т.е. с конца 2010 года).

Крупные российские компании, которые вынуждены реагировать на изменения курса финансовой политики своего государства намного раньше других, уже сделали уверенные шаги навстречу юаню. Например, «Мегафон», НОВАТЭК, «Норильский никель»,  и «Объединенная судостроительная компания» перевели значительную часть свободных средств в юани и гонконгские доллары. Сближение России и Китая в финансовой сфере обеспечено не только политическими интересами в формате содружества БРИКС, но и закономерным желанием потеснить доллар в его ранге мировой валюты (или же изобразить такое желание), а также проводить сделки не через Соединённые Штаты. Так глава ВТБ, давая одно интервью, сказал:

«Мы довольно долго шли к использованию рубля как расчётной валюты, ведь рубль достаточно давно, по сути, стал полностью конвертируемой валютой, но мы, к сожалению, получили пока скорее негативные последствия от этого шага в виде оттока капитала из страны и притока иностранных инвестиций в основном, в виде высоко спекулятивного капитала»

Китай предпочитает зеленый цвет

Расчёты между Россией и Китаем в рублях — это не просто ответная реакция руководства нашей страны на санкции Запада, а дальновидный стратегический ход, с расчётом на «светлое будущее», освещать которое будет именно КНР. Самые сдержанные прогнозы по экономическому росту Китая предсказывают, что уже к 2020 году он обгонит США и станет крупнейшей экономикой мира. Доля в мировом ВВП Китая вырастет до 15%, а торговый оборот России и Китая к 2020 году должен составить 200 миллиардов долларов. Россия, здраво оценивая свои отношения с Западом и Востоком, на данном этапе сделала выбор в пользу последнего. Китай же, играя на всём шахматном поле, а не зацикливаясь на рокировках (как для многих выглядит нынешняя внешняя политика России), хоть и пошел навстречу Москве, ведет и будет вести расчеты в основном в американской валюте.

На данный момент доля доллара в международных резервах стран мира превышает 60%, да и китайская сторона приняла немало усилий, чтобы это было именно так. В течение десятка лет Китай инвестировал свои доходы от экспорта в американские облигации, а это привело к тому, что Большой Китай (КНР, Сингапур, Гонконг, Тайвань) располагает долговыми обязательствами США на сумму, превышающую 1.5 триллиона долларов (при общем долге США 17 триллионов долларов), и до 2010 года долг США перед Китаем рос на 25% ежегодно. Китай — крупнейший кредитор США, который, тем не менее, как и японский пилот-камикадзе, попытавшись потопить экономический эсминец Америки, погибнет сам. Китай находится в прямой зависимости от США, которые в любой момент могут объявить дефолт и обрушить экономику Китая, оставив от её величия лишь призрачные воспоминания.

Общедоступная информация, характеризующая мировую экономику языком цифр, показывает, что инициатива России и Китая по созданию валютного свопа рубль-юань и даже создание Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, призванного стать реальным конкурентом АБР и даже ВБ, не более чем укрепление Китая в Евразийском регионе, а не полномасштабный вызов странам Запада. Достаточно сравнить долю России в мировом ВВП (2.5%) с долей США (16%) и Евросоюза (15%), чтобы понять насколько локальным будет эффект от перехода России и Китая на расчёты в национальных валютах. Во многом популистский ход, который в глобальном плане не произведёт практически никаких изменений.

Годовой торговый оборот КНР и РФ составляет примерно 110 миллиардов американских долларов. Доля импорта Китая в общем объеме товаров, которые импортируются Россией, —14,5%. Импорт товаров из Поднебесной в Россию составляет порядка 60 млрд. долларов, а российский экспорт в КНР — примерно 50 млрд. долларов. То есть, внешнеторговый дефицит торговли РФ с КНР — 10 млрд долларов. Это наглядно показывает то, что в российской экономике нет переизбытка юаней, который, напомним читателям — неконвертируем. Держать в качестве резервной валюты юань на данный момент пока не имеет смысла. У китайского руководства было уже достаточно времени, чтобы сделать юань конвертируемым, а боязнь «отвязать» юань и потерять контроль над его курсом слишком сильна, чтобы это произошло в ближайшем будущем. Возможно, что Китай разовьёт процесс взаиморасчетов в национальных валютах со своими ближайшими партнёрами, например, странами-участницами БРИКС.

Вывод один: взаиморасчеты России и Китая в национальных валютах — это исключительно региональное событие, не способное оказать какое-либо значительное влияние на общую экономику, стабильность доллара, юаня и даже рубля.

Дмитрий Богодухов

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


восемь − = 1

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>