«Слушатели очень душевные»: группа Pompeya о гастролях в Китае

«Слушатели очень душевные»: группа Pompeya о гастролях в Китае

Pompeya Китай

Фото: Николай Володкевич/Lostatvenue

Гастроли российских музыкантов в Китае — крайне редкое явление, поэтому любое турне наших артистов по Поднебесной можно назвать серьезным достижением. Московская группа Pompeya, проводящая много времени в США, в мае впервые побывала в Китае и выступила в Шанхае, Ханчжоу, Ухане, Шэньчжэне, Гуанчжоу и Пекине. В столице музыканты стали участниками известного музыкального фестиваля Rye, одним из хедлайнеров которого были британцы The Jesus & Mary Chain. Главный редактор ЭКД встретился с музыкантами в Шэньчжэне и поговорил с солистом группы Даниилом Бродом о первых впечатлениях от Китая и местной аудитории.

— Вашими гастролями за рубежом публику удивить сложно. Pompeya одна из немногих российских групп, которая поет на английском и делает это на международном уровне. Но все-таки Китай по-прежнему терра инкогнита для наших музыкантов. Как вы здесь оказались?

— Один из китайских поклонников прислал скриншоты из WeChat-а (популярный китайский мессенджер), где под нашей песней было 11 тыс. комментариев. Мы начали искать контакты промоутеров в Китае, написали друзьям — группе Motorama, так как они уже ездили в Китай. Они дали контакты агента, который живет в Париже, но занимается азиатским рынком. Я скинул ему эти скриншоты, мол вот, про нас знают в Китае.

— Кто вас сопровождает в Китае?

— У нас есть девочка-роуди, которую почему-то зовут Train (англ. поезд) (смеется). Она нам здорово помогает. Очевидно, что только с английским языком мы бы очень потерянно здесь себя чувствовали. Почему здесь никто не говорит по-английски? Утром ходил в Макдоналдс и даже там на пальцах объяснялся. В России точно лучше дела с этим обстоят.

— Кто-то из вас был в Китае раньше?

— Никто из нас в Азии практически ни разу не был. Были в Сингапуре один день пролетом и один раз во Вьетнаме на конференции по слиянию «СУП Медиа» и «Афиши Рамблер» в 2011 году. Но именно сейчас мы впервые оказались в Азии с гастролями для местной аудитории. Нам очень нравится, как нас здесь принимают.

— Какие впечатления с профессиональной точки зрения?

— В России есть такой слух, что многие приезжают «турить» в Китай и у всех всегда успех, что здесь тысячи фанатов и так далее. Но у нас не было каких-то больших ожиданий, мы были готовы ко всему.

Я очень доволен клубами. Особенно порадовала площадка в Шэньчжэне, одна из самых лучших, на которых мы вообще когда-либо выступали в мире. Все клубы были приятно оснащены разными техническими мелочами. Там очень комфортно проводить время. Мы привыкли, что обычно все клубы старые. Редко когда можно встретить небольшие площадки такого уровня. Обычно это либо бары, либо клубы с гигантской историей, но технически устаревшие. Особенно в Америке: там можем попасть в зал, где со вчерашнего дня осталась кружка пива, все обшарпано, какие-то запахи. Про Россию я вообще не говорю.

Здесь все новое, качественное, хорошо настроенное. Везде есть экраны и прожекторы. Не в каждом клубе есть возможность поставить на задний фон наши пальмы. А здесь практически в каждом. Во всех городах персонал хорошо говорил по-английски. Я бы не удивился, если был бы какой-то бардак. А тут наоборот. Очень достойное профессиональное отношение.

Мне запомнилась забавная деталь: большинство клубов находятся в торговых центрах. Гигантские современнейшие ТЦ, из которых не хочется выходить. В этом что-то есть, как будто концерты приравнены к таким развлечениям, как поход в магазин. Это классно, всегда можно купить свежую футболку в H&M после концерта.

Pompeya Китай

Фото: Николай Володкевич/Lostatvenue

— По городам успели погулять?

— У нас Денис (бас-гитарист группы, — прим. ЭКД) и Дима (барабанщик) еще умудряются походить посмотреть что-то, но я в основном только сплю. Большую часть времени мы проводим в дороге и очень устаем. Очень хотели посмотреть Терракотовую армию, но, видимо, в следующий раз.

— Как вам китайский менеджмент? Принято считать, что при работе с китайцами часто возникают недопонимания, вызванные отчасти культурными различиями.

— Я не заметил никаких проблем. Наша сопровождающая отлично разруливала все ситуации. Да и вообще все были очень дружелюбные и приятные. В этом плане все было очень клево.

— А что насчет фанатов? Какие-то особенности выделили?

— Слушатели очень душевные. Часто говорят теплые слова. Это необычно. Русские, наверно, стесняются выражать эмоции, а здесь нет этого стеснения.

— Западные артисты отмечают, что часто на концертах в Китае от местной аудитории не такая сильная обратная связь. Вы что-то такое почувствовали?

— У нас есть несколько точек в программе, где предполагается хоровое пение и поднимание рук. И все эти точки отлично срабатывали. В принципе, у нас музыка средне-темповая, люди под нее танцуют, и это выглядит одинаково во всех странах мира.

— Как вас приняли на фестивале Rye в Пекине?

— Промоутеры, которые сделали нам тур, также являются организаторами Rye, и логично, что они дали нам возможность выступить. Мы остались довольны, не смотря на жару и тот факт, что выступали первыми — собралось приличное количество людей! Это приятно.

Pompeya Китай

Фото: Николай Володкевич/Lostatvenue

— А если сравнить цены на билеты с Россией?

— Цены в среднем 100-150 юаней. Это высокая цена для России, до 1500 рублей! Только в Москве столько может стоить билет. Обычно, когда мы гастролируем по регионам, цена билета в среднем 600 рублей.

— Не могу не спросить про еду, так как в Китае это важная часть местной культуры.

— Я люблю азиатскую еду. В Лос-Анджелесе часто ем разные тайские блюда. Но совсем острую не могу и не пробовал куриные лапки или какие-то продукты, которые выглядят, как зажаренное существо. Кстати, европейская еда здесь тоже вкусная. Даже если делают подобие европейской, то все равно вкусно.

— Вы, наверное, общались с коллегами-музыкантами насчет Китая. Они хотят сюда?

— Насколько я знаю, недавно Ice Peak приезжали, Hyperboloid Records, Motorama уже два раза. А больше-то особо и некому. У нас не очень много экспортных артистов в принципе. Если говорить про американских коллег, то эти группы в основном локальные. За пределами США вряд ли их кто-то знает. Они бы, наверно, с удовольствием поехали и в Россию, и в Китай, но кто их повезет? Никто не хочет рисковать. Если бы не появилась информация, что нас здесь уже знают, то наши китайские промоутеры вряд ли бы стали рисковать.

Проще всего электронным музыкантам. Перевозить их дешевле, гонорары тоже не нужны большие. Кстати, в России ходит легенда, что здесь популярен Витас?

– Да, есть такое. Ему даже в местном музее восковых фигур поставили статую. Хотя в последние годы популярность его уже не та. 
После удачного тура не думаете о том, чтобы как-то здесь раскручиваться, что-то предпринимать для увеличения популярности? Говорят, что китайцы редко сами активничают в этом плане.

— Я считаю, что все должно происходить естественным образом. Промоутеры к нам очень благосклонны. Они уже заявили о намерении повторить тур в следующем году и работать над развитием группы здесь.

— Слышали современную китайскую музыку?

— Нет, но я бы и не стал, наверно, слушать. Не имеет смысла. Современная музыка не на английском языке для меня звучит странно. Современная музыка на русском для меня звучит нормально только потому, что я понимаю русский язык.

Например, я бы не стал слушать современную мексиканскую музыку. По этой же причине и китайскую. Может, это предрассудок, но мне кажется, что музыкальный язык современности — это английский. Американцы интересуются больше чем-то народным, этно-музыкой. Например, там популярна российская этно-группа Huun-Huur-Tu из республики Тыва. Еще есть украинская группа Даха-Браха. Тоже этно. Очень популярна. И если это китайская музыка, то они хотят слышать традиционные мотивы, не современное.

Мы же идем против течения и показываем, что мы хоть и русские, но такие же музыканты, которые мыслят на английском языке в современном ключе.

— Что-то особо впечатлило вас в Китае?

— Высоко-скоростные поезда, которые летят под 350 км/ч. Очень удобные! У нас только между Москвой и Питером есть такой комфорт, а тут через весь Китай. Вокзалы очень современно выглядят.

Pompeya Китай

Фото: Николай Володкевич/Lostatvenue

— Кто-то первым делом замечает, что в Китае не очень хорошо с бытовой культурой. А вам это бросалось в глаза?

— Это заметно, но не критично. Замечали, что на улице некоторые мужчины стоят, задрав футболки и показывая свои животы. Наша роуди сказала, что она это не одобряет. Разные поколения по-разному себя ведут.

— Какие-то другие общие впечатления?

— Разочаровала однотипность городов. Да, они издалека выглядят как Чикаго или Нью-Йорк, но внутри это просто микрорайоны в Бибирево, только выше и плотнее заселенные. В Шэньчжэне больше зелени, и вообще юг, не так депрессивно. А вот когда мы были в Ухане или ехали на поезде в пригородах Шанхая, это выглядело довольно мрачно. Хотя мы не особенно удивились, мы много путешествуем.

— Раз уж вы наконец-то оказались в Китае, расскажите, песня Cheenese как-то связана с этой страной?

— Нет. Она так названа, потому что там мелодия такая интересная. Сыграна в пентатонике, и мы в виде демо назвали ее Chinese, но изменили написание, чтобы не было ассоциаций. Названия большинства наших песен ничего не означают. Это просто рабочие названия. Например, «90» — это темп, а все уверены, что это про 90-е. Мне нравится, что мы даем песням двусмысленные названия, и они сами работают в разных направлениях.

— Вы себя позиционируете как российская или как международная группа? Знаете, что в Китае во многих анонсах вас называли группой воинствующей нации (战斗民族 zhàndòu mínzú — уважительное название россиян)?

— Мы себя позиционируем как группа из Москвы, которая много времени проводит в ЛА. Интернациональная группа. Кстати, ко мне здесь подошел один человек и спросил, люблю ли я драться.

— Какие планы на ближайшее время? Еще раз приедете в Китай?

— Промоутеры довольны, поэтому думаю, мы еще раз с удовольствием повторим. Мы приехали в первый раз, и получился хороший фидбек. Мы довольны. В этом году мы решили, что надо бы посмотреть остальной мир. После Китая будут США (Калифорния), Европа и всегда — Россия.

— Если ради раскрутки в Китае надо будет провести полгода, вы пойдете на такой шаг?

— Без проблем, но это из разряда сказочных историй. Думаю, работа артиста заключается как раз в постоянных гастролях по разным странам. Вообще мы готовы вкладываться в развитие на новых рынках. Например, ездить на шоу-кейсы. Чем больше ты гастролируешь, тем больше можешь в себя вложить. Главное, чтобы этот круг не разрывался.

Беседовал Артем Жданов

Поделиться: