Вместо африканцев: 300 погибших китайцев на борту американского рабовладельческого судна

Вместо африканцев: 300 погибших китайцев на борту американского рабовладельческого судна

Немецкое судно с китайскими кули в Сингапуре, ок. 1900 г. Фото: Hsu Chung-mao, ThinkChina

Китайцы в 19-м веке уезжали работать туда, где требовался дешевый труд — в Америку. Контракт о работе подписывали перед посадкой на корабль, но потом оказывалось, что американцам тогда нужны были не рабочие, а рабы. Между 1847 и 1862 годами 6 тыс. подневольных рабочих из Китая доставили на Кубу и в Перу. О трагедиях, которые сопровождали китайцев, рассказывает Джеймс Картер для издания SupChina.

На рассвете 28 октября 1855 года помощник капитана на американском парусном судне «Уэйверли» спустился в грузовой отсек. Там его ждало жуткое зрелище. 300 человек — китайцы, которые плыли в Америку в поисках новых возможностей и работы, — были мертвы. Кто-то задохнулся: трюм не открывали 12 часов, кто-то в отчаянии покончил с собой: люди повесились на балках, утонули в цистернах, кто-то по договоренности заколол товарищей. Американские СМИ назвали случившееся «ужасным происшествием» и «оптовой резней». Экипаж корабля арестовали и допросили. Так появилась история об ужасах в Южно-Китайском море.

«Уэйверли» начал свой маршрут из портов Сямэня (современная провинция Фуцзянь) и Шаньтоу (провинция Гуандун). На борту были 450 китайцев — их должны были продать как подневольных рабочих в американские колонии.

В начале 19 века большое влияние обрели движения за полную отмену рабского труда африканцев. Владельцы плантаций и их сторонники в правительстве стали искать другие источники бесплатной рабочей силы. Особенно в ней нуждались сахарные плантации в Карибском море и шахты в Южной Америке. Уже в 1806 году британские суда начали пересылать туда китайских рабочих, которых называли «кули» (кит. 苦力 kǔlì, англ. coolies).

Важно различать разные виды эмиграции, которые были доступны китайцам в то время. Большинство из них уезжали в Америку, как и европейцы, многие также рассчитывали в итоге вернуться домой. О китайцах, которые эмигрировали в Калифорнию работать на трансконтинентальной железной дороге, писал историк Гордон Чан.

Свободная эмиграция отличалась от торговлей кули, которая была сосредоточена в Сямэне и Макао. Сямэнь был одним из шести первых портов, которые открылись для торговли с Европой после 1842 года, когда закончилась Первая опиумная война. Макао был португальской колонией и на тот момент насчитывал уже три века эксплуатации рабов: китайцами и жителями Южной Азии торговали с 16 века. Мигрантов заманивали обещаниями работы за морями или просто ловили и запирали в загонах для рабов, пока корабли не были готовы к отправке.

На борт «Уэйверли» в Сямэне в конце сентября 1855 года посадили примерно 350 китайцев, еще 100 человек взошли на корабль неделю спустя в Шаньтоу. Только на борту пассажиры осознали, что поплывут не к «золотым горам» Калифорнии, а в шахты гуано в Перу или на сахарные плантации Кубы (официальная информация о пункте назначения разнится). Мужчины в тяжелых рабских условиях обычно выживали лишь несколько лет, а женщин делали служанками или отправляли в бордели. Узнав об обмане, как минимум трое людей сбежали с корабля, пока он еще не отправился.

После недели в море с корабля спрыгнули еще несколько человек. Они предпочли утонуть, чем умереть от болезни на корабле, которая также погубила некоторых пассажиров и капитана-американца. Китайцы пытались сбежать от инфекции и выбраться из трюма на палубу, но им приходилось драться с экипажем, и кого-то застрелили. К 18 октября корабль заново поразила болезнь, и борьба за места на палубе усилилась.

Потом судовые повара на «Уэйверли» отказались работать из-за спора насчет оплаты. Пассажиры начали страдать не только от болезни и неизвестности рабского будущего, но и от голода. Китайцы все еще дрались с экипажем, пытались выбраться из трюма и забрать себе хоть какую-то еду. Корабль направили на Филиппины, чтобы там назначили нового капитана на замену умершего.

Судно остановилось в Маниле 25 октября. Китайцы стремились сбежать с корабля, пораженного болезнью и жестокостью. Американский экипаж боялся, что их «человеческий груз» выпрыгнет в море и доберется до суши, поэтому трюм запечатали. Так случилась трагедия: сотни людей погибли ужасной смертью.

Испанские власти арестовали экипаж «Уэйверли». Американский консул в Сямэне отказался вмешиваться — этот же консул утверждал, что к 1870 году Америка больше не торгует кули. Газеты вовсю докладывали об ужасном происшествии, новости дошли даже до Ланкастера в Пенсильвании.

Трагедия на «Уэйверли» усилила требования заняться расследованием работорговли. В ответ на обвинения в торговле людьми, издевательствах, похищениях и других преступлениях Служба морской таможни Китая организовала специальную комиссию. Она состояла из китайских и британских следователей и отправилась на Кубу в 1874 году. Комиссия взяла показания о более 1600 китайских рабочих. Заключение комиссии было однозначным и тревожным.

Судя по показаниям, 80% рабочих были похищены и завлечены на торговые корабли обманом. Доля смертей от ран, суицидов, болезней во время путешествия превышала 10%. По прибытии в Гавану их продали в рабство, некоторые стали собственностью богатых семей и компаний, а большинство отправили на сахарные плантации. К рабам, которые предназначались для семей, относились жестоко, но остальных вообще не считали за людей. Нагрузка на плантациях огромная, еды не хватает, наказания к рабам применяют самые разные. Многие повесились, отравили себя опиумом, утопились в колодцах.

Контракты с рабовладельцами не разрывались, и хозяева обновляли соглашения на сроки более 10 лет. Если китайцы отказывались продолжать трудиться, то их заковывали в цепи, ставили к ним охрану и принуждали строить дороги без какой-либо компенсации — как заключенных. После этого их снова заставляли подписать контракт с «работодателями» […].

Исследователи спорят, можно ли приравнивать труд кули к рабству. Несомненно, белые землевладельцы в Америке использовали труд азиатов, чтобы заменить труд африканцев, когда укрепилось общественное движение за отмену рабства. Труд кули считался долговой кабалой, но некоторые историки говорят, что условия больше походили на обычное рабство — по сути то же происходило с людьми, которых везли из Африки через Атлантику. Юридический статус работников-азиатов отличался от рабов-африканцев, которые считались собственностью хозяев во всех отношениях. Эту разницу называли важной сами китайские работники.

Трагедия «Уэйверли» не в том, что она была уникальной. А в том, что такое происходило повсеместно и навсегда испортило наследие европейского взаимодействия с Китаем.

Джеймс Картер — профессор истории в Университете Святого Иосифа в Филадельфии. Он написал три книги о современной истории Китая, его последнее произведение — «День чемпионов: конец старого Шанхая» (Champions Day: The End of Old Shanghai).

Подготовила Елизавета Петрова

Поделиться: