Культура молчания: почему в Китае процветает домашнее насилие

Фото: washingtonpost.com

Фото: washingtonpost.com

24-летняя Ли Хунся находилась в больнице уезда Луи провинции Хэнань, когда муж задушил ее. Спустя два месяца после смерти она все еще не похоронена. Тело девушки, укутанное в розовое пуховое одеяло, хранится в специальном гробу с заморозкой в доме ее мужа. Сам мужчина обвиняется в убийстве, а его семья в страхе покинула город.

Родители погибшей не верят в то, что когда-нибудь китайское правительство сможет защитить жертв домашнего насилия и справедливо наказать их обидчиков, ведь никто не смог помочь их дочери. Отказавшись похоронить задушенную собственным мужем девушку, они пытаются обратить на случившееся внимание местных властей и общественности.

В Китае, как и во многих других странах, домашнее насилие — это настоящая эпидемия, тщательно скрываемая обществом. По статистике, каждая четвертая китаянка подвергается побоям в семье. По словам экспертов, в реальности жертв избиения в разы больше, ведь статистика не включает в себя другие виды насилия кроме побоев. По их мнению, десятки миллионов замужних женщин в Китае находятся в опасности.

В 2011 году Ким Ли, американская жена китайской знаменитости, стала известна в интернете, опубликовав фотографии своего лица после избиения мужем. Женщина также рассказала интернет пользователям о своих неудавшихся попытках найти помощь и защиту у полиции. Даже эта достаточно обеспеченная иностранка в ответ получила лишь то, что обычные китаянки слышат годами — «Это твоя личная проблема. Реши ее самостоятельно внутри своей семьи».

С момента прихода к власти в 2012 году Си Цзиньпина правительство КНР начало разработку закона о краеугольном камне всей социальной политики — домашнем насилии. В прошлом году в Китае был создан первый в своем роде законопроект, направленный на защиту жертв домашнего насилия. Спустя несколько дней после смерти Ли, а именно 1 марта 2016 года, закон, запрещающий все виды насилия в семье, вступил в юридическую силу. Общественность оценила новый закон как шаг в правильном направлении.

Хотя он не покрывает сексуальное насилие и не может быть применен к однополым парам, новый закон запрещает любые формы физического и психологического насилия, а значит мог бы спасти жизнь Ли.

Однако короткая жизнь Ли и ее трагичная смерть ясно показывают, что один лишь закон не может обеспечить спокойную жизнь замужним женщинам. Чиновники, целью которых является обеспечить безопасность и защиту женщин, фактически всегда работали против них, выступая за сохранение брака практически в любых судебных разбирательствах, советуя преступникам изменить свое поведение.

В последний год своей жизни Ли неоднократно обращалась за помощью в полицию, где ей было сказано самостоятельно решить проблему взаимоотношений с мужем. Столкнувшись с абсолютным равнодушием общества и гнилой системой защиты жертв домашнего насилия, Ли практически в одиночку боролась за свою жизнь.

24-летняя девушка знала, что муж может убить ее. Знал ли об этом кто-нибудь еще?

Сестра Ли Хунся плачет над фотографиями погибшей, развешанными на стенах дома, где она жила. Фото: washingtonpost.com

Сестра Ли Хунся плачет над фотографиями погибшей, развешанными на стенах дома, где она жила. Фото: washingtonpost.com

Ли родилась и выросла в селе Яньгуань, расположенном среди пшеничных полей в центральном районе Китая, южнее пересечения Хуанхэ и Великой Китайской равнины. Ли Хунся была второй дочерью в семье Янь. Первые 8 лет жизни девушка провела, живя с другом семьи Ли Цзиньчжуном, пока ее родители занимались воспитанием младшего сына.

По словам сестры, в детстве Ли Хунся была жизнерадостным, позитивным ребенком и никогда не была прилежна в учебе. Закончив среднюю школу, девушка начала вести тихую жизнь, какую ведут тысячи китайских мигрантов, живущих между фермами и промышленными поселениями на юге страны. В 2013 году односельчанин сосватал Ли Хунся одному скромному молодому мужчине по имени Чжан Ячжоу, за которого она и вышла замуж.

После свадьбы Ли переехала в дом семьи мужа, находящийся в другой деревне в 10 минутах ходьбы от родного поселения девушки. В 2014 году у семейной пары родилась дочь. По словам соседей, Ли и Чжана часто видели гуляющими вместе по ухабистым, пыльным дорогам села.

Опрос более дюжины селян показал, что соседи Ли и Чжана не видят в домашнем насилии ничего необычного, однако отвергают его присутствие в своей деревне.

«В нашей деревне все как родные, никто не враждует здесь». — заявил Су Цзянь, познакомивший Ли с ее мужем.

Сосед и друг Чжана Ячжоу проезжает мимо дома, где жила семейная пара. Фото: washingtonpost.com

Сосед и друг Чжана Ячжоу проезжает мимо дома, где жила семейная пара. Фото: washingtonpost.com

В мае прошлого года Ли обратилась в больницу с жалобами на боль в нижней части спины. На вопросы о происхождении этих повреждений девушка отвечала, что муж случайно ударил ее, когда шел сзади.

Когда девушка рассказала своей матери о побоях мужа, она посоветовала ей самостоятельно разобраться с этой проблемой. По словам матери, она отговаривала свою дочь от развода, боясь за репутацию своей семьи в деревне.

Для жертв домашнего насилия в Китае боязнь испортить разводом репутацию семьи — весьма распространенное явление. Хотя в последнее время количество разводов растет, на женщин все еще оказывается огромное давление со стороны общества, принуждая их вступать в брак и оставаться замужем. Такой политики поддерживается и Всекитайская федерация женщин, которая, казалось бы, должна защищать права женщин и выступать за их сохранение в любых ситуациях.

Глава местного отделения Всекитайской федерации женщин Го Яньфан заявила, что они поддерживают и распространяют новый закон против домашнего насилия, агитируя жертв не молчать, а активно искать помощи.

По словам Го, Ли никогда не обращалась к ним за помощью.

 «Любая замужняя женщина первым делом должна хорошо справляться со своими обязанностями жены, а если ее муж ведет себя неподобающе, она должна обязательно рассказать об этом властям», — зявила Го.

Цитируя китайскую пословицу «разрушить 10 храмов гораздо легче, чем построить семью», Го сообщила, что в большинстве случаев федерация поощряет самостоятельное и мирное разрешение конфликта между супругами: «Если муж признает свои ошибки и исправит их, все наладится». Но история Ли показывает, что ничего так просто не налаживается.

Фото: washingtonpost.com

Фото: washingtonpost.com

В июле девушка опубликовала в сети пост, где рассказала об избиениях мужа, в результате которых была повреждена ее спина. Девушка призналась, что ей было стыдно открыть правду раньше. В декабре Ли поделилась с интернет-пользователями страхом быть задушенной мужем. Ее публикации просмотрели около ста человек.

В комментариях друзья девушки выразили поддержку, один из них упомянул о готовящемся законе. Однако большее количество пользователей упрекнули Ли, посоветовав ей самостоятельно помириться с мужем.

«Не разводитесь так рано, подумайте о вашем ребенке!», — написал один интернет-пользователь.

«Позитивный настрой поможет тебе справиться с этой ситуацией», — посоветовал другой.

Ци Ляньфэн, адвокат, защищавший интересы Ким Ли, заявил, что китаянки, как и любые другие женщины, обязательно должны требовать развода, если от этого зависит их жизнь.

Во время празднования китайского Нового года Чжан и Ли принимали гостей в своем доме за праздничным столом. Ли сказала что-то непонравившееся Чжану, и он ударил ее по голове стулом. Девушка рассказывала об этом своей семье, а в последствии происшествие было подтверждено соседом пары Чжан Туаньцзе, присутствовавшим при этом инциденте.

После этого семья Чжана отвезла Ли в больницу уезда Луи, где девушка прошла необходимые обследования. Когда родители Ли приехали навестить дочь, между ними и родными Чжана произошла крупная ссора. Там же и была совершена первая халатная ошибка медперсонала — мужу Ли было разрешено зайти в палату пострадавшей жены.

Через 12 дней Ли, находящаяся на втором месяце беременности, была переведена в больницу поменьше — Центр здоровья детей и женщин уезда Луи. Девушке должны были сделать аборт. 25 февраля Ли написала мужу, что голодна. По сообщениям медперсонала, около 17:25 он приехал в больницу.

В 17:47 несколько медсестер проходили мимо палаты Ли, совершая обход. Не заметив открытую дверь в палату и приоткрытое окно, сотрудницы удалились.

На следующий день руководство больницы предложило шокированным родителям Ли денежную компенсацию в размере $6000 за смерть девушки. Они забрали деньги.

Опрошенные медицинские работники, пожимая плечами, заявили репортерам, что все сотрудники больницы во время убийства находились на обеде. «Никто не видел, как Чжан задушил ее», — сказал глава отделения педиатрии Ли Пин.

Коридор больницы, где была задушена Ли Хунся. Фото: washingtonpost.com

Коридор больницы, где была задушена Ли Хунся. Фото: washingtonpost.com

Сразу после убийства семья Чжана покинула деревню, боясь за свою жизнь. В свою очередь, семья Ли вломилась к ним в дом и установила в гостиной гроб с телом убитой, обклеив все вокруг свадебными фотографиями дочери.

По словам семьи погибшей, на их плечи взвалились все расходы на похороны Ли. Получив небольшую помощь от местных властей, родственники девушки столкнулись с агрессией со стороны полиции и чиновников. «Кто поможет нам справиться с этим? Совсем никто не пришел помочь нам», — сказала мать Ли.

В конце апреля, спустя два месяца после убийства, родители Чжана вернулись в деревню, чтобы договориться с семьей погибшей. Сообщается, что они уже достигли соглашения по поводу погребения тела Ли.

В данный момент Чжан находится в полицейском участке и не доступен для комментариев. В последнем интервью Хэнаньской телекомпании, контролируемой партией, он сознался в том, что избивал жену в феврале и мае. Однако убийство Ли он назвал «импульсивной ошибкой».

«Мы ругались, и я случайно убил ее», — сказал убийца на камеру.

Ведущий следователь полицейского участка уезда Луи отказался давать комментарии по делу, посоветовав обратиться к властям пропаганды уездного уровня, которые в свою очередь сказали обратиться в провинциальный отдел пропаганды. Ответившее на телефонный звонок руководство отдела заявило, что не обладает правом на дачу показаний.

Можно ли было защитить и спасти девушку? Отвечая на этот вопрос, глава отделения Всекитайской федерации женщин уезда Луи Го Яньфан сказала, что не уверена.

«Как ее можно было защитить? Откуда я должна была об этом узнать?» — сказала Го.

Оригинал публикации: Domestic abuse is thriving in China’s culture of silence

Перевела Мария Алешкина

Поделиться: