Не то, чего хотел Китай. Почему Афганистан под контролем талибов беспокоит Пекин

Не то, чего хотел Китай. Почему Афганистан под контролем талибов беспокоит Пекин

Иллюстрация: Derek Zheng

Талибы воспользовались выводом американских войск из Афганистана, взяв под контроль все районы страны, а затем и Кабул. Быстрый захват Афганистана усиливает озабоченность Китая по поводу собственных интересов в стране. Однако еще до начала активных действий «Талибана»* Китай выражал беспокойство насчет ухудшения ситуации с безопасностью в регионе, пишет SupChina.

«Талибан» объявлен в России террористической организацией, деятельность которой запрещена.

Краткая сводка

  • «Китай призывает иностранные войска в Афганистане ответственно подойти к решению о выводе», — заявил МИД КНР в мае 2021 года, критикуя «резкое» заявление Вашингтона.
  • 16 июля председатель КНР Си Цзиньпин призвал афганского коллегу к «политическому диалогу для достижения национального согласия и прочного мира».
  • 12 дней спустя министр иностранных дел Ван И принял талибов в Тяньцзине, признав их «важной военной и политической силой» в обмен на обещания безопасности.

Встреча в Тяньцзине

На встрече в Тяньцзине Ван И осудил стратегию США в Афганистане. Он выразил надежду, что афганский народ сможет самостоятельно создать политическую структуру, которая соответствует национальным реалиям страны. После захвата власти талибами МИД КНР заявил, что ждет выполнения обещания «провести переговоры, направленные на формирование открытого исламского правительства в Афганистане».

Однако, по мнению сотрудника Европейского совета по международным отношениям и эксперта по китайско-пакистанским отношениям Эндрю Смолла, как бы Китай ни реагировал на вывод войск США из Афганистана, это не то, чего он на самом деле хочет. Другой видный аналитик китайской внешней политики, директор китайской программы в американском Центре Стимсона Сунь Юнь считает, что Китай поддерживает связь с «Талибаном» неохотно.

Почему Пекин не вполне доволен новым положением дел в Афганистане

  • Китай не доверяет «Талибану». «Эти отношения порождены необходимостью, а не предпочтениями», — пишет Сунь. Многие китайские официальные лица предполагают, что «Талибан» будет укреплять связи с радикальными исламскими организациями в регионе.
  • Пекин обеспокоен уйгурскими боевиками в Афганистане. По словам Суня, они имеют реальные политические устремления, даже если не связаны с «Исламским движением Восточного Туркестана» (запрещено на территории России), которое, по мнению многих аналитиков, не функционирует уже много лет.
    Восточный Туркестан — другое название региона, который входит в состав КНР как Синьцзян-Уйгурский автономный район. Это самая большая по площади территориально-административная единица Китая и один из пяти автономных районов компактного проживания национальных меньшинств. В Синьцзяне большинство населения составляют уйгуры, которые исповедуют ислам, — прим. ЭКД.
  • Китай предпочел бы повестку талибов «при условии компромисса с другими политическими силами в стране, но не возрождения после военной победы», — пишет Смолл. Китайское правительство опасается, что их успех в Афганистане вдохновит боевиков во всем регионе, в том числе членов пакистанского «Талибана» (Техрик-е Талибан Пакистан). ТТП не объединена с афганским «Талибаном», однако группировки тесно сотрудничают, — прим. ЭКД.
  • Недавние атаки в соседнем Пакистане встревожили Пекин. Сунь отмечает, что экономические интересы Китая в этом регионе значительно превосходят интересы самого Афганистана. Прямые иностранные инвестиции Китая в 2020 году составили $110 млн в Пакистан и всего $4,4 млн в Афганистан. Это ключевой момент: уход США из Афганистана стало напоминанием об угрозе безопасности для китайских интересов в регионе.
Фото: RT
  • Пекин был встревожен тремя терактами в Пакистане за последние четыре месяца: подрывом автомобиля у отеля, где должен был остановиться китайский посол, взрывом автобуса, в котором погибли девять граждан Китая, а также стрельба по автомобилю, где находились двое китайских инженеров. При этом трагедию в автобусе Пакистан называет подрывом террориста-смертника.
  • Подрыв автомобиля, который произошел в апреле, был осуществлен пакистанским «Талибаном». МИД КНР проводит различие между двумя ветвями талибов, заявляя, что пакистанская организация повсеместно считается террористической, в то время как афганские талибы — это самопровозглашенная политическая и военная организация.
  • Ван И неоднократно призывал афганский «Талибан» «полностью разорвать отношения со всеми террористическими организациями». Мулла Абдул Гани Барадар в свою очередь обещал «никогда не позволять никаким силам использовать афганскую территорию для совершения действий, наносящих ущерб Китаю».

Какую угрозу продолжает ощущать Пекин

С конца 2000-х годов по причинам, частично связанным с Синьцзяном и Пакистаном, Китай стал мишенью для различных боевиков и террористических групп, пишет Эндрю Смолл. Какие бы обязательства «Талибан» ни брал на себя перед китайским правительством и как бы ни хотел игнорировать ситуацию в Синьцзяне, он создал среду, в которой многие из террористических групп будут процветать. Нападение на материковую часть Китая маловероятно, однако очевидно, что угрозы для китайских целей в регионе стали серьезнее.

Подготовила Дарья Вишнякова

Подписывайтесь на ЭКД в Телеграме.

Поделиться: