От улицы к улице, от дома к дому: как общественный контроль помог Китаю укротить эпидемию Covid-19

От улицы к улице, от дома к дому: как общественный контроль помог Китаю укротить эпидемию Covid-19

социальный контроль в китае
Иллюстрация: South China Morning Post

Китай практически одержал победу над эпидемией Covid-19. Города ослабили ограничительные меры, но режим самоизоляции все еще действует в микрорайонных «ячейках». Он эффективно функционирует благодаря исторически сложившимся условиям: народным коммунам Китая 1960-х и непререкаемому авторитету властей. Неудивительно, что для многих обитателей «современных коммун» жесткие карантинные ограничения не были в новинку, рассказывает South China Morning Post.

Строгий карантин в Ухане — именно там нашли больных смертельно опасным коронавирусом — стал напоминанием о прошлом для его престарелых жителей. Одна из них, 75-летняя Цзян Хун утверждает, что последние три месяца прошли прямо как в эпоху Мао Цзэдуна.

«Это действительно дежавю возврат к 1960-м годам, когда мы жили в народных коммунах, каждый шаг был под контролем и у людей не было права выбора», сообщает пенсионерка.

Но в 2020 году на смену громкоговорителям пришли смартфоны, а людям больше не нужны купоны на еду, как это было 60 лет назад.

Как и многие другие пожилые, Цзян пришлось научиться пользоваться мессенджером WeChat, чтобы адаптироваться к «новой коллективной жизни». Все жители ее «ячейки» собраны в общем чате. Там они получают сообщения от правительства и осуществляют онлайн-платежи.

Микрорайонные «ячейки» распространены по всему Китаю. Они составляют основанную на сетке систему мониторинга и управления районами. Дженнифер Пань, доцент кафедры коммуникаций в Стэнфордском университете, описала ее как «систему управления городскими комуннами на современный лад», существующую со времен председателя Мао.

По словам независимого политического аналитика Чэнь Даоиня, такая модель представляет «современную версию централизованного управления, которое существовало в Китае со времен династии Цин». Чэнь утверждает, что она объединила систему учета домохозяйств и сеть районных комитетов, введенных вскоре после основания коммунистического Китая в 1949 году. С интернет-технологиями управление стало еще лучше.

«Китаю удалось осуществить это только благодаря режиму централизованной автократии, иначе такой системой было бы очень трудно управлять, считает Чэнь. Кроме того, национальный эпидемический кризис послужил оправданием для введения строгого контроля, который стоил Китаю независимости и жизнеспособности общества».

Водонепроницаемое наблюдение

Как и все 11 млн жителей Уханя, административного центра провинции Хубэй, семья Цзян с 23 января оказалась привязанной к своей ячейке. Это значило «водонепроницаемое наблюдение» в их жилом комплексе, по-китайски сяоцюй (小区 xiǎoqū). Цзян сказала, что территория их сяоцюя была опечатана, все жители входили и выходили через одни ворота, которые круглосуточно охранялись.

Хотя транспортную блокаду с Уханя сняли еще 8 апреля, общественный контроль не ослабили. Действовали довольно жесткие ограничения. Каждый день жители должны замерять температуру у управляющего их микрорайона и докладывать о своем местонахождении.

Ответственные за их ячейку строго контролируют всех жильцов и сообщают о внештатных ситуациях. Они также должны обеспечивать жителей продуктами и товарами первой необходимости. Таким образом, нарушители установленного порядка рисковали лишиться очередной продовольственной «поставки».

Дочь Цзян по имени Дороти Ван провела с родителями гораздо больше времени, чем ожидала. 45-летняя женщина приехала в Ухань на китайский Новый год, а домой в Пекин вернулась только недавно. Она сказала, что первый месяц в блокады был «хаотичным»:

«Никто не знал, что делать после объявления карантина, сказала Ван, менеджер поставок медицинского оборудования. Большинство жителей нашего микрорайона уже на пенсии и понятия не имели, что происходит».

мужчина смотрит из-за баррикад в Ухани
Мужчина наблюдает из-за баррикады, возведенной для того, чтобы не впускать посторонних в жилой комплекс в Ухане. Фото: AFP

Все под контролем

По словам Ван, ситуация начала улучшаться в середине февраля, когда власти Уханя направили 44,5 тыс. госслужащих в 7 тыс. сяоцюев по всему городу.

Они должны были помочь 12 тыс. местным чиновникам в организации массового карантина. Новый секретарь компартии города Ван Чжунлинь также приказал, чтобы все больные с подозрением на коронавирусную инфекцию были изолированы. Так Ухань боролся распространением Covid-19.

Дороти Ван утверждает, что изменения стали заметны, когда появились государственные служащие:

«Это было похоже на тюремную драму, сказала она. Каждой семье было предоставлено определенное время для прогулки в саду комплекса. Управляющие комплексом и жилищный комитет следили за тем, чтобы в определенный промежуток времени прогуливалась только одна семья».

Для поднятия морального духа чиновники микрорайона организовали патриотические мероприятия: виртуальные церемонии поднятия флага и онлайн-соревнования по караоке и фитнесу.

Эти чиновники сыграли ключевую роль в успехе системы, утверждает Дженнифер Пань из Стэнфордского университета.

«Некоторые чиновники хорошо справлялись со своей работой, некоторые ужасно, добавляет она. Поэтому, эффективность “ячеек” варьируется от района к району, и так по всей стране.

Некоторые международные эпидемиологи сомневались в эффективности самого большого карантина в истории человечества. Он охватывал почти 60 млн человек по всей провинции Хубэй и за ее пределами. Тем не менее, уже с 17 марта Государственный комитет по делам здравоохранения КНР стабильно докладывал об отсутствии или единичных случаях распространения вируса в провинции.

С тех пор большинство новых случаев заражения были завезенными. 28 февраля Всемирная организация здравоохранения высоко оценила противоэпидемические меры Китая.

«Смелый подход Китая к сдерживанию распространения нового респираторного заболевания предотвратил быстрый рост зараженных и дальнейшее развитие эпидемической ситуации […] Снижение прироста новых случаев заражения по всему Китаю реально», говорится в отчете ВОЗ.

За это ВОЗ подверглась критике. Давление международного сообщества на Пекин возрастало из-за сомнений в предоставляемых им данных и гуманности мер по борьбе с эпидемией.

Поскольку вирус быстро распространился по всему земному шару, аналогичные меры локализации вводились и во многих других странах. Однако китайская система контроля микрорайонов и повсеместное видеонаблюдение оказались наиболее эффективными.

Джереми Уоллес, доцент кафедры государственного управления в Корнеллском университете, утверждает, что система была «неотъемлемой частью широкомасштабного реагирования Китая для сбора данных об эпидемии». В основном это были измерение температуры, контроль за соблюдением всех предписаний и политика жесткого социального дистанцирования.

китайцы покупают лапшу в ухани
Местные жители покупают лапшу в Ухане во время общегородского карантина. Фото: Reuters

«Истинно китайские» меры

Наблюдатели говорят, что суровые «истинно китайские» меры сыграли ключевую роль в сдерживании вируса. Но их было трудно воплотить в жизни в других странах.

Дженнифер Пань утверждает, что страны вроде США полагались на «патрулирование районов, а также школы, церкви и общественные некоммерческие организации в мобилизации населения для борьбы с пандемией».

В большинстве западных стран отсутствует вертикальная система власти как Пекине, а в китайском культурном коде общественное благо всегда стояло выше личной свободы, отмечает Альфред У — доцент Школы государственного управления имени Ли Куан Ю Национального университета Сингапура (верная запись на русском языке Ли Гуанъяо или Лэй Куонъиу, первый премьер-министр Сингапура, — прим. ЭКД).

Стив Цзэн (曾銳生, англ. имя Steve Tsang), директор Китайского института Школы восточных и африканских исследований в Лондонском университете, соглашается:

«Было бы очень трудно заставить эту систему работать в условиях демократии. Посягательство на права человека и частную жизнь это серьезный шаг, и лишь немногие демократические государства пойдут на это. Разве что в качестве экстренных мер на четко определенный период времени», говорит Цзэн.

Никакой блокады: как Гонконг и Южная Корея побороли Covid-19

Альфред У отметил, что другие страны справились с кризисом и без полной блокады:

«Южная Корея, как и Китай, проводила массовое тестирование. Она воспользовалась технологиями мобильной связи, чтобы избежать дорогостоящей транспортной блокады, сказал У. — Помимо этого, страна также своевременно и прозрачно предоставляла полную информацию обо всех случаях заражения».

По состоянию на 21 апреля, Южная Корея сообщила о более чем 10,6 тыс. инфицированных коронавирусом и 236 смертях. При этом количество новых случаев каждый день уже не превышает 100 и неуклонно снижается.

«Помимо китайского способа реагирования, существуют более демократичные модели с меньшим количеством экономических и социальных издержек. Это просто вопрос того, что больше подходит той или иной стране», — заключает У.

Подготовила Валерия Абушинова

Поделиться: