«Богатейте самостоятельно»: китайское государство отдает инициативу развития народу

gdp

Власти КНР передают инициативу экономического роста в руки народа, а сами займутся решением проблем, оставшихся в наследство от трех десятилетий бурного развития. Именно таков основной посыл состоявшейся в Пекине мартовской сессии Всекитайского собрания народных представителей – высшего органа законодательной и государственной власти в КНР.

Призыв массово податься в бизнес озвучили сразу несколько высокопоставленных чиновников. Так, премьер Госсовета КНР Ли Кэцян заявил: самый действенный способ обеспечения дальнейшего национального роста в том, чтобы «дать возможность миллиарду с лишним китайцев проявить свои творческие и предпринимательские способности». Министр трудовых ресурсов и социального обеспечения КНР Инь Вэйминь, в свою очередь, сообщил, что «Китай будет поощрять возвращение рабочих-мигрантов в родные места для ведения предпринимательской деятельности». Это подтверждает, что КНР уже не делает ставку в экономическом развитии на дешевую мигрирующую рабочую силу – сегодня упор делается на инновации и на сектор услуг, которые лучше всего чувствуют себя без жесткого государственного регулирования.

Курс на ослабление государственного лидерства в национальном экономическом развитии был взят еще несколько лет назад, его оформили на третьем пленуме ЦК КПК 18-го созыва в ноябре 2013 года. Тогда было принято принципиальное решение повысить роль рыночных механизмов в китайской экономике. С 1993 года в Народной Республике рынку был присвоен «базовый» статус в системе распределения ресурсов, в 2013-м он поднят до «определяющего» (в другом переводе — «решающего»).

Если четыре года назад формулировки властей были расплывчато-научными, то сейчас официальный Пекин говорит народу прямо в лоб: идите и зарабатывайте сами. Благо, возможности для этого уже подготовлены. Государство делает все, чтобы свести к минимуму административный и налоговый прессинг на предпринимательство. Так, в нынешнем году планируется введение нового списка налоговых преференций для малого бизнеса. В частности, для компаний с годовым доходом менее 500 тыс. юаней (порядка $72 тыс.) объем налогов уменьшится вдвое. В Минфине КНР подсчитали, что в нынешнем году фискальная нагрузка на бизнес сократится на 550 млрд юаней (порядка $80 млрд).

Более того, частный бизнес стали пускать и в традиционно государственные сферы деятельности. Так, в августе 2016-го официальный Пекин пригласил частный капитал к участию в 165 основных проектах 13-го пятилетнего плана социально-экономического развития на 2016-2020 годы. Государство расширило допуск частного капитала и «уравняло его в правах» с государственным к таким сферах, как строительство аэропортов и прочих инфраструктурных объектов, нефте- и газоразведка, медицина и образование.  Тем самым власти намерены решить проблему замедления инвестиционной активности в стране.

Свой кусок пирога от либерализации китайской бизнес-политики может урвать и зарубежный частный капитал. Как грибы после дождя в КНР растут зоны свободной торговли с упрощенным инвестиционным режимом: в нынешнем году их количество достигнет 11. «Задачей максимум» было обозначено общенациональное внедрение либерального инвестиционного законодательства, которое было впервые введено в Шанхайской зоне свободной торговли. Если сейчас большинство инвестиционных проектов с участием зарубежных вкладчиков подлежат обязательному одобрению властей, то в будущем предполагается создание «негативного списка» проектов, за пределами которого иностранцам можно инвестировать во что угодно без предварительного разрешения, лишь уведомив власти о своих капиталовложениях.

Проекты, вошедшие в «негатив лист», по-прежнему будут требовать рассмотрения и одобрения государством. Такая система несколько лет действует в экспериментальном порядке в четырех китайских зонах свободной торговли в Шанхае, Тяньцзине, провинциях Гуандун и Фуцзянь. Она доказала свою эффективность: срок оформления компаний с участием инокапитала сократился с 20 с лишним до трех дней. Проведенный Госсоветом КНР опрос среди зарубежных предпринимателей показал: 90,9% готовы инвестировать в Китай больше при упрощении административных процедур. По мнению бывшего главы Минкоммерции КНР Гао Хучэна, все это свидетельствует о том, что инвестрежим китайских ЗСТ «пора распространить» на всю территорию страны. Это, по мнению экспертов, поможет поддержать рост притока иноинвестиций в КНР.

Частный капитал уже крайне положительно отреагировал на поощрение предпринимательской деятельности на государственном уровне. По итогам 2016 года частники создали 80% рабочих мест, обеспечили 60% ВВП и 50% налоговых поступлений в КНР. По словам главы Госкомитета КНР по делам реформ и развития Хэ Лифэна, в минувшем году ежедневно в КНР регистрировалось 15 тыс. новых компаний. Стартапы в 2016 году обеспечили 2,4 млн новых рабочих мест — 18,7% от общего числа. В частное предпринимательство идет все больше молодых: в минувшем году свои стартапы запустили 615 тыс. выпускников вузов — свой бизнес открыл каждый 13-й из восьмимиллионной армии китайских выпускников-2016.

В нынешнем году тенденция развития частного предпринимательства продолжится. По данным рекрутинговой компании Michael Page, порядка 55% частных китайских предприятий намерены расширить свой штат, 44% повысят сотрудникам зарплату. Повышение оклада ожидается на уровне 6-10%. Устроители опроса считают, что такие данные свидетельствуют об оптимизме предпринимателей    в отношении перспектив развития китайского рынка.

Именно за счет частного сектора во многом будут обеспечены поставленные правительством на нынешний год задачи обеспечения роста ВВП на 6,5% и создания порядка 11 млн новых рабочих мест.

Само же государство сосредоточится на решении системных проблем в национальной экономике. Это, в частности, кризис перепроизводства во многих отраслях. Многие знают о переизбытке китайской стали, который привел к обвалу мировых цен. Однако похожая ситуация сложилась и в производстве цемента, алюминия, листового стекла, судов: к 2013 году 25-28% их продукции не были востребованы рынком.

Государство продолжит снижать масштабы производства в этих отраслях. В 2017-м правительство, в частности, постановило ликвидировать избыточные сталелитейные мощности на 50 млн тонн и сократить добычу угля на 150 млн тонн.

Сокращение промышленного производства призвано также внести вклад в борьбу за чистоту окружающей среды. Около 50 лет подряд КНР расплачивалась ухудшением экологии за экономическое развитие. В результате в начале нынешнего десятилетия страна оказалась на грани экологического кризиса. Власти в срочном порядке развернули природоохранную деятельность, которая уже начала приносить свои результаты. Министр охраны окружающей среды Чэнь Цзинин на нынешних сессиях сообщил, что Китай с 2013 года на 30,6% сократил загрязненность воздуха в 74 крупнейших городах. Сегодня средняя концентрация вредных аэрозолей в воздухе крупнейших мегаполисов страны составляет порядка 50 микрограмм на кубометр. Это выше стандарта ВОЗ в 25 мкг/куб.м., но ниже максимально допустимых в Китае показателей в 75 мкг/куб.м. Разумеется, приведенные министром показатели — усредненные. Так, Пекин с 2013 года снизил содержание вредных веществ в воздухе не на 30, а лишь на 18%, а средний показатель загрязненности воздуха в столице сегодня еле-еле укладывается в максимально допустимый показатель, составляя 73 мкг/куб.м. Часто на город опускается смог, когда показатели содержания вредных аэрозолей зашкаливают за 500.

Глава китайского природоохранного ведомства признал, что до победного конца в борьбе со смогом в Китае еще далеко. «Это не вопрос двух-трех лет. Допустим, у развитых стран на ликвидацию проблемы смога ушло 20-40 лет, у некоторых – до 50 лет», — отметил Чэнь Цзинин. Специалисты говорят, что смог в стране возможно ликвидировать к 2030 году.

Тем временем постоянно растут размеры штрафов для экологически неблагополучных предприятий. В 2016 году Китай собрал 6,6 млрд юаней (почти $1 млрд) штрафов за нанесение вреда окружающей среде. Количественный объем штрафов вырос на 28% — до 124 тыс., а их сумма подскочила на 56%. Чэнь Цзинин добавил, что за загрязнение окружающей среды в минувшем году по стране закрыто 5673 предприятий – это на 83% больше, чем в 2015-м. С нынешнего года наказания для нарушителей будут еще более суровыми. Дело в том, что с 1 января нынешнего года КНР ввела уголовную ответственность за сокрытие и подтасовку фактов о состоянии окружающей среды. Уличенным в предоставлении ложной информации об эмиссии загрязняющих веществ предпринимателям, чиновникам и представителям служб мониторинга будет грозить лишение свободы сроком от трех до семи лет.

Масштабная природоохранная кампания и сокращение мощностей вкупе с борьбой с коррупцией, которая «глубоко пустила корни» в системе национальной экономики, привели к заметному замедлению темпов развития КНР. В 2014 году Китай впервые со времен Азиатского экономического кризиса конца 90-х провалил годовую задачу экономического роста. С тех пор ежегодно темпы развития падают на 0,2%. По итогам 2016 года они составили 6,7%, став самым низким показателем за последние 26 лет. Китай оказался в ловушке: если не решить проблемы экологии и перепроизводства – экономика задохнется в прямом и переносном смыслах. Решение же проблем ведет к падению темпов развития. Государство уже не может одновременно решить все эти вопросы —  и именно поэтому передает инициативу экономического роста в руки частного предпринимательства.

Константин Щепин/МРК

Поделиться: