Не чувствуйте себя как дома

Уйгуры и тибетцы ощущают себя за бортом китайского экономического чуда

уйгуры китайцы конфликт

Китайцы, вооруженные палками, кричат оскорбления в адрес уйгуров во время уличных бунтов летом 2009 года в Урумчи. Фото: EPA

Несмотря на то, что национальные меньшинства вместе составляют менее 10% от общего населения Китая, взаимоотношения китайцев (народность хань) и остальных этнических групп весьма напряженные. Журнал The Economist недавно опубликовал статью, в которой описывается общая ситуация и правительственные мероприятия по решению проблемы. 

Китай урбанизируется с огромной скоростью. В первые годы 21-го века две трети населения страны проживали в деревне. Сейчас доля сельских жителей составляет менее половины. Однако двух этнических групп, чьи представители часто беспокоят китайское правительство, эти изменения практически не коснулись. Уйгуры и тибетцы продолжают заниматься сельским хозяйством, во многом из-за того, что существующая дискриминация осложняет поиск работы в городах. Недовольство нацменьшинств растет, но вместе с этим растет и дискриминация, создавая порочный круг.

Китаю жизненно необходимо разорвать этот круг, чтобы разрядить неспокойную обстановку в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, Тибете и областях других провинций, населенных тибетцами. Все эти территории вместе занимают почти треть страны. В Синьцзяне недовольство уйгуров спровоцировало несколько вспышек насилия. Один из последних инцидентов произошел 12 января. Шесть человек были застрелены после неподтвержденного факта атаки на полицейских в уезде Шулэ, которых находится на границе Китая со Средней Азией. Уйгуры — преимущественно мусульманское национальное меньшинство, говорящее на одном из тюркских языков. В Синьцзяне их проживает около 10 миллионов. В 2000 году сельским хозяйством занималось 80% уйгуров, спустя десять лет показатель вырос до 83%.

В Тибете акты насилия случаются намного реже, однако сепаратистские настроения местного населения вызывают у китайских лидеров не меньшую головную боль. В Тибете и в соседних провинциях проживает более 6 миллионов этнических тибетцев. Процент крестьян среди них лишь немного снизился за период между 2000-м и 2010-м годами — с 87% до 83%. Некоторых вполне устраивает работа в поле. Но многие чувствуют, что лишены тех преимуществ, которыми обладает титульный народ, то есть ханьцы — этнические китайцы, чья численность составляет 90% от всего населения. Те карьерные возможности, благодаря которым в последние несколько лет этнические китайцы десятками миллионов переезжают в крупные города, для уйгуров и тибетцев закрыты. Им никто не рад, и они это знают.

тибет крестьяне

Примерно 83% тибетцев занимаются сельским хозяйством. Фото: panoramio.com

В 2010 году только 1% тибетцев покинул малую родину, и менее 1% уйгур мигрировали из Синьцзяна, по данным исследования Пекинского университета. Большинство тех, кто все же переехал, являются либо чиновниками, либо студентами, получившими правительственную стипендию. При этом число самостоятельных мигрантов только снижается.

От части проблема заключается в языке. Уйгуры и тибетцы, выросшие в деревне, как правило, плохо владеют путунхуа — официальным государственным китайским языком. Правительство пытается внедрять путунхуа в школах повсеместно, но часто эти попытки встречают сопротивление, так как в них видят желание уничтожить самобытную культуру других народов страны. В южном Синьцзяне, где проживает большинство уйгуров, в школах вообще не преподают государственный язык.

Однако дискриминация также оказывает большое влияние на ситуацию. Даже хорошо образованным уйгурам и тибетцам сложно найти работу. Реза Хасмат (Reza Hasmath) из университета Оксфорда выяснил, что соискатели из числа национальных меньшинств, например, в Пекине имели лучшее образование, чем их конкуренты ханьцы, но получали менее оплачиваемые должности. Другое исследование выявило, что на резюме от тибетцев и уйгуров, которых обычно выдают имена (уйгуры также имеют заметно выделяющуюся внешность), приходит значительно меньше приглашений на собеседование.

Правительственные программы помогают этническим меньшинствам получать более качественное образование: политика позитивной дискриминации повышает их шансы на поступление в вузы. По одной из программ под названием «Школа Синьцзяна» (新疆内地高中班) каждый год тысячи уйгуров и ханьцев, проживающих в провинции, отправляются в другие регионы страны для завершения школьного образования. Однако условия программы также стимулируют их возвращаться домой и работать среди уйгуров. По официальной статистике 50% участников программы возвращается в Синьцзян. При этом, большинство предпочло бы остаться в другом месте (согласно опросу Тимоти Гроуза (Timothy Grose) из Технологического института Роуз-Халман в американском штате Индиана).

Двадцатипятилетняя выпускница университета, участвовавшая в программе «Школа Синьцзяна», описывает тяжелые месяцы поиска работы в Пекине, которые завершились приглашением в иностранную компанию. Крупная китайская IT компания без объяснения причин аннулировала ее предложение о работе в пятницу перед тем, как она должна была выйти в офис. На другом собеседовании ей посоветовали вернуться в Синьцзян. Также есть сведения о том, что многим выпускникам «Школы Синьцзяна» отказывают в работе с формулировкой: «мы не сможем предоставлять вам халяльный обед».

Волна терактов, устраиваемых уйгурами, не спадает. В сентябре центральные власти подчеркнули важность «работы с этническими группами в городах», дав распоряжение городским чиновникам не «закрывать двери» перед нацменьшинствами, но и не применять слишком либеральную политику. Такая противоречивая команда отражает «растущее понимание того, что смешивание разных групп может усиливать трения и конфликты между этносами» (Пишет Джеймс Лейболд (James Leibold) из университета La Trobe).

Правительство предприняло символические усилия, чтобы создать рабочие места для уйгуров на побережье страны, отправляя их на фабричные работы целыми автобусами. Но наниматели остаются начеку. В июне 2009 года в городе Шаогуань южной провинции Гуандун ссора между уйгурскими и китайскими работниками на фабрике игрушек закончилась смертью двоих выходцев из Синьцзяна и десятком раненых. Событие спровоцировало этнические бунты, начавшиеся спустя несколько дней в Урумчи, столице СУАР, в которых погибло около двухсот человек.

Достаточно просто быть уйгуром, чтобы привлекать внимание полиции. В ноябре во время приезда мировых лидеров в Пекин на саммит АТЭС, полиция безуспешно пыталась убедить арендодателя выселить выпускницу «Школы Синьцзяна», на основании того, что уйгурам здесь не место. «Иногда мне очень одиноко, — признается девушка. — Я не могу понять кто я, и где мое место».

Оригинал статьи: Don’t make yourself at home

Перевод подготовила Дария Остаева

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


пять + = 12

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>