«Нас обдирают как луковицы»: тяжелая жизнь китайского среднего класса

«Нас обдирают как луковицы»: тяжелая жизнь китайского среднего класса

Изображение: Shutterstock

Изображение: Shutterstock

Спайк Ван — 29-летний финансист из Шанхая и жить «китайской мечтой» ему удается с трудом. Он один из миллионов представителей среднего класса, выросших во время бурного подъема китайской экономики. Сейчас цены на аренду взлетают до небес, а индексы фондового рынка стремительно падают. CNN разбиралось, почему людей среднего класса в Китае называют луковицами и как им живется во время торговой войны с США.

Этот год для Вана был особенно тяжелым. Как и многие инвесторы со средним уровнем дохода, Ван продал большую часть своих акций на китайской фондовой бирже, когда убытки по всему портфелю акций составили 40% всего за два года.

В этом году Ван переехал из столицы в более дешевую квартиру в Шанхае, так как понял, что не осилит повышение арендной платы на треть. Но и в Шанхае жизнь невыносимо дорогая, считает Ван.

«Я явно ощущаю, как дорожают продукты. Особенно это стало заметно во второй половине года», — говорит Ван.

Денежные луковицы

Экономические проблемы так обыденны для китайцев, что в интернете придумали прозвище для таких, как Ван. Их называют 韭菜 (jiǔcài), в переводе душистый лук-резанец. Этот популярный ингредиент в блюдах китайской кухни теперь применяется в циничных высказываниях людей со средним уровнем дохода «О, государство снова собирает лук» или «Нас обдирают как луковицы».

На фоне торговой войны США и Китая и стагнирующей экономики термин «лук» используется как уничижительный. Лук представляется бездушным овощем, который пожинается государством и крупными корпорациями.

«Я обычный лук, урожай с которого собирают все: фондовая биржа, рынок аренды, розничные продавцы», — рассказывает Ван.

В последние десятилетия представителей среднего класса стало намного больше, ведь благодаря экономическому буму состояние граждан росло как на дрожжах. Из-за стремительного повышения уровня жизни председатель КНР Си Цзиньпин предложил собственное видение будущего — «китайская мечта». Это пропагандистский термин, обещающий жителям благополучие и беззаботную жизнь.

Но нестабильность экономики под гнетом США дает веский повод для опасений. Всего за год цены на жилье в некоторых районах Пекина подорожали минимум на 40%. Местные СМИ сообщают, что пекинцы тратят больше половины своей зарплаты на аренду жилья. Один из самых явных показателей стоимости жизни в КНР — индекс потребительских цен (CPI) — с мая только повышается.

Лучок в торговой войне

Торговая война между США и Китаем только усугубила ситуацию для китайцев со средним уровнем дохода. Акции китайской фондовой биржи, в которую инвесторы средней руки вкладывают с трудом заработанные сбережения, с января упали более чем на 25% из-за таможенных пошлин США. По оценкам экономистов, инвестиционно-банковской компании J.P. Morgan, что противостояние с США может обойтись Китаю в 700 тыс. потерянных рабочих мест.

Изначально термин «лук» был введен на фондовым рынке для наименования обширной группы мелких инвесторов, насчитывающей 100 млн человек. Нетерпеливые вкладчики, словно лук, множатся в плодородной финансовой почве. Но когда фондовый рынок падает, выживают только крупные игроки, а обычные вкладчики теряют все. После того, как «убранный лук» вытеснят с биржи, появятся новые неопытные инвесторы-луковицы и быстро перенаселят фондовый рынок.

По словам независимого экономического аналитика Чжан Линя, у среднего класса создается ощущение, что их обирает и государство, и фондовый рынок. Настоящими «луковицами» называют тех, кем рынок жертвует в разгар торговой войны. Среди них обычные «белые воротнички» в частном секторе и владельцы малого и среднего бизнеса.

Фото: TCH

Фото: TCH

Сразу после начала торгового противостояния с США Китай принял два новых закона специально для усиления контроля над экономикой. Испуганное и возмущенное онлайн-сообщество назвало эти законы «сбором лука». Прибыльные онлайн-бизнесы на платформе Taobao будут облагаться налогом по закону об электронной коммерции, а закон о сборах в фонды социального обеспечения доставит малому бизнесу еще больше неудобств.

Крис Син, основатель одного пекинкого стартапа, говорит, что эти законы увеличивают затраты на оплату труда, и теперь его компания испытывает большие трудности. Он заявляет, китайские власти жертвуют интересами среднего класса, чтобы спастись от торговой войны. Аналитик Чжан Линь с этим согласен:

«[Государство считает, что] из частного бизнеса необходимо выжать как можно больше, чтобы власть могла увеличить расходы на инфраструктуру и инвестиции, дабы компенсировать последствия торговой войны».

Мясо на разделочной доске

Несмотря на то, что термин «лук» в первую очередь связан с финансами, пользователи китайского интернета расширили его значение до политического, чтобы выразить обеспокоенность по поводу социального и финансового контроля.

В августе в китайских государственных СМИ вышло несколько статей в поддержку штрафов для бездетных и семей с одним ребенком. Пользователи соцсетей высмеивают эти статьи: «властям необходимо больше урожая».

«У китайского среднего класса… мало возможностей изменить закон и отстаивать собственные интересы, — говорит Чжан. — Без прав их собственность и активы не защищены, и нет никакой определенности».

Люди не надеются на конец торговой войны и пытаюсь копить деньги, чтобы подготовиться к неизбежной экономической зиме. Из-за этого уровень потребления снижается. Автор популярной статьи «Молодые китайцы, готовьтесь к тяжелым временам» Ма Нин рассказывает, что все изменилось со времен экономического бума и повышения уровня потребления. Вместо годовых абонементов в спортзал все берут дешевые абонементы на месяц и скачивают приложения для продажи б/у товаров. Люди перестают покупать авокадо, а складские запасы консерв и маринады в Китае выросли в четыре раза,

Но государственные издания отрицают факт снижения потребления. Они объясняют ситуацию тем, что покупатели стали «более сдержанными и избирательными».

Ван и Син — обычные потребители среднего класса. Оба они говорят, что постепенно меняют свой образ жизни. Ван отмечает, теперь он дважды подумает, прежде чем сходить на ужин в ресторан или кафе, и скорее всего закупится впрок и приготовит себе ужин дома. Син добавляет, пока он может справляться с растущими ценами, но скорее всего повременит с большими тратами. Однако в длинном списке «больших трат» — еще один ребенок. Син заявляет, что новый член семьи обойдется им слишком дорого.

«Я скорее чувствую себя не как луковица, а как мясо на разделочной доске, — говорит Син. Налоги, политика, сама реальность — все не в наших руках».

Подготовил Антон Верендякин

Поделиться: