Дэвид Браун: Китай очень чужой для меня

Дэвид Артур Браун Brazzaville

Дэвид Артур Браун. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

Дэвид Артур Браун — американский музыкант, автор песен и солист группы Brazzaville. В России он известен совместным синглом с Земфирой, англоязычными каверами песен российских исполнителей, такими как «Звезда по имени Солнце» группы Кино, а также многочисленными турами от Москвы до Владивостока. Романтик и авантюрист Дэвид Браун за последние три года два раза побывал в Китае с концертными турами. ЭКД поговорил с музыкантом о его отношении к Китаю, менталитете китайцев, русских и американцев, а также о китайской аудитории. 

— Когда и как вы впервые оказались в Китае? 

— 3 года назад, когда приехал с первыми гастролями. Если честно, не знаю, как они меня нашли. Совершенно случайно мне поступило предложение из Китая от одного из агентств.

— А бывали до этого в других азиатских странах?

— Да, я был в Японии, Индонезии, Таиланде.

— Второй раз с концертами в Китай вы приехали буквально через два года, почему так скоро. Так понравилось здесь?

— На самом деле, все просто. Меня вновь пригласили. Я не могу сказать, что Китай самая приятная для меня страна. В первую очередь из-за языкового барьера. Я не говорю по-китайски, и, к сожалению, почти никто здесь не говорит на английском, только некоторые люди в больших городах вроде Пекина или Шанхая. Однако я искренне считаю Китай очень интересной страной.

— На Западе очень много стереотипов о Китае. Многие думают, что это очень бедная страна, а китайцы едят кошек и собак на каждом углу. Когда вы впервые попали в Китай, какие были первые ощущения. Шок или вы увидели то, что ожидали?

— И то, и другое. Китайцы всю жизнь были рядом, потому что я родом из Лос-Анджелеса, где есть большой чайнатаун. Ко многим вещам я уже был готов. Самое большое впечатление на меня произвела масштабность всего в Китае. Насколько он огромен: его население, здания, стройки, сумасшедшие темпы развития. Я всегда поражался трудолюбию китайцев, и как они все уживаются. Для полутора миллиарда людей они живут в настоящей гармонии. Не могу представить, что было бы с Америкой или Россией, если там было столько же людей.

— Насколько китайский менталитет далек от вашего мировоззрения?

— Китай очень чужой для меня. Например, Россия тоже особенная страна, но Китай еще более далек. Например, россияне выглядят, как европейцы, но отличаются своим внутренним миром. Китайцы же заставляют тебя чувствовать себя совсем чужим. Китайский менталитет совсем противоположен западному. Американцы — индивидуалисты, у китайцев же развит коллективизм.

То, что очень удивило меня — как здесь все плавно происходит. Например, в аэропорту, все проверки проходятся очень быстро и легко. А российская ментальность очень закрытая. В российском аэропорту большой поток людей, и там две двери, но только одна открыта и там стоит полиция. Все просачиваются в один вход, но там же две двери! Может быть это осталось с советских времен, все эти запреты.

Китайцы очень прагматичны. Дэн Сяопин считал, что неважно откуда заимствована идея, если она работает, то надо использовать ее. И мы видим плоды этой политики — сумасшедший экономический рост, потому что они стали использовать западный подход в управлении экономикой.

Дэвид Артур Браун Brazzaville

Дэвид Артур Браун. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

— Китай испытывал большое влияние СССР, чувствуется ли это? Что-то есть похожее у России и Китая сейчас?

— Нужно начать с того, что я люблю Россию. Это одна из моих любимых стран в мире. Я часто приезжаю туда с концертами, у меня есть там бизнес. Я немного говорю по-русски (произносит на русском языке).

Думаю, что наследие Советского союза в России, это самое тяжелое наследие. Это наследие коррупции и бюрократии. Китайское правительство же более практично, оно работает в интересах огромного населения.

— Но ведь в Китае тоже много коррупции.

— Да, но это не настолько чувствуется, как в России. Было журналистское расследование по поводу того, сколько стоит построить один километр дороги в разных странах. В России он стал самым дорогим, безумно дорогим. Понимаете, о чем я говорю? О степени коррупции.

В любом обществе нужно смотреть, кого наказывать, а кого вознаграждать. Не знаю, как в Китае, но в России доктора, учителя и другие бюджетники совсем ничего не получают. А задумывались ли вы, кто вас лечит, учит ваших детей и т.д. Насколько это важно.

Дэвид Артур Браун Brazzaville

Выступление Дэвида Брауна в T-Union, Гуанчжоу, 06.09.14. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

— А что на счет того, что Запад обвиняет Китай в нарушении прав человека?

— Права человека это, безусловно, очень-очень важно, но это ведь очень западный и даже американский специфический образ мышления: у нас есть такая идеология, и мы должны ее навязывать другим. По правде говоря, я не уверен, что наша система работает в других местах. Взять высокоскоростные железные дороги. В России есть «Сапсан». Это уже что-то. В Китае — больше высокоскоростных поездов, чем во всех странах мира вместе взятых. В США — ни одной! Почему? Потому что у нас двухпартийная система. Одна партия говорит, что нам надо это сделать, другая – нет, мы не можем тратить на это бюджет, мы должны сделать такое-то исследование и т.д. В итоге, ничего.

Я не говорю, что есть плохая система или хорошая. Важно то, что каждая страна имеет свой уникальный исторический путь и особенную ситуацию в настоящем времени, и власти должны выбирать индивидуальный вариант управления страной.

Есть ли проблемы с правами человека в Китае? Есть. В России, Конечно, есть! В США? Да, у нас тоже они есть. Обеспечил ли Китай за последние 25 лет собственностью больше людей, чем любая другая страна за всю историю? Да. Полтора миллиарда человек подняли из грязи к нормальным условиям жизни. Как я ощущаю себя на улицах Китая? Безопасно. Даже в России, я ощущаю себя безопаснее, чем в США. Я не шучу.

— Давайте поговорим о музыке. Что можете сказать о китайской аудитории? Какие-то особенности. Понимают ли они вашу музыку?

— Музыка интернациональна. Не нужно быть тем или другим по национальности, чтобы понимать ее.

— Говорят, что из-за того, что китайский — тоновый язык, у многих китайцев идеальный слух. Что можете сказать?

— Вполне возможно. Язык и музыка тесно связаны. Когда я прошу подпевать на моих концертах, они отлично это делают. Действительно отличный слух. Хотя есть одна особенность, которую, кстати, я заметил и в России. Это хлопки аудитории, которые почему-то абсолютно не в такт с музыкой.

— Узнают ли вас на концертах? Не думаете ли, что приходят просто посмотреть на иностранного исполнителя.

— Узнают, и я был удивлен, что не только в Пекине и Шанхае но, например, даже в Чанше из зала просили сыграть какие-то мои особенные песни. Часть из них точно знает мою музыку.

— Что думаете по поводу шансов азиатской музыки на Западе?

— Я думаю есть проблема в языке. Если вы хотите быть популярны в мире, то нужно петь на английском или на испанском, в конце концов. Хотя кому-то удается выстреливать, вроде корейского Gangnam Style.

Дэвид Артур Браун Brazzaville

Выступление Дэвида Брауна в T-Union, Гуанчжоу, 06.09.14. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

— И последний вопрос, который может заинтересовать наших читателей. Любите ли вы китайскую еду?

— Я люблю острую пищу, так как вырос в Южной Калифорнии, где много мексиканской еды. Некоторые китайские блюда очень вкусные. Я могу есть их день или два, но потом дайте мне хоть что, только не китайскую еду.

Беседовал Артем Жданов

Также читайте на ЭКД: Илья Лагутенко: Я всегда верил в будущее китайского рок-н-ролла

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


один + 4 =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>