Голос за будущее: как проходят референдумы на Тайване и почему жители относятся к ним неоднозначно

Голос за будущее: как проходят референдумы на Тайване и почему жители относятся к ним неоднозначно

Урна для голосования на референдуме 18 декабря 2021 года. Избиратели опускают 4 бюллетеня в отдельные урны. Фото: taiwannews.com

18 декабря на острове Тайвань прошел 4-й всенародный референдум. На суд общественности вынесли четыре вопроса, затрагивающих процедуру проведения референдума, энергоперехода и продовольствия. ЭКД рассказывает, что представляет из себя референдум по-тайваньски, какие вопросы затронуло нынешнее голосование и что думают на острове о подобных электоральных кампаниях.

Долгая дорога демократии

Впервые идея предоставить народу право решать важные вопросы на тайваньской земле возникла в конце 1940-х. Тогда юный житель города Тайнань Цю Юнхань (邱永汉) направил в штаб-квартиру ООН письмо с просьбой определить будущее место Тайваня в мире с помощью референдума. На фоне кровавого разгона островной администрацией массовых протестов 28 февраля 1947 года предложение стало популярным в народе. Тем не менее, идея о референдуме не получила благословения у местных
властей.

87-летний Цю Юнхань. Фото: businesstoday.com.tw

С бегством на Тайвань остатков войск Чан Кайши в 1949 году на острове начался почти 40-летний период военного положения. О всенародном волеизъявлении пришлось забыть до конца 1980-х. Вновь агитировать за актуальные преобразования стали уже члены сформированной в 1987 году Демократической прогрессивной партии (ДПП, 民主进步党).

«Отцом тайваньских референдумов» принято считать партийца Цай Тунжуна (蔡同荣). С его подачи в начале 1990-х на острове создали Общество содействия референдумам (公民投票促进会). Участники призывали дать жителям право решать вопросы о суверенитете острова, его символах, вступлении в международные организации. Соответствующий законопроект Цай, тогда депутат Законодательного Юаня (立法院), и его сторонники многократно ставили на голосование и получали отказ.

Экс-глава администрации Тайваня Чэнь Шуйбянь. Фото: president.gov.tw

Против референдумов в 90-е выступало высшее руководство правящей партии Гоминьдан (国民党). Сторонники тесных связей с материковым Китаем полагали, что внесение положений о референдуме в основной закон острова нарушит сложившийся порядок. На высшем уровне к идее вернулись уже в новом тысячелетии — после победы представителя ДПП Чэнь Шуйбяня на выборах главы тайваньской администрации в 2000 году. Спустя три года обсуждений и исправлений в кулуарах исполнительной и законодательной власти, в канун нового 2004 года Чэнь Шуйбянь подписал Закон о референдумах (公民投票法).

Согласно процедуре

Закон о референдумах, вопреки ожиданиям, не позволил тайваньцам влиять на решение важнейших для острова проблем. На референдум позволено выносить вопросы об изменении законодательства, поправках в основной закон и пересмотре политических решений. Повестка референдума формируется тайваньцами коллективно. Для этого нужно собрать подписи минимум 1/10000 от общего числа участников предыдущих выборов главы администрации острова. Вопрос с необходимым числом подписей рассматривает специальная комиссия (公民投票审议委员会). Она формируется представителями прошедших в Законодательный Юань партий в таком же процентном соотношении, как на парламентских выборах. Всего в состав комиссии входит 21 человек.

Одобренные комиссией вопросы согласуются с представителями исполнительной власти. Ранее после одобрения повестки референдум должны были проводить в течение следующих шесть месяцев. Последнее изменение от 2019 года сделало референдумы более частыми. Всенародное голосование будет проводиться в четвертую субботу августа каждые два года.

Социальная реклама о референдуме: «Все жители старше 18 лет имеют право проголосовать на референдуме». Фото: cna.com.tw

Голосование проводят на тех же избирательных участках, где организуют всеобщие выборы. Живущим не по месту прописки островитянам для участия в референдуме нужно возвращаться в родные края. Вопрос референдума считается одобренным, если число голосов «за» превышает число «против» и составляет не менее 25% от общего числа избирателей.

Энергия, свинина, глас народа

Последнее всенародное голосование прошло в субботу 18 декабря. Общество попросили решить четыре вопроса, касающиеся жизни нынешнего и будущих поколений островитян.

И теперь наш мирный атом

Вопрос строительства четвертой тайваньской АЭС «Лунмэнь» (龙门核能发电厂) поднимался, когда сторонники демократии могли только мечтать о референдумах. Строящуюся с 1999 года близ Тайбэя станцию законсервировали в середине 2010-х. Местные жители сомневались в безопасности атомной энергетики после катастрофы на АЭС Фукусима-1 в Японии. Пришедшая к власти в 2016 году ДПП решила постепенно отказаться от атомной энергетики на острове вовсе. Так проект «Лунмэнь» стал политическим «чемоданом без ручки». На референдуме тайваньцев спросили, стоит ли возобновлять стройку на спорном объекте.

Стройплощадка четвертой тайваньской АЭС «Лунмэнь». Фото: theinitium.com
А у нас на Тайване газ

Так называемый «Третий терминал» по приему сжиженного природного газа (观塘液化天然气接收站) — ровесник АЭС «Лунмэнь». План его сооружения утвердили еще в 1999, а через два года на побережье Тайваньского пролива в городе Таоюань стартовали строительные работы.

Важность объекта для экономики обусловлена нехваткой электроэнергии в северной части острова. Терминал СПГ представляется нынешними властями как ступенька на пути энергетического перехода и отказа от атома. Экологическое влияние проекта вызвало протесты со стороны активистов и оппозиции. Для защиты уникальных водорослевых рифов в районе стройки власти в несколько раз уменьшили зону капитальных работ. Тем не менее, на референдуме граждан попросили высказаться за или против переноса стройплощадки.

Водорослевый риф рядом со строящимся третьим терминалом по приему СПГ в Таоюане. Фото: e-info.org.tw
Подбросили свинью

Импорт мяса — тоже один из самых чувствительных вопросов для тайваньцев. Еще в середине 2000-х ДПП запретила ввоз мяса, в котором присутствует гормон роста рактопамин. Международный скандал с отравлением рактопаминным мясом в 2006 году стих, после чего импорт возобновился.

В 2012 году предыдущий глава Тайваня Ма Инцзю разрешил ввоз говядины с рактопамином из США. Американская свинина с гормоном оставалась под запретом до 2020 года, пока администрация Цай Инвэнь не пустила ее на островные прилавки. Решение обсуждали на телевидении и в прессе: жителям острова напоминали, что в 160 странах мира ввоз такой свинины запрещен.

Протестная акция партии Гоминьдан против одобрения импорта свинины с рактопамином. Фото: news.tvbs.com.ttw
Не все смешалось

Последний вопрос нынешнего референдума затрагивает процедурный аспект голосования. После возвращения во власть руководство Демпартии в 2016 году внесло изменение в закон о референдуме. Предусматривалось, что референдум будет проходить одновременно со всеобщими выборами в местные заксобрания или главы островной администрации. Однако муниципальные выборы 2018 года показали: из-за задержек на участках избиратели не успевали проголосовать до конца дня.

Год спустя решение было пересмотрено, и референдум вновь перестали привязывать к дню выборов. За падение интереса к голосованию и формализации волеизъявления оппозиция сравнила изменения закона с «железной клеткой» для референдума. Возврат к прежней системе «выборы-референдум» — четвертый пункт в бюллетене на нынешнем голосовании.

Очередь к участку для голосования. Фото: udn.com

Только все за/против

Вопросы референдума раскололи политические силы острова надвое. Хотя голосование задумано как способ утвердить контуры общего будущего, позиция избирателей в значительной степени зависит от их политических предпочтений. Наиболее противоположные позиции избрали крупнейшие островные партии — ДПП и Гоминьдан.

Правящая ДПП проводила агиткампанию перед референдумом под лозунгом «четыре “нет” сделают Тайвань сильнее» (四个不同意,台湾更有力). Глава администрации Тайваня Цай Инвэнь и ее подчиненные хотели, чтобы ни один из вопросов на референдуме не приняли к рассмотрению. Так, нынешняя администрация не намерена менять план строительства третьего терминала по приему СПГ, отказывается от достройки АЭС «Лунмэнь», желает продолжать импорт рактопаминной свинины и проводить выборы отдельно от референдумов.

Глава администрации Тайваня, председатель ДПП Цай Инвэнь на агитационном митинге. Фото: upmedia.mg

Партия мобилизовала сторонников через массовые просветительские митинги: до референдума было запланировано провести 100 таких мероприятий. К пропаганде «четыре “нет”» привлекли всех: от Цай Инвэнь до депутатов уездных советов. Руководство ДПП подчеркивает, что не требует от жителей голосовать за какую-либо партию. Голос на референдуме, по мнению прогрессивных демократов, — это возможность укрепить международные позиции острова и оградить будущее от влияния политических игрищ.

Противоположную позицию заняла националистическая партия Гоминьдан. Представители консервативного крыла подняли на знамя речовку «четыре “да” сделают Тайвань прекраснее» (四个都同意,台湾更美丽) — реакцию на популярный лозунг Демпартии. Гоминьдан призывал сторонников поддержать запрет на ввоз свинины с рактопамином, завершить строительство на АЭС «Лунмэнь», вернуть связку между выборами и референдумом и перенести стройплощадку нового терминала СПГ от водорослевых рифов.

Председатель партии Гоминьдан Чжу Лилунь на митинге сторонников. Фото: cna.com.tw

Будучи оппозиционной партией, Гоминьдан выбрал для себя стратегию критики и противодействия власти. «Националисты» устраивали ночевки близ офиса главы островной администрации, шествия в разных городах Тайваня и многочисленные народные митинги. Партийные чиновники видят в референдуме шанс показать ДПП недовольство народа и уличить правящую силу в непорядочности.

Позиции более мелких партий Тайваня неоднозначны. Партия «Новая сила» (时代力量党) выступала против строительства АЭС «Лунмэнь», но по остальным пунктам согласна с Гоминьданом. А Народная партия Тайваня (民众党) с мэром Тайбэя Кэ Вэньчжэ во главе избрала тактику «два “за” и два “против”».

До референдума однозначной картины происходящего не отражали и опросы общественного мнения. СМИ показывали данные, удобные для поддерживаемой изданием политической силы. Тысячу респондентов в сентябре-ноябре опрашивали корреспонденты и сотрудники Тайваньского фонда демократии, телекомпании TVBS и других изданий. Предварительные результаты показывали, что 40%—50% тайваньцев проголосуют за запрет импорта свинины с гормонами, перенос угрожающего водорослям терминала СПГ и привязку референдума к выборам.

Пункт, по которому мнение островитян делилось почти надвое — строительство АЭС. Это объясняется боязнью жителей пострадать от возможной аварии во время землетрясения и нежеланием хоронить на своей территории радиоактивные отходы.

День голосования поставил точку в сомнениях наблюдателей. К 19 часам 18 декабря Центризбирком Тайваня завершил подсчет голосов. По всем вопросам большинство жителей острова высказалось «против». Количество голосов в поддержку позиции нынешней правящей партии перевалило за 4 млн по каждому пункту.

Таким образом, тайваньцы отказались достраивать АЭС «Лунмэнь» и переносить строящийся СПГ-терминал от водорослевого рифа. Также народ поддержал продолжение импорта свинины с рактопамином и проведение референдума отдельно от всеобщих выборов.

Политическая пыль в глаза

Перед референдумом сонный и пассивный Тайвань преобразился до неузнаваемости. Политические акции проходили повсюду — от центра Тайбэя до удаленных горных деревень. Разъезжающие по улицам автомобили с мегафонами и наружная реклама не давали забыть о политической повестке. Обсуждения вопросов референдума преследовали местных жителей везде — в телепередачах, на рабочем месте и в частных беседах.

С кандидатом в депутаты Тайбэйского городского совета от Демократической прогрессивной партии Чжао Исяном (赵怡翔, в центре). Фото автора

В то же время все большее число островитян, в особенности молодых, начинает сомневаться в необходимости народного волеизъявления. Местные общественные деятели тоже не видят важности референдума. Например, перед предыдущим референдумом в 2018 году известный тайваньский юрист Люй Цююань (吕秋远) опубликовал разгромную статью о последствиях плебисцита. Он заявил, что исполнительная власть не несет ответственности за нереализацию решений. Подхватившие заявления юриста островные СМИ назвали тайваньские референдумы «опросами общественного мнения за 1,5 млрд НТД» ($53,9 млн).

Отчасти обвинения Люя рационально обоснованы. Если на референдуме народ высказался за какое-либо положение, Исполнительный Юань обязан в течение трех месяцев направить в островное заксобрание проект соответствующего закона для доработки. По истечении срока представитель другой ветви власти — Контрольный Юань (检察院) — делает предупреждение и дает отсрочку исполнения на два месяца. После пяти месяцев за неисполнение прямой функции Контрольный Юань может только в очередной раз пожурить Исполнительный за бездействие. Реальных последствий с отставкой ответственных не наступает.

Юрист Люй Цююань. Фото: okapi.books.com.tw

Тем не менее, референдум как площадка для широкого обсуждения ключевых вопросов играет важную роль в политической жизни острова. Если правящая партия решит реализовать одобренный на референдуме план, она сможет сделать это только в признанных народом рамках. Не исключено, что депутаты не смогут изменить предложенный законопроект — в зависимости от его специфики.

Отказ прислушаться к мнению жителей негативно сказывается на политической судьбе действующей администрации. Отсрочка или игнорирование принятой инициативы уменьшает вероятность победы правящей партии на следующих выборах всех уровней. Таким образом, референдум — это в значительной степени площадка для демонстрации популярности и мощи партий. По словам экспертов, результаты нынешнего референдума отразят расклад сил накануне выборов в местные советы депутатов 2022 года и повлияют на предпочтения колеблющихся избирателей.

Выступление оппозиционных депутатов Законодательного Юаня против разделения времени проведения референдума и выборов. Фото: news.ltn.com.tw

С точки зрения сторонников демократии, референдум — не дорогой опрос, а кирпич в прочной стене гражданского общества. Каждый вынесенный на референдум вопрос становится темой дискуссий в домах тайваньцев и на митингах. Островные демократы полагают, что референдумы прокладывают путь к принятию спорных социальных явлений.

Так, острейшим пунктом прошлого референдума считалась легализация на острове однополых браков. Оппозиционная партия Гоминьдан развернула мощную пропагандистскую кампанию против расширения прав ЛГБТ-сообщества. Старшее поколение тайваньцев убеждали в опасности легализации подобных браков, которая якобы способна уничтожить островные ценности и общество в целом. В результате против проголосовало около 70% избирателей. Правящая ДПП обязалась не изменять существующее законодательство о семье, но впоследствии приняла отдельный закон для однополых пар.

Однако противостояние ценностей запустило процесс включения сексуальных меньшинств в общество. Постепенно споры вокруг законности и нормальности однополых браков утихли. Кроме того, остров стали выбирать для проживания гомосексуалы, которые не нашли поддержку в своих странах и регионах. Теперь статус первого в Азии региона, дружелюбно относящегося к однополым парам, — один из брендов Тайваня и повод для гордости местных жителей.

Шествие сторонников легализации однополых браков на Тайване. Фото: cn.nytimes.com

Вне зависимости от результатов нынешнего референдума, он определенно оставит след в островной истории. Партия, наиболее успешно мобилизовавшая электорат перед голосованием, с большой вероятностью гарантирует себе успех на будущих выборах. Если референдум и не решит проблем энергетики и продовольствия, то как минимум заставит власти прислушаться к народному мнению. В обстановке напряженности в Тайваньском проливе согласованность позиций общества и администрации поможет избежать драматических изменений в статусе острова.

Андрей Дагаев

Поделиться: