Одна семья, два мигранта, три города. Почему современным китайским детям будет трудно ответить на вопрос «Откуда ты?»

Одна семья, два мигранта, три города. Почему современным китайским детям будет трудно ответить на вопрос «Откуда ты?»

Фото: Indiegogo

Китайское общество изменилось за последние десятилетия. Из-за высокой социальной мобильности многие семьи порой живут на три города, а порой родители отрезают детей от местных традиций и растят их в «стандартной» среде. О трудностях самоопределения молодого поколения рассказал Чжоу Ван в статье для Sixth Tone.

В августе прошлого года во время летних каникул я отвез 5-летнего сына к родителям на юго-запад Китая — за 2 тыс. км от нашего дома в Тяньцзине. Мы провели у бабушки с дедушкой неделю. Как-то они в шутку поинтересовались у внука: «Откуда ты? (你是哪里人? Nǐ shì nǎlǐ rén?)»

Кажется, это простой вопрос. Но ребенка он поставил в тупик: его отец с юго-запада, мама с востока, а он родился и вырос в Тяньцзине — на севере. Между тремя направлениями тысячи километров, они различаются по диалектам, кухне и культуре. Ребенок привык проводить каникулы и праздники в разных местах, и, наверное, пока у него нет ощущения принадлежности к какому-то из них.

На протяжении веков китайцы судили о человеке по месту его рождения. Ответ на вопрос «Откуда ты?» давал всем понять, на каком наречии ты говоришь, что ты ешь, какой у тебя характер. Но последние два поколения китайцев пережили массовую внутреннюю миграцию, урбанизацию и изменения в семейном укладе, поэтому отвечать на вопрос становится сложнее. За прошедшие 40 лет в мегаполисы съехались китайцы со всех уголков страны. Кто-то пытался строить карьеру, но уехал в родной город. Кто-то остался и создал семью, причем часто с человеком, который тоже приехал из другого района Китая. Так сложился новый семейный уклад: одна семья, два мигранта, три города. Я называю такие китайские семьи «новейшими».

Семьи новейшего типа образуют партнеры из разных городов, которые живут в третьем, общем городе. В их жизни не обходится без компромиссов. Культурные особенности регионов значительно отличаются — приходится подстраиваться под привычки и диету партнера. А детям нужно искать баланс не только между привычками родителей, но и местной культурой.

К примеру, у каждого региона в Китае свои обычаи на традиционные праздники: Новый год по лунному календарю, Фестиваль драконьих лодок или Праздник середины осени. К ним готовятся по-разному: все зависит от истории, климата, культуры данной местности. Для детей из смешанных семей такие праздники — большая неразбериха. У нас на праздничном столе всегда стоят и острые юго-западные блюда, к которым я привык, и более сладкие восточные угощения, которые любит моя жена, а также северная крахмалистая еда. Мы все-таки уважаем местные особенности.

Наша семья не уникальна. Многие мои сокурсники и коллеги находятся в такой же ситуации. Их дети тоже живут в миксе из разных культур. Интересно, когда они вырастут и будут вспоминать детство, смогут ли они подобно старшему поколению четко обозначить свою малую родину?

Как ни странно, но именно родители — а не процесс смешения культур — будут виноваты, если дети окажутся лишены этого чувства принадлежности. Точнее, родители виноваты в том, что хотят воспитать детей по-современному, осознают они это или нет.

Посмотрим на ситуацию с диалектами. По моему опыту, новейшие семьи обычно настаивают, чтобы дети говорили на общепринятом стандартном путунхуа, даже если сами родители не так хорошо его знают. Они не разговаривают с детьми на родном диалекте и не приветствуют освоение местного наречия. Получается, ребенок живет в многодиалектной среде, но их не усваивает. Некоторые дети даже наследуют родительское пренебрежение к тем, кто говорит с акцентом. Дети ведут себя с местными ровесниками заносчиво, будто акцент — это показатель низшего класса.

Новейшие семьи ведут другой образ жизни. Как и с диалектами, родители хотят, чтобы отпрыски обрели современные, урбанистические привычки, а не поддерживали «отсталые» обычаи из их родных городов. Порой удается угодить всем: и дома, и в ресторанах семья выбирает простые блюда, которые удовлетворят вкусовые предпочтения обоих родителей. Но таким образом дети лишаются шанса узнать о той еде, которая занимает особое место в жизни родителей. Другие семьи отмечают праздники не с родственниками, как принято традиционно, а с крупными покупками, походами в парки и рестораны.

Учитывая это, сегодняшние дети — самое «передовое» поколение. Они не знают местные диалекты, не разбираются в региональных кухнях, не поддерживают местные обычаи. Вместо этого они говорят на стандартном китайском, едят одинаковую модную еду, а их образ жизни определяется универсальными нормами среднего класса.

В этой ситуации есть большой плюс. Дети не привязаны к месту рождения ностальгией, поэтому растут с сильным чувством индивидуальности. Их нельзя охарактеризовать только по происхождению: у них больше свободы, интересов, увлечений, больше шансов узнать и испытать новое.

Но мне все равно непонятно. Я прожил на юго-западе Китая 22 года. Прошло 15 лет, но я все еще скучаю по малой родине. Иногда я покупаю в интернете местные продукты и оформляю доставку домой, чтобы вспомнить вкус детства и юности. Мои одноклассники разъехались по стране: кто-то ведет бизнес, кто-то госслужащий, кто-то учитель. Но когда мы встречаемся, то всегда говорим на родном диалекте.

Моему сыну скоро в школу, он будет проводить в Тяньцзине еще больше времени. Назовет ли он себя когда-нибудь тяньцзиньцем? Останется ли в сердцах современных детей их малая родина? И если нет, то что ее заменит?

Чжоу Ван — доцент Школы госуправления имени Чжоу Эньлая Нанкайского университета.

Подготовила Елизавета Петрова

Поделиться: