Разочарование в Китае. Почему американские предприниматели возвращаются домой

Разочарование в Китае. Почему американские предприниматели возвращаются домой

Стив Мушеро, декабрь, Шанхай. Фото: WSJ

Стив Мушеро, декабрь, Шанхай. Фото: WSJ

Пятнадцать лет назад Стив Мушеро, никому не известный компьютерщик из Калифорнии, начал писать книгу. Он написал, что его «американская мечта» может реализоваться только в Китае, и отправился в Шанхай. Там он открыл собственную компанию, которая стала партнером таких интернет-гигантов, как Amazon.com Inc и Alibaba Group. Однако недавно американский «первооткрыватель» зашел в тупик. 52-летний Стив планирует вернуться в Кремниевую долину и надеется, что там найдут применение его новейшей разработке в области облачных технологий. Почему Мушеро и другие американские предприниматели разочаровались в Китае, разбиралось издание Wall Street Journal.

На протяжении многих лет американские предприниматели считали молодую динамично развивающуюся экономику Китая надежным местом для запуска новых проектов. Всех привлекали область технологий, открытие ресторанного бизнеса или сети фабрик и крупные заработки. Американцы повально учили китайский, отправлялись в Китай на практику или работу, покупали там дома, находили супругов и растили детей-билингвов.

И вот пришло разочарование. Из-за стремительного увеличения расходов, постепенного роста налогообложения и ужесточения политического контроля конкурировать с местными фирмами на рынке становится все труднее. Иностранным предпринимателям стало очевидно, что лучшие времена остались в прошлом.

Администрация Дональда Трампа ведет жесткую политику в отношении Китая. США вводят новые торговые пошлины, повышают контроль за инвестициями, преследуют воровство технологических секретов. Как реагируют на эти действия американские бизнесмены, уставшие от многолетних бесплодных попыток развить свое дело на рынках Китая? Поддерживают политику Трампа.

Несколько раз в год профессор права из Массачусетса Стивен Борн, уже 13 лет проживающий в Шанхае, устраивает званые ужины, чтобы гости могли обсудить планы по переносу бизнеса из Китая. Так, например, в прошлую пятницу производитель косметики из Швеции сообщил, что переезжает в Гонконг, где государственное регулирование прозрачнее, а налоги ниже. Арт-дилер из США решил вернуться в Калифорнию, потому что его клиенты стали нести убытки из-за валютного контроля.

И хотя миграционные приливы и отливы существовали всегда, нынешним иностранным предпринимателям все же приходится гораздо сложнее, говорит Борн.

Шанхай в 2005 г, когда иностранные компании в городе процветали. Фото:  Getty Images

Шанхай в 2005, когда иностранные компании в городе процветали. Фото: Getty Images

Не случайно компания Santa Fe Group A\S сегодня занимается переездами семей из Китая, а не в Китай. Не случайно количество зачисленных в Шанхайскую американскую школу, год обучения в которой стоит $30 тыс., составило лишь 17% от пикового показателя, который был зафиксирован пять лет назад. Не случайно 3/4 членов Американской торговой палаты в Китае (AmCham) сталкиваются с недружелюбным отношением к себе. Шанхайский сектор палаты уже лишился 600 компаний за последние годы, и еще 70% членов готовы приостановить свои инвестиции в Китай или направить их в другие страны. Об это свидетельствуют результаты опроса американских предпринимателей в области тяжелой промышленности провинции Гуандун.

«Как так вышло, что люди, знающие Китай с лучшей стороны, люди, которые работали в Китае, строили там бизнес, ратовали за эффективное сотрудничество, вдруг оказались среди сторонников политики конфронтации?» — поинтересовался министр финансов США Генри Полсон на ноябрьской конференции в Сингапуре.

Многие связывают ухудшение экономических условий для иностранных предпринимателей с событиями 2012 года. Тогда Китай осознал, что период бурного экономического роста принес долговое бремя, избыток производственных мощностей, повсеместную коррупцию и катастрофическое загрязнение окружающей среды. Когда Си Цзиньпин занял пост председателя КНР в 2013, все государственные ресурсы были направлены на уменьшение уровня безработицы и повешение качества жизни. Предпочтение стали отдавать государственным компаниям, которые изначально избавлены от множества проблем частного бизнеса.

Власти Китая усилили визовые проверки и начали пристально следить за загрязнением окружающей среды. Новый закон КНР «О социальном страховании» поднял заработную плату и усложнил процесс увольнения сотрудников настолько, что его окрестили современной «железной миской риса» (китайский рабочий исторически имел негласное право на железную миску риса даже при убыточности предприятия, — прим. ЭКД). Си Цзиньпин усилил интернет-цензуру, так называемый «Великий китайский файрвол». Благодаря ей отечественные предприятия процветали, а иностранные компании страдали, вынужденные делиться интеллектуальной собственностью под угрозой закрытия.

Боб Бойс на открытии одного из своих ресторанов в Шанхае, 2007. Фото:  Charlie Xia

Боб Бойс на открытии одного из своих ресторанов в Шанхае, 2007. Фото: Charlie Xia

20 лет назад в самом начале «китайской лихорадки» Боб Бойс безуспешно пытался найти в Шанхае достойное пиво и бургеры. В результате он открыл собственный бизнес: в его баре предлагали пиво и бургеры по $5,8. Заведение сразу же начало приносить доход.

«В те времена прилагаемые усилия, как правило, оправдывались. Люди с готовностью откликались на предложения», — говорит Бойс.

Целевой аудиторией Бойса были офисные работники Китая – «белые воротнички». Их благосостояние росло вместе с экономикой страны. Пекинская Олимпиада 2008 года окончательно закрепила господство китайской экономики. Деньги буквально лились рекой. В 2008 году прямые иностранные инвестиции впервые достигли отметки в $100 млрд. Причем среди инвесторов числились крупные компании: Boeing, Goodyear Tire and Rubber и Microsoft.

Через несколько лет единственный бар Бойса превратился в ресторанную сеть Kabb and Blue Frog. Рестораны открылись в 10 городах, бизнес оценивали в $70 млн. Бойс обеспечил работой 12 тыс. человек, многие из которых позже открыли собственный ресторанный бизнес. Но Бойсу казалось, что на его лбу крупными буквами всегда будет написано «иностранец».

В те времена китайские санитарные инспекторы были совершенно незнакомы с западной кухней. Как вспоминает Бойс, порой их претензии доходили до абсурда. Однажды Бойса обвинили в использовании просроченного орегано, хотя приправа была засушена. Власти стали вводить новые правила, например, для приготовления салатов каждый ресторан должен был отвести отдельное пространство в 8 кв.м. В 2012 году Бойсу пришлось закрыть самый первый ресторан Blue Frog: по соседству переехал отставной китайский политик, и полиция каждый вечер следила, чтобы уровень шума в районе не превышал допустимые нормы.

«Китай как будто сам не понимает, чего хочет от иностранцев в конечном итоге», — говорит Бойс. Он продал свою сеть ресторанов европейской компании и переехал в Сиэтл.

Стив Мушеро в офисе ChinaNetCloud, 2008. Фото: Стив Мушеро

Стив Мушеро в офисе ChinaNetCloud, 2008. Фото: Стив Мушеро

В 2003 году нарастающий гул китайской экономики дошел до Мушеро в Кремниевую долину. Программист написал книгу «Оффшоринг среднего класса», где рассказал, как американские компании экономят деньги, выводя бухгалтерию и технические работы за границу. По его мнению, Китай становился единым центром глобализации, снабжающим всем необходимым любое производство, начиная от низкотехнологичных отраслей и заканчивая передовыми исследованиями.

Мушеро предсказал масштабный перенос в Китай не только фабрик и заводов, но и офисов.

«Представьте себе удивление офисного сотрудника, потерявшего работу из-за молоденькой китаянки, согласной трудиться за четверть его зарплаты», — пишет Мушеро в «Оффшоринге».

В 2004 году он столкнулся с другом из IBM, который первым делом поинтересовался у Бойса, как он смотрит на переезд в Шанхай. В сентябре 2005 года Бойс уже летел туда для консультаций. Через несколько дней после прилета на мероприятии, организованном Американской торговой палатой, Мушеро встретил двух будущих коллег: американца Джеймса Эрона и китаянку Гу Инань, которая впоследствии вышла замуж за Мушеро.

Мушеро стал первым иностранцем, который работал в видеохостинге Tudou.com (китайский аналог YouTube). Очень скоро он научился обеспечивать бесперебойную работу сайта в условиях «жесткого» китайского интернета. Одной из его обязанностей был поиск порнороликов, вмонтированных в безобидные видео с котиками.

В 2008 году за чашкой кофе в Starbucks Мушеро набросал бизнес-план новой компании ChinaNetCloud, соучредителем которой стал Эрон. На тот момент Китай уже обогнал США как крупнейший интернет-рынок. Но американцы тогда начали использовать облачные серверы для управления операциями своих компаний онлайн. В 2010 году американский инвестор Дейв Макклур, известный сторонник всех технологических ноу-хау, выбрал ChinaNetCloud в качестве сервера-посредника на фоне стремительного роста интернет-рынка Китая. Компания Мушеро стала первым китайским проектом, в который Дейв Макклур вложил $200 тыс.

Компании вроде Alibaba и Tencent Holdings очень быстро освоили облачные технологии и сделали возможным осуществление покупок и платежей «на ходу». Естественно и Alibaba, и Amazon Web Services начали продавать «облака» в Китай, но перед этим поручили ChinaNetCloud установку и контроль программного обеспечения своих корпоративных клиентов.

Главный офис Alibaba в Ханчжоу, провинция Чжэцзян. Фото: Getty Images

Главный офис Alibaba в Ханчжоу, провинция Чжэцзян. Фото: Getty Images

Однако иностранных партнеров отпугивала высокая конкуренция и жесткие условия борьбы на рынке. Репутация Китая, не раз обвиненного в краже интеллектуальной собственности, также сокращала список потенциальных клиентов Мушеро. Только 10% членов Американской торговой палаты в 2013 году были готовы рассматривать создание облачных серверов в Китае.

В 2012 году компания Walt Disney воспользовалась услугами ChinaNetCloud для настройки компьютеров, на которых планировала разместить интерактивные игры, одна из которых была основана на сюжете успешного мультфильма «Холодное сердце» (2013). Мушеро рассчитывал на дальнейшее сотрудничество, но в 2014 году без каких-либо комментариев Disney отказались от игровой отрасли. В сфере онлайн-игр в Китае господствуют крупные отечественные компании, но власти считают их беспорядочными и излишне жестокими, поэтому против них регулярно вводят новые правила.

Вскоре Китай покинул еще один клиент Мушеро — британский интернет-магазин ASOS. Магазин перестал выходить на связь, очевидно устав от трех лет конкуренции с гигантами Alibaba и JD.com.

Мушеро принял решение о продаже акций ChinaNetCloud всем желающим, вдохновившись примером Alibaba, которая в 2014 году заработала $25 млрд после крупнейшего в мире первичного публичного размещения акций. Это событие повысило интерес инвесторов к китайским технологиям. В результате ChinaNetCloud увеличила число сотрудников до 125 и превратила свой офис в высокотехнологичное пространство и установила на втором этаже мониторы во всю стену.

Но, будучи иностранной компанией, ChinaNetCloud с трудом получала деньги от местных инвесторов. С одной стороны, предприятие нельзя было продать китайским фирмам, пока оно не начнет приносить прибыль. С другой, иностранные инвесторы не стремились вкладывать свои средства, недовольные жестким регулированием китайских властей.

После обвала на фондовой бирже Китая в середине 2015 года все планы ChinaNetCloud по сбору средств рухнули. Кроме того, Мушеро и Эрон несли личную ответственность за $6 млн, взятых в кредит от местных фирм. Эрон покинул компанию и вернулся в США.

Из-за нехватки средств ChinaNetCloud закрылась как иностранное предприятие и превратилась в Shanghai YunChang Network Technology со 100% регистрацией в Китае. Возглавила новую компанию жена Мушеро миссис Гу.

В августе 2017 года она приняла участие в финале китайской версии Shark Tank. Это тв-шоу, на котором предприниматели представляют инвесторам свои идеи и бизнес-планы. Миссис Гу рассказала об успехе компании в начале пути и о последующих финансовых проблемах. Когда ей задали вопрос, как ей удается совмещать работу и семейную жизнь, Гу не выдержала и расплакалась.

«Мы боролись на протяжении девяти лет. Девяти!» — призналась она дрожащим голосом.

И все пять инвесторов, утирая слезы, предложили миссис Гу $1,5 млн.

«Нас очень тронул ваш рассказ», — признался один из инвесторов.

Компания продолжает существовать и даже приносит неплохую прибыль. Правда, количество сотрудников пришлось сократить до 40 и сменить высокотехнологичный офис на тесную каморку у железной дороги. Сумма, полученная от Shark Tank, с одной стороны, избавила Мушеро от долгов, но с другой стороны, снизила стоимость компании.

И вот недавно Мушеро заявил, что после Нового года он возвращается в Калифорнию. Ввиду растущего спроса на корпоративные онлайн-услуги он надеется выгодно продать инструменты управления облачным сервером компании. Что касается Китая, Мушер сравнил свою деятельность в этой стране с многолетним нахождением на передовой. Для него Китай оказался слишком большим, запутанным и сложным.

Подготовила Маргарита Тамаева

Поделиться: