В погоне за китайской мечтой. Как беженцы с Ближнего Востока устраиваются в КНР

Мусульманский праздник в Иу. Фото: sina.com.cn

Мусульманский праздник в Иу. Фото: sina.com.cn

Пока страны Европейского союза в спешном порядке решают, что делать с толпой нахлынувших беженцев и их пособиями, Китай с распростертыми объятиями встречает состоятельных бизнесменов — «беженцев высшего класса». Предприимчивые выходцы из Йемена, Сирии, Ирака, Ливии активно развивают экономику Иу и начинают погоню за «китайской мечтой». О том, как Ближний Восток покоряет Китай, рассказал портал Sixthtone.

5 лет назад Манар Абдулхуссеин, устав жить под постоянными бомбардировками, покинула Ирак и перебралась с семьей в Китай. В Багдаде у женщины и ее мужа была своя швейная фабрика, но война сделала ее дом небезопасным.

«Все говорили нам перебираться в Китай и продолжать работу», — рассказывает 38-летняя женщина, которая и прежде работала с материалами из Поднебесной. Сейчас пара и три их сына проживают в Иу, городе-миллионнике, примечательным тем, что в нем изготавливается 60% рождественских украшений в мире, а также множество других товаров, начиная с носков и заканчивая электроникой.

В этом городе экономического бума особенно привечают иностранных мигрантов с толстыми кошельками, и пока западные страны закручивают гайки для въезда, предприимчивые бизнесмены с Сирии, Йемена, Ливии и Ирака выбирают Китай в качестве своего нового дома. Как и Абдулхуссеин, которая сейчас владеет новой швейной фабрикой, большинство мигрантов останавливают свой выбор на Китае, так как уже имеют здесь бизнес-связи. Как говорит Абдулхуссеин, она искренне надеется, что ее дети осядут, закончат учебу и найдут работу в безопасном Китае. Ее самый младший сын, 4-летний Юсуф, был рожден уже в Иу. За 5 лет иммиграции их бизнес расширился с одного до трех этажей, а сама женщина подобрала себе благозвучное китайское имя Лань Лань, чтобы лучше вписаться в общество.
ближний восток мигрант в китае

Сын женщины Юсуф Ало-байди. Фото: ltaaa.com

Сейчас в Иу уже открыта иракская школа, в которой Абдулхуссеин преподает китайский для некоторых родителей. Однако тяжело планировать будущее, когда неизвестно, смогут ли они остаться, ведь возможности получить китайское гражданство просто нет. В Китае отсутствуют законы, признающие статус беженцев, но те, кому позволяет материальное благополучие, делают себе визы, оплачивают языковые курсы и налоги на бизнес.
Быстрый экономический рост Иу несомненно привлекает множество иностранцев. Согласно данным, опубликованным правительством, в городе проживают 9675 иностранцев с временным видом на жительство. Только в прошлом году количество человек увеличилось на 17%, из которых 4000 выходцев из стран, затронутых войнами. В 2016 году наибольшее количество запросов о выдаче вида на жительство поступило от иракцев. Иу, «самый большой в мире мелкооптовый рынок», в свое время изменил судьбу множества китайских рабочих, а теперь открыл огромное количество возможностей в дешевом производстве для беженцев.

Иу

Улицы Иу 2017 год. Фото: Chen Shanshan/Thomson Reuters Foundation

Аммар Албаадани, получивший образование в Китае и вернувшийся обратно после начала войны в Йемене, тоже открыл свой бизнес в Иу. По его словам, именно арабы первыми приехали сюда и участвовали в экономическом развитии города, и теперь, когда в этих восточных странах идет война, они надеются на более приветливые условия.

Приток арабских предпринимателей, большинство из которых получают краткосрочные деловые визы, превратил город в шумный многонациональный центр с многочисленными восточными ресторанами и даже мечетью.

Несмотря на то, что многие иностранцы прожили в Поднебесной намного дольше, чем в родной стране, их статус остается под вопросом. Миграционное законодательство Китая одно из самых строгих в мире для тех, кто желает получить постоянный вид на жительство. Мигранты постоянно обеспокоены тем, что в следующий раз им откажут в продлении визы в стране, ставшей для них второй родиной.

С 2015 года Китай «ослабил» планку иммиграционных правил, чтобы привлечь большее количество высококвалифицированных специалистов. Теперь кандидаты на получение постоянного вида на жительства должны прожить в Китае не менее четырех лет, иметь годовой доход от 600 тыс юаней ($88 тыс.) и платить ежегодный подоходный налог в размере 120 тыс юаней ($17,6 тыс). Согласно отчету Global Times, в 2016 году Китаем было выдано только 1576 «грин-карт».

По словам Аммара Албаадани, после того, как он прожил большую часть своей жизни в Китае, будет невероятно трудно перебраться куда-то еще. И все, о чем мечтают тысячи мигрантов — это более простой процесс получения виз и вида на жительства, а соответственно и возможность для детей учиться, пользоваться социальным страхованием и медициной.

Подготовила Александра Багнюк

Поделиться: