Озлобленные: почему сельская молодежь в городах Китая главная угроза социальной стабильности?

Озлобленные: почему сельская молодежь в городах Китая главная угроза социальной стабильности?

китайские мигранты

Фото: The Economist

Мигранты из деревень представляют особую опасность социальной стабильности Китая. Наивные сельские ребята едут в провинциальные центры в надежде на высокие зарплаты и хорошее жилье. Однако в городах их никто не ждет, денег платят не так много, а зарегистрироваться на новом месте жительства очень сложно. О проблемах молодых мигрантов в мегаполисах страны рассказало издание The Economist.

28-летний Ван Фэн работает поваром в Пекине. Вану не посчастливилось родиться в столице Поднебесной, поэтому в соответствии с регистрационной системой хукоу (户口 hùkǒu) у него не может быть вида на жительство. Однажды, вернувшись с работы морозной ноябрьской ночью, он узнал, что администрация города признала его район непригодным для жилья. Квартирантам дали сутки, чтобы освободить помещения.

Новость о произошедшем быстро получила огласку. Ночное выселение «дешевых жителей» (именно этот термин был опубликован в официальных документах по планированию некоторыми районами) привело к осуждению мировым сообществом. Однако Ван со своей женой отказались возвращаться в деревню, так как у них нет опыта работы в сельском хозяйстве. К тому же его семья не видит своего будущего на малой родине. Вместо этого они переехали в другой район Пекина, чтобы начать все заново. Мужчина сообщает, что его месячная аренда сейчас намного выше: «Я не могу скопить ни на что. Но у меня есть работа, и я буду жить здесь так долго, как только смогу». Если он и уедет из Пекина, то только потому, что это будет его собственный выбор, а не решение правительства.

хукоу

Надпись: «Я хочу свой дом». Источник: jinbeifang.com

Ван принадлежит к новому поколению людей из глубинки, которые переезжают в города в поисках работы. На протяжении предыдущих 40 лет множество людей поступали так же, отдавая кровь, пот и слезы китайскому экономическому чуду. Коммунистическая партия гордится тем, что переселение людей происходило без массовых беспорядков. Но те, кто подобно Вану, покинули деревню не так давно, столкнулись с более строгой политикой партии. Переселенцы недовольны своей позицией и им нечего терять. Их поведение менее предсказуемо, чем у предыдущих поколений внутренних мигрантов.

Размышляя над угрозами для Компартии, специалисты по Китаю обычно фокусируются на быстром темпе роста среднего класса страны. Состоятельным гражданам необходимо более открытое и даже демократическое общество, что характерно для естественного развития среднего класса в целом. Но многие китайские аналитики уже обращают меньше внимания на беспорядки, возникшие во время студенческих протестов в 1989 году. Сейчас они волнуются из-за проблем более низкого класса людей: бедных рабочих из деревень.

После 1978 года, когда Дэн Сяопин начал политику реформ и открытости, крестьяне начали стекаться в районные центры и города, чтобы заполнить рабочие места. Их общее число достигло 280 млн к 2017 году.

К 2010 году в документах партии появилось понятие «новое поколение мигрантов» (新生代移民 xīnshēngdài yímín), рожденных после 1980 года. К ним относятся потомки мигрировавших ранее и прожившие в городах всю жизнь, а также тех, кто покинул сельскую местность в прошлом десятилетии. В эту группу в общем входят более 90 млн человек.

Два поколения мигрантов различаются. Представители старого поколения родились во времена массового голода и воспитывались в хаосе «культурной революции» (1966-76 гг.). Их желание принести пользу городам мотивировано детскими воспоминаниями о нищете и страданиях. И даже если они не преуспеют, у них останется земля в деревне и опыт фермерства. Они еще смогут вернуться и добывать себе пропитание в поле.

Строя далеко идущие планы

Члены более молодого поколения — дети реформ Дэн Сяопина. У них нет опыта обработки земли. Молодые мигранты сфокусированы на личностном росте, в отличие от своих родителей, которые стремились к удовлетворению основных потребностей. Молодежь больше не желает заниматься физическим трудом, но и не способна материально поддерживать родственников или обеспечивать собственную семейную жизнь. Они не хотят молча страдать и прогибаться под власть.

Мигранты беспокоят Компартию по нескольким причинам. Во-первых, они не образованы, так же как и их родители. Во-вторых, мужчины не горят желанием вступать в брак, в отличие от предыдущего поколения. Они получают низкую заработную плату и сталкиваются с официальной дискриминацией из-за системы хукоу, которая ограничивает доступ к муниципальным услугам, таким как образование и медицинское обслуживание. Наконец, они настроены более пессимистично по сравнению с предыдущим поколением. Их надежды на создание будущего в больших городах разбиваются о высокую стоимость жизни и враждебное отношение местных властей.

В сентябре 2017 года ученый Тянь Фэн из китайской академии социальных исследований (CASS) детально рассмотрел облик новой волны мигрантов. The Economist провел собственное исследование и опросил 90 мигрантов в возрасте от 18 до 33 лет в 6 районах Пекина и Гуанчжоу, административного центра южной провинции Гуандун.

Тянь выяснил, что мигранты, рожденные в 1960-70-х годах, имеют 10 или менее лет образования, однако рожденные после 1980 года уже могут похвастаться 12 или более годами. Несмотря на это, качество образования осталось на прежнем уровне. Система хукоу усложняет жизнь мигрантов в крупных городах: они не могут отдать детей в хорошие государственные школы, поэтому отправляют их в частные. Исследование выявило, что около 17% мигрантов Пекина мечтают о лучшем образовании для своих детей.

дети мигрантов

Фото: Daily Mail Online

Новое поколение получило образование в деревнях, вдалеке от родителей, мигрировавших в городах в поисках лучшей жизни. Исследование одного из шанхайских университетов выявило, что такие дети отстают от средних показателей и более подвержены депрессии. Несмотря на такие проблемы многие родители полагают, что у них нет выбора, кроме как оставить детей на попечение родственникам в деревне.

«Я даже и не думал брать ребенка с собой, потому что я не могу себе этого позволить»,– говорит пекинский повар.

Более молодое поколение — результат китайской политики «одна семья — один ребенок», которая вступила в силу в 1980 году. Результатом политики «одного ребенка» стала большая количественная разница между полами, так как большинство родителей предпочитали иметь сына. Разница между мальчиками и девочками резко увеличилась в 1980-х годах, достигнув пика в 2005 году, когда на каждых 100 новорожденных девочек приходилось 122 мальчика. Это один из ярких примеров половой диспропорции за всю историю.

Женщины улыбаются богатым

Средний брачный возраст в Китае — 26 лет. Первые мигранты нового поколения уже достигли этого возраста. Однако мужчины не хотят обременять себя брачными узами. Ван Чуньгуан, другой ученый CASS, обнаружил: 75% мигрантов «нового поколения» не состоят в браке. В качестве респондентов выступили люди от 18 до 25 лет, некоторые из которых не могут вступить в брак (по закону, в Китае женщины могут связать себя брачными узами после 20, а мужчины в 22 года).

В соответствии с данными The Economist, более половины опрошенных не состоят в браке. Только двое сообщили о планах пожениться. Нежелание мужчин жениться обретает более серьезные масштабы. К 2020 году ожидается диспропорция в 30 млн между мужчинами и женщинами брачного возраста, т.е. на 6 невест будет приходиться 7 женихов.

Согласно докладу Юэ Цянь, 55% китайских мужчин с высшим образованием женятся на менее образованных женщинах, но только 32% женщин с высшим образованием делают то же самое. Гипергамия пронизывает каждый слой китайского общества. В результате не могут вступить в брак две группы людей: женщины 25-30 лет с хорошим образованием и карьерой (их также презрительно называют shèngnǚ 剩女, досл. «оставленные женщины» или «брошенки») и мужчины с низким уровнем образования. Молодые мигранты относятся ко второй категории.

китайские зарплаты

Кривые отражают разницу (%) в темпах роста доходов городского населения (голубой) и мигрантов (синий) с 2012 по 2018 гг. Источник: Wind Info

Желание девушек найти более перспективного жениха с квартирой и машиной – естественное явление для китайского общества. Одно из исследований выявило, что три четверти городских невест убедятся в наличии жилья и транспортного средства прежде, чем принять предложение руки и сердца. Как это ни прискорбно, мигранты не могут позволить себе все вышеперечисленное, особенно в таких дорогих городах, как Пекин и Гуанчжоу. Для людей без прописки обычно трудно купить жилье по государственным субсидиям. Поэтому молодые мигранты оказываются в невыгодном положении. И даже девушки, которые мигрировали сами, делают выбор в пользу более состоятельных конкурентов.

Другая проблема — это доход. Сельские приезжают в города в поисках работы, и их доход явно возрастает. Зарплаты мигрантов выросли от 1700 юаней ($205) с 2000 года до более 3000 юаней к 2016 году. Начиная с 2015 года, доходы мигрантов растут медленнее, чем у городских в целом (см. график).

Мечтам мигрантов не суждено сбыться

Согласно результатам исследования Тяня, рожденные в 1990-х — самые недовольные представители мигрантов. Они чувствуют себя отверженными в деревенской среде, а высокие цены на жизнь, система хукоу и социальная дискриминация только усугубляют их положение. Насколько серьезную угрозу представляют они социальной стабильности? Некоторые из выселенных прошлой зимой организовали протест. Они выкрикивали лозунги о соблюдении человеческих прав перед зданием местной администрации.

дешевые люди

Фото: The Economist

Однако партия не может принимать их пассивность как должное. На протяжении всей китайской истории оппозиция молчала до определенного момента, пока не взрывалась бунтами.

Исследователь Юй Цзяньжун полагает, что социальная изоляция нового поколения мигрантов формирует чувство общеполитического вызова и даже может привести к революции. Юй назвал этот феномен «колоссальной скрытой угрозой будущей социальной стабильности Китая». Пока это всего лишь небольшая забастовка. Но есть и другие причины, которые злят мигрантов. Проблемы института семьи могут создать поколение неженатых людей с низким заработком, плохим образованием и нежеланием следовать общественному порядку. Система хукоу предполагает, что мигранты в любом случае не повысят свое социальное положение.

Реформаторы хотят исправить систему и разрешить мигрантам жить в городах более комфортно. Но перемены происходят медленно и обрывочно. Правительство старается ограничить рост городов, выдворяя мигрантов назад на родину.

Новое поколение переживает сложный период. Мужчины холосты, а дети получают образование далеко от дома. Заработная плата низкая и нестабильная. Если ориентироваться на выселения в Пекине, партия резко подавит любой бунт. Тогда решать проблемы мигрантов станет сложнее, а взрывы недовольства будут случаться чаще.

Подготовила Марина Давыдова

Поделиться: