Далеко идущий съезд

Фото: Константин Щепин

Фото: Константин Щепин

Генеральный план социально-экономического развития Китая вплоть до 2050 года был очерчен на состоявшемся в Пекине 18-24 октября XIX съезде Компартии Китая. Генсек ЦК КПК Си Цзиньпин назвал три основных этапа. К 2020 году КНР намерена построить общество среднего достатка с многочисленным средним классом и полной ликвидацией нищеты. К 2035 году «Китай поднимется до уровня стран-лидеров инновационного типа»; будет завершено создание правового государства, сократится разрыв в уровне доходов, в том числе – между городским и сельским населением; планируется ликвидировать затяжной экологический кризис. Наконец, к 2050 году «Китай по совокупной национальной мощи и международному влиянию войдет в число стран-лидеров», отмечается в докладе партийного и государственного лидера КНР.

Говоря о достижении этих целей, Си Цзиньпин обозначил целый ряд принципов и подходов, в том числе – в экономической политике. Во-первых, он подтвердил, что заоблачных темпов роста китайской экономики больше ожидать не стоит, более того – за ними не будут гнаться. По его словам, страна перешла «от высоких темпов роста к высококачественному развитию». Напомним, что темпы роста ВВП КНР уверенно падают на несколько процентных пунктов ежегодно уже несколько лет подряд, снизившись в 2016 году до 6,7% — это самый низкий показатель за последнюю четверть века. Однако власти паники не поднимают, следуя принципу «лучше меньше – да лучше». Они, в частности,  гарантируют, что даже при более низких темпах развития КНР не начнет душить безработица. «Если в минувшей пятилетке 1% экономического роста позволял создавать 1,5 млн рабочих мест, то сейчас — уже 1,8 млн. Это происходит благодаря растущей доле сектора услуг, который создает больше рабочих мест», — пояснил министр трудовых ресурсов и социального обеспечения КНР Инь Вэйминь. По его словам, если в последние годы в КНР ежегодно создавалось 13 млн новых рабочих мест, то в среднесрочной перспективе этот показатель повысится до 15 млн в год.

Во-вторых, Китай продолжит поддерживать ставшие уже традиционными меры экономического развития. В частности, интенсифицируется инфраструктурное строительство: прокладка железных и автомобильных дорог, развитие водных и воздушных путей сообщения, трубопроводного транспорта, сетей электроснабжения и логистики. Речь идет об огромных финансовых вливаниях. Напомним, что лишь в нынешнем году КНР выделила из бюджета 800 млрд юаней ($123 млрд) на строительство железных дорог и 1,8 трлн юаней ($277 млрд) на развитие шоссейных и водных дорог.

Судя по тексту доклада, еще не один год будет продолжаться работа по ликвидации избыточных производственных мощностей, борьбе с кризисом перепроизводства по секторам, а также по сокращению чрезмерной долговой нагрузки.

В-третьих, подтвержден курс на ослабление государственного контроля над экономикой и передачу инициативы экономического развития в руки народа. Си Цзиньпин подчеркнул, что партия и государство будут «пробуждать и оберегать предпринимательский дух, поощрять большее число социальных субъектов к инновационной и предпринимательской деятельности». В этих целях будет значительно упрощен инвестиционный режим. Если сейчас большинство инвестпроектов подлежат обязательному одобрению властей, то в будущем предполагается создание «негативного списка», за пределами которого можно инвестировать во что угодно без предварительного разрешения, лишь уведомив власти о своих капиталовложениях. Сейчас подобный режим действует лишь в 11 зонах свободной торговли КНР. В будущем он будет распространен на всю страну, обещано в докладе XIX съезду. К моменту его общенационального введения на 90% будет урезан список проектов, подлежащих одобрению центральных властей, сообщил глава Госкомитета КНР по делам реформ и развития Хэ Лифэн.

Он добавил, что КНР в будущем продолжит снижать государственный контроль над политикой ценообразования. Страна намерена отменить государственное регулирование цен на отдельные позиции медицинских препаратов, сельскохозяйственной продукции и транспортных услуг, «в общей сложности будут делегированы права на ценообразование по 80 позициям товаров, цены на которые сегодня определяет государство». Чиновник напомнил, что сегодня в Китае цены на 97% товаров и услуг уже определяются рынком. Важно и то, что будет усилена работа по борьбе с монополизацией рынка. С 2012 по 2016 год в рамках дел по антимонопольному контролю на предприятия КНР были наложены штрафы в размере 22,5 млрд юаней ($3.5 млрд).

Рынок положительно отреагировал на уже действующие и готовящиеся в будущем меры либерализации экономики. Восстанавливается инвестиционная активность частного сектора. «За восемь месяцев текущего года рост частных инвестиций составил 6%, это на 3,5 процентных пункта выше, чем за аналогичный период прошлого года», — сообщил замглавы Госкомитета КНР по делам реформ и развития Чжан Юн. По его словам, на сегодня частный сектор в КНР обеспечивает 80% новых рабочих мест, 70% инвестиций за рубеж, 60% национального ВВП и 50% налоговых поступлений. Он подтвердил, что правительство и компартия будут поддерживать частный сектор экономики «вне зависимости от изменений состава высшего партийного и государственного руководства».

В-четвертых, подтверждена политическая воля Китая развивать экономическое сотрудничество с зарубежными партнерами и гарантировать права иностранного капитала у себя «дома». В докладе подчеркивается: «Открытые двери Китая не закроются, они будут распахиваться все шире. Делая упор на реализацию инициативы «Один пояс – Один путь», следует и дальше уделять внимание заимствованию извне и выходу вовне». «Следует расширять доступ на рынок и открытость внешнему миру, защищать законные права и интересы иностранных инвесторов. Обеспечить одинаковое, равное отношение ко всем зарегистрированным на территории Китая предприятиям», — указал Си Цзиньпин.

Наблюдатели полагают, что эти базовые принципы помогут в дальнейшем поддержать темпы экономического развития КНР на нынешнем уровне. Это жизненно необходимо стране, где подчеркивают: «Развитие – основа и ключ к решению всех проблем в Китае». Аналитики признают, что база для дальнейшего развития в КНР уже создана: на Китай приходится около 15% глобального ВВП. За последние пять лет КНР обеспечила порядка 30% глобального роста, это больше чем вклад США, Евросоюза и Японии вместе взятых.

КНР все глубже интегрируется в глобальную экономическую структуру. Это уже не изолированная экономика, которой был Китай 40 лет назад. Это уже даже не просто мировая фабрика, которой КНР являлась в начале века. Сегодня Китай – это крупный глобальный инвестор, ежегодный объем его иноинвестиций растет в среднем на 3%, за прошедшие четыре года общий объем китайских капиталовложений    за рубеж составил 489,5 млрд долларов. Это и крупнейшая торговая держава, на которую приходится 11% объема международной торговли. Это и инициатор все новых глобальных интеграционных инициатив. Достаточно вспомнить молодую, но уже стремительно развивающуюся интеграционную инициативу «Одного пояса – Одного пути», к которой присоединились уже более 70 государств Европы, Азии и Африки, еще 100 государств поддержали инициативу или выразили желание участвовать в ней. В рамках инициативы КНР подписала уже 90 соглашений с зарубежными партнерами, в том числе – 11 двусторонних соглашений о свободной торговле, соглашения с 22 странами о валютных свопах. Один из наиболее активных участников инициативы – Россия, которая ведет сопряжение Евразийского экономического союза с «Поясом и Путем». В Москве высоко ценят китайскую интеграционную инициативу, рассказал в интервью МРК секретарь Союза журналистов России Тимур Шафир. По его словам, «Во многих документах, которые касаются инициативы «Один пояс – Один путь», неоднократно подчеркиваются ее базовые принципы взаимной выгоды, уважения общих интересов, равенства партнеров. Это именно то, чего, к сожалению, во многих внешнеполитических программах других государств страшно не хватает».

Его поддержал ветеран российской журналистики в Китае, руководитель представительства ТАСС в Пекине Андрей Кириллов: «Хотя есть много сомневающихся, для России это – полезная инициатива. Во-первых, РФ становится мощным транспортным каналом для экономического сотрудничества Китая и с нашей страной, и с другими сопредельными странами. Надо помнить, что наше русское государство сложилось изначально на перекрестье великих торговых путей: это путь из варяг в греки и Великий шелковый путь. Не так давно обнаруженное под Смоленском китайское шелковое платье Х века подтверждает, что Россия еще на самом раннем этапе своего становления уже находилась на Шелковом пути. Есть немало стран, которые борются за то, чтобы предоставить свою территорию для комплексных международных перевозок, под международные торговые пути. Для России расширенное понимание Шелкового пути будет означать развитие портов, развитие железнодорожной сети, включая высокоскоростную магистраль из Китая в Россию. Это позволит привлечь и финансовые потоки в Россию потому, что инициатива предполагает не только движение товаров, но и движение капитала, движение рабочей силы, движение в сторону большей открытости и более свободных обменов между странами. Это – важная инициатива, которая для России будет иметь самый положительный эффект. Каких-то негативных последствий не просматривается».

Сегодня Китай уже сам может поделиться с зарубежом опытом экономического развития. После глобального финансового кризиса страна сумела сохранить очень резвые темпы развития: за последние пять лет средние темпы роста ВВП Китая составили 7,2%, тогда как глобального – лишь 2,6%. КНР успешно борется с бедностью, рассчитывая полностью ликвидировать нищету к 2020-му. За последние пять лет из-за черты бедности были выведены 60 млн человек – это по одному миллиону человек в месяц, или 20 человек в минуту. Китай успешно сдерживает безработицу на уровне ниже пяти процентов, представляя все новые и новые пакеты мер в этом отношении. Так, буквально за неделю до съезда министерство трудовых ресурсов и социального обеспечения КНР запустило масштабную кампанию по трудоустройству 90% оставшихся без работы выпускников вузов. А министерство финансов, в свою очередь, приняло решение увеличить размер пособий по безработице до 90% от МРОТ. Примеры можно перечислять до бесконечности.

«Большое озеленение»

Вместе с тем, еще в начале нынешнего десятилетия в стране сложилось четкое понимание того, что Китай уже не может расплачиваться за экономическое развитие нанесением ущерба экологии, как это происходило несколько десятков лет. Многочисленные соцопросы показывают, что проблемы загрязнения окружающей среды неизменно входят в топ-3 наиболее беспокоящих китайцев вопросов. Поэтому XIX съезд отдельно остановился на вопросах природоохранной деятельности и подтвердил намерение строить «экологичную цивилизацию» и «зеленую экономику».

Работа в этом направлении активизировалась в последние пять лет. С 2013 года Китай на 29,7% увеличил в инвестиции в природоохранные проекты, в 2012-2016 годах потребление энергии на производство единицы ВВП сократилось на 17,9%, а за первые три квартала 2017-го – еще на 3,8%. Доля чистых источников энергии в общем объеме национального энергопотребления достигла 19,7%. Министр охраны окружающей среды Ли Ганьцзе на полях съезда сообщил, что за прошедшие пять лет с дорог страны было убрано 18 млн чадящих автомобилей, не соответствующих национальным стандартам выхлопа. В 2016 году содержание вредных аэрозолей в субрегионе Пекин-Тяньцзинь-провинция Хэбэй и дельте реки Янцзы сократилось на 30% по сравнению с 2013 годом. Площадь территорий, страдающих от кислотных дождей за тот же период сократилась с 30% до 7,2%. Министерство охраны окружающей среды провело несколько раундов экопроверок, в ходе которых было обработано 135 тыс. поступивших от населения сообщений по фактам загрязнения окружающей среды, список решенных на местах проблем превышает 80 тыс. пунктов. И, все-же, при всех успехах остается множество проблем. Так, Ли Ганьцзе сообщил, что более 40 регионов по стране не справляются с поставленными властями задачами по природоохранной деятельности: тяжелая экологическая обстановка там остается неизменной, либо продолжает ухудшаться. На самом высоком уровне признано, что для решения экологических проблем понадобится еще 17 лет.

По словам Си Цзиньпина, Китай намерен ликвидировать затяжной экологический кризис в стране к 2035 году. «С 2020 по 2035 год за 15 лет упорной борьбы… коренным образом улучшится экология», — отметил глава китайского государства и партии. Бороться придется более чем усердно: на сегодня в КНР сверх нормы загрязнены 18% водных объектов и 20% почв; качество воздуха не соответствует даже самым низким стандартам в 80% городов страны.

Си Цзиньпин потребовал «ужесточить стандарты по выбросам загрязняющих веществ». Он также призвал «создать диверсифицированный механизм компенсации экологического ущерба на основании рыночных принципов» — тем самым расходы на восстановление экологии будут переложены с плеч государства на сами экологически неблагополучные предприятия. Кроме того, Генсек ЦК КПК заявил о намерении «учредить органы по управлению государственными природоресурсными активами и по мониторингу и контролю за природными экосистемами».

Вместе с тем, многие считают, что усиление природоохранных мер может создать проблемы в экономическом развитии. Так, в целях защиты земельного фонда власти «уронят» предложение на китайском рынке земли под застройку в 2016-2020 гг. на 14,5% по сравнению с предыдущей пятилеткой. Сокращение предложения на рынке земли может повлечь дальнейший рост цен, который и без того показывает высочайшие темпы. Так, в 2015 году цены на землю в крупнейших китайских городах подскочили на 85%. Это, в свою очередь, может повлечь рост цен на недвижимость, который так хотят обуздать китайские власти. Наблюдатели опасаются также, что массовое закрытие экологически неблагополучных предприятий может привести к росту безработицы. Глава природоохранного ведомства заверяет, что этого не произойдет. «Свидетельством тому – природоохранная кампания последних пяти лет, в течение которых безработица оставалась на одном уровне», — отметил Ли Ганьцзе. Более того, он подчеркнул, что сама работа по защите экологии создает огромное количество новых рабочих мест: только в минувшем году к ней было привлечено 288 тыс. человек.

«Сила устрашения»

Фото: Константин Щепин

Фото: Константин Щепин

«Горячей темой» съезда стала борьба с коррупцией. Китай не просто продолжит масштабную антикоррупционную кампанию, но и займется созданием системы профилактики коррупции, сообщили на партийных прениях. «Следует стимулировать антикоррупционное законодательство, создать площадки изобличения и представления соответствующих донесений… Необходимо наращивать силу устрашения, мощь которой вынудит не осмелиться стать коррупционером», — призвал Си Цзиньпин. Глава китайского государства подчеркнул: «Твердо придерживаясь принципа «в борьбе с коррупцией не должно быть запретных зон, необходим полный охват и нулевая толерантность», необходимо сохранять эффект жесткого сдерживания, высокой напряженности и постоянного устрашения».

Нужно сказать, что страху на коррупционеров в Китае за последние пять лет уже порядочно навели. За прошедшие пять лет в Китае более 1,5 млн чиновников понесли дисциплинарные и административные наказания за «нарушение партийной дисциплины». Около 58 тыс. чиновников по обвинению в коррупции предстали перед судом. Большинство наказанных — т.н. «мухи» — коррумпированные функционеры из администраций и партийных организаций уездного или более низкого уровня. Но есть и много «тигров» — небожителей из верхних эшелонов власти. Антикоррупционные расследования проведены в отношении более, чем 440 чиновников в ранге министра, 8900 – в ранге замминистра или начальника департамента.

За последние пять лет проверки были проведены в 155 тыс. партъячеек. Борьба со мздоимством и казнокрадством по стране продолжится, заверил официальный представитель XIX съезда. Напомним, что с начала нынешнего года в КНР начали создавать независимые антикоррупционные агентства на уровне крупнейших административных единиц. На местах налажена система ежемесячной отчетности о ситуации в сфере борьбы со злоупотреблением должностными полномочиями.

Компартия Китая ранее обязывалась завершить в 2017-м совершенствование системы антикоррупционного контроля. Си Цзиньпин подтвердил продолжение работы в этом направлении. Он указал на необходимость «на государственном, провинциальном, городском и уездном уровнях создать контрольные комиссии, работающие на основе объединения служебных обязанностей совместно с партийными органами по проверке дисциплины». Кроме того, глава китайского государства сообщил, что будет разработан Закон о контроле, который определит для контрольных комиссий служебные обязанности, права и методы работы.

Политические основы: «три нет» и «14 да» новой эпохи китайского социализма

Фото: Ли Цзинь/МРК

Фото: Ли Цзинь/МРК

Если подвести итог всему вышесказанному, видно, что к 2050-му году КПК намерена превратить Китай в свободное от экологических проблем и коррупции правовое общество с мощной экономикой и при сохраняющемся лидерстве правящей ныне партии. Курс этот получил название «социализм с китайской спецификой новой эпохи» — термин придуман самим Генсеком ЦК КПК, председателем КНР Си Цзиньпином и внесен по итогам съезда в устав КПК. «Съезд единогласно одобряет признание в Уставе идей Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой новой эпохи руководством к действиям партии наравне с марксизмом-ленинизмом, идеями Мао Цзэдуна, теорией Дэн Сяопина, важными идеями тройного представительства и научной концепцией развития», — отмечается в единогласно принятой резолюции съезда по проекту пересмотренного устава КПК. 14 аспектов реализации идей Си Цзиньпина закреплены в докладе Генсека и также внесены дополнением в устав КПК. Вот они:

1.    Твердо стоять на позиции партийного руководства во всей работе: «Во всех уголках страны партийными, правительственными, военными, гражданскими кругами и интеллигенцией – партия руководит всем».

2.    Твердо стоять на позиции «народ – это центр». «Народ является творцом истории и основной силой, которая определяет перспективы и судьбы партии и государства».

3.    Продолжать всестороннее углубление реформ: «Только в социализме спасение для Китая, только при проведении политики реформ и открытости возможно развитие Китая».

4.    Придерживаться новой концепции развития: «Развитие – основа и ключ к решению всех проблем в Китае».

5.    Неотступно отстаивать положение народа как хозяина страны.

6.    Продолжать всестороннее соблюдение принципа верховенства закона в государственном управлении.

7.    Отстаивать систему основных ценностей социализма: «Уверенность в собственной культуре является основной, наиболее глубинной и устойчивой силой в развитии государства и нации… Необходимо стимулировать творческое внедрение и инновационное развитие лучших достижений традиционной китайской культуры, наследовать революционную культуру, развивать передовую социалистическую культуру».

8.    Продолжать обеспечивать и улучшать жизнь народа в процессе развития. Здесь нужно отметить, что главным вопросом «социализма с китайской спецификой вступил в новую эпоху» названо «противоречие между постоянно растущими потребностями народа в прекрасной жизни и неравномерностью и неполнотой развития». Вполне естественно, что «растущие потребности народа в прекрасной жизни» отменить невозможно даже самым высоким партийным уставом. Поэтому КПК придется решать вопросы неравномерности и неполноты развития. Для решения этих вопросов в китайской партийной школе существует так называемая теория «трех нет». Первое «нет» — не оставлять никого на обочине экономического развития, чтобы дивиденды от него получали абсолютно все социальные слои. Второе «нет» – не упускать из виду ни один аспект развития. Речь идет о том, что ни в коем случае нельзя сосредотачиваться исключительно на экономическом росте. Подход, когда на заклание экономическому прогрессу отдавалось все, привел к появлению множества проблем в КНР. Сейчас партия уделяет внимание развитию в абсолютно всех направлениях: это и охрана окружающей среды, и ликвидация разрыва в доходах населения, и повышение доступности жилья, медобслуживания и образования. Это и повышение культурного уровня населения в целом, в том числе – культуры быта. Это и укрепление партийной дисциплины, и многое, многое другое. Наконец, третье «нет» — это недопустимость отставания в развитии по регионам. Речь идет, прежде всего, о развитии центральных и западных районов КНР, чтобы жить лучше стало не «избранному» населению экономически опережающего восточного побережья – а абсолютно всем.

9.    Обеспечить гармоничную синергию человека и природы, формировать «зеленую» модель развития и «зеленый» образ жизни, по сути – ликвидировать общенациональную экокатастрофу и не допустить ее повторения.

10.    Продолжать претворять в жизнь всеобъемлющую концепцию государственной безопасности: «Необходимо твердо отстаивать принцип «интересы государства превыше всего», рассматривать обеспечение безопасности народа как основную цель, а сохранение политической безопасности – как основу основ».

11.    Сохранять абсолютное руководство армией со стороны партии.

12.    Придерживаться курса «одна страна – две системы» и продвигать воссоединение Китая, обеспечить мирное сотрудничество между материковым Китаем и Тайванем, противостоять сепаратизму.

13.    Продолжать стимулировать создание глобального сообщества с единой судьбой, поддерживать мирную международную обстановку и стабильный миропорядок, реализовывать стратегию открытости, ориентированную на взаимную выгоду.

14.    Продолжать всестороннее устрожение партийной дисциплины и борьбу с коррупцией.

Обновленное руководство

Фото: Константин Щепин

Фото: Константин Щепин

На следующий день после XIX съезда КПК был опубликован новый список высшего партийного руководства. В состав Постоянного комитета Политбюро ЦК Компартии Китая помимо председателя КНР, Генсека ЦК КПК Си Цзиньпина и премьера Госсовета Ли Кэцяна вошли:

— Начальник канцелярии ЦК КПК, руководитель канцелярии комитета государственной безопасности Ли Чжаньшу;

— Вице-премьер Госсовета КНР Ван Ян;

— Руководитель канцелярии Центральной руководящей группы по углублению реформ Ван Хунин;

— Секретарь Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины Чжао Лэцзи;

— Глава шанхайского горкома КПК Хань Чжэн.

В западных и российских СМИ уже появилось, и в ближайшие дни еще появится множество публикаций, в которых будут обсуждать новый состав высшего партийного руководства и на этой основе делать «далеко идущие выводы» по поводу того, кто сменит Си Цзиньпина у руля партийной и государственной власти. В этой связи хочется отметить: наблюдатели, уделяя чрезмерное внимание персоналиям, как минимум неправильно расставляют акценты. А скорее всего – попросту намеренно раздувают эту тему на потеху аудитории.

Давайте зададимся вопросом: какая разница в том, кто именно придет на смену Си Цзиньпину? По большому счету – никакой, за исключением разве что имени и фамилии. Кто бы ни сменил Си у руля партии и государства – этот человек не отменит политику реформ и открытости, которая сделала Китай одной из крупнейших экономик мира. Он не отменит теорию трех представительств, которая гарантировала права бизнеса и предпринимателей. Он не отменит кампаний по ликвидации нищеты и ликвидации экологического кризиса в КНР.

Можно со стопроцентной уверенностью говорить и о том, что преемник Си не сменит дружественной политики по отношению к России: политики доверительного всестороннего стратегического партнерства. Сегодня границы китайского государства – это сплошное «огненное кольцо»: на востоке – японцы со своими территориальными претензиями, северокорейцы со своими бомбами и ракетами; на юге – Южнокитайское море с огромным количеством спорных территорий; на западе – Индия затеяла обострить территориальный вопрос, а в Синьцзяне – террористы шастают туда-сюда через границу. На этом фоне граница с Россией – единственная «линия спокойствия», которую Китаю портить ну никак не интересно. Более того, Россия – надежный экономический партнер для Пекина. Это крупнейший в мире поставщик нефти для Китая, который в потреблении этого энергоносителя на 60 с лишним процентов зависит от импорта. Через пару-тройку лет Россия станет и одним из крупнейших поставщиков газа в Китай. Наконец, КНР все активнее скупает российские активы, и задача государства китайского – гарантировать их безопасность через дружественную политику.

Подводя итог вышесказанному: кто бы ни сменил Си Цзиньпина у руля власти и партии – до этого не должно быть никакого дела ни дядюшке Ли в глубокой нищей китайской деревне, ни среднестатистическому бизнесмену, ни российскому руководству: они в своих интересах ничего не потеряют.

Смысл говорить о перестановках в китайской власти был бы, если бы КНР была авторитарным государством с культом личности, вроде Северной Кореи, где новый лидер будет творить, что ему заблагорассудится. В Китае все далеко не так. Напомню: каждый высокопоставленный партиец в КПК проходит курс «Ошибки Коммунистической партии Советского Союза». И в числе этих ошибок указываются отсутствие постоянной ротации в высших эшелонах власти, а также чрезмерная концентрация власти в руках правящей верхушки. Компартия Китая на сегодня гарантирует, что этих ошибок повторять не будет.

Поэтому видится очень мало конкретного, практического смысла в обсуждениях того, кто сменит Си Цзиньпина на посту председателя КНР и Генсека ЦК КПК. Будем надеяться, что трата центнеров краски и тонн бумаги на публикацию этих материалов экономически окупится, но в научно-практическом аспекте они малоприменимы.

Константин Щепин/МРК

Поделиться: