Гонконг больше не классный. Мнение иностранного бизнесмена

Гонконг

Фото: xyj.in

Глава крупной консалтинговой фирмы в Гонконге и постоянный автор газеты The South China Morning Post Ричард Харрис делится мнением о том, почему некогда самое притягательное для жителей КНР место на земле растеряло свои краски, и как это влияет на его экономику.

В последнее время в Гонконге все ищут виноватых, ведь неправ всегда кто-то другой. Но корень наших проблем гораздо глубже, и дело вовсе не в чьих-то ошибках. Просто Гонконг перестал был классным.

Город похож на модный тематический ресторан, где несколько месяцев подряд всегда полный зал, огромная прибыль и очередь на входе. И вдруг люди перестают бронировать столики, потенциальные клиенты проходят мимо и очередь больше не собирается. А все потому, что рядом открылся новый ресторан. Он круче, чем наш ресторан. Мы потеряли привлекательность, мы больше не новые и не «вау».

Понятие классный относительно, как и любое другое. Когда Китай только открыл границы, Гонконг казался жителям материка классным. Все хотели покупать здесь недвижимость, ходить по магазинам и хранить деньги. Сегодня китайцы ищут классные места по всему миру. Лондон идеален для покупки жилья, учебы детей и развлечений в Сохо. В Великобритании есть Королева — она классная. В континентальной Европе есть средневековая культура, потрясающие соборы и суперклассно одетые люди. А разве не круто сыграть в казино в Монако? Посидеть в кафе в нью-йоркском Сохо — очень круто. Гонконгский Сохо тоже ничего, но в Пекине теперь есть свой — район Саньлитунь. Гонконгский Диснейленд неплох, но теперь в Шанхае есть аналогичный, сияющий новизной парк. Сейчас граждане КНР скорее поедут отдыхать в ЮВА или Австралию и вывезут деньги в Панаму, чем, как прежде, в Гонконг.

Трамваи в Гонконге

Фото: i.ytimg.com

Нельзя специально стать классным, это происходит само собой. K-pop — это круто, а J-pop уже нет, но аниме все еще классно. Яо Мин и Девид Бэкхэм крутые. Джон Терри, который играет значительно лучше, не крутой. Hello Kitty раньше была классной, сейчас уже не очень. Все обычное и старое — не круто, все экстраординарное — круто.

Мы потеряли привлекательность, потому что гнались за модой и пытались угодить клиентам с материка. Мы потеряли свое лицо, свои уникальные черты, и умение быть гонконгцами. У нас есть классные трамваи, но все пользуются метро.

Потеря крутизны ударила по нашей экономике, особенно в сфере ритейла. Проблема не том, что кучка оголтелых гонконгцев периодически устраивает протесты против материковых любителей шоппинга, а в том, что жители КНР стали ездить за покупками в другие места. Зачем покупать французские бренды в Гонконге, когда можно купить их в Париже? Мы глупые что ли?

Наши больше не классные торговые центры превратились в мавзолеи сверхпотребления, которое добралось до пика и вскоре может обрушиться. Раньше ТЦ были местами семейного досуга по выходным (как бы печально это ни звучало), а сейчас по-настоящему «востребованных» магазинов почти не осталось.

Мы потеряли привлекательность, потому что думали, что туристы будут вечно нас обожать, но мы живем в мире, который постоянно меняется. Нам необходимо перестать обвинять друг друга и каким-то образом восстановить свою классность, так как это непосредственно влияет на общий доход, наличие рабочих мест и зарплаты.

шоппинг в Гонконге

Фото: Википедиа

Залог крутости — креативность, а залог креативности — наличие конкуренции. Сейчас в Гонконге практически отсутствует конкуренция, будь то сфера недвижимости, ритейла, телевидения или транспорта. А это значит, что на вершине сидят неудачники, и нам не на что надеяться.

Быть креативными — не значит быть лучшими. Как вообще маленький семимиллионный город может быть лучшим в мире? Но мы можем стать лучшим связующим звеном. Мы могли бы, например, взяться за развитие электроавтобусов, беспилотных автомобилей, пенсионных фондов, систем образования и здравоохранения — все это может спонсировать правительство из наших огромных резервов.

А еще мы можем проявить креативность и переименовать бессмысленно звучащую Комиссию по инновациям и технологиям в Министерство Крутости. В конце концов, Бутан стал успешной страной, придумав Валовое Национальное Счастье — вот это круто.

Подготовила Дария Остаева

Поделиться: