Китай начал массовое разведение саранчи

timg (1)

Фермеры провинции Гуандун приступили к массовому разведению саранчи, чтобы удовлетворить спрос, созданный китайскими рестораторами.

Саранчеводческие хозяйства оказались очень прибыльным предприятием: с 1 гектара земли в год можно собирать 7,7 тыс. юаней (порядка $1.1 тыс.) чистой прибыли. Разведение сельскохозяйственного вредителя отличается низкой себестоимостью, малой ресурсо- и трудоемкостью, быстрым возвратом инвестиций – практически идеальный бизнес. Впрочем, идеальным его не считают власти Гуандуна, которые беспокоятся, что расплодившаяся на специализированных полях саранча может легко перекочевать на соседние угодья и поесть весь урожай.

Китайским гурманам саранча знакома давно: в жареном виде ее особенно жалуют на юге КНР, особенно летом. Это идеальная закуска, которая богата протеинами и практически не содержит жиров.

По данным ООН, саранча – одно из самых популярных в мире съедобных насекомых. Ее едят не только в КНР, но и в других странах Азии, а также в Африке и Латинской Америке. Их примеру стоит последовать и остальному миру, считают эксперты из Объединенных Наций. В 2013 году Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) предложила ввести насекомых в повседневный рацион человечества. По логике ФАО, стремительно растущее население планеты будет очень трудно прокормить лишь традиционной пищей вроде злаковых, рыбы или мяса. Наилучшим альтернативным источником провианта эксперты ООН признали мир насекомых.

Китайской аудитории эти научные обоснования не нужны: в стране до сих пор живо поколение, которое прекрасно помнит, как насекомые спасали народ от голода. В 50-е годы прошлого столетия молодая Народная республика испытывала ощутимый дефицит провианта. В пищу шло все, что ползает и летает. Работавший в те времена в КНР советский офицер рассказывал: “Одно из самых популярных блюд мы называли “самоваром”. Готовили его довольно просто. Когда темнело, над чаном кипящего травяного отвара вешали мощную лампу. На нее слеталась вся мошкара, которая опаляла крылья и падала прямо в бульон. Через час получалась довольно густая каша”. Воспоминания старого полковника — не армейская байка. То же самое практически слово в слово говорят и старики-китайцы. “В 1959 году нас, комсомольцев, отправили работать в провинцию Шаньдун. Кормили сытно, но, на мой вкус, довольно странно — большинство блюд делали из насекомых, названия которых я и не знала”, — поведала мне ветеран китайской журналистики госпожа Чэнь Ли.

Шаньдун по сей день остается крупнейшим в КНР производителем съедобных насекомых. Там действует около 200 предприятий, которые производят 400 тонн этой живности в год. Спрос на такую продукцию существует: разбогатевший Китай продолжает есть насекомых уже не от голода, а из прихоти — в качестве деликатесов. Практически каждый регион страны может похвастать своим изыском. В провинции Гуандун любят вареных жуков-плавунцов, в Сычуани в ходу жареные пчелиные куколки, а жители провинции Юньнань закусывают местную водку сырыми бамбуковыми червями. В Пекине существуют целые обжорные ряды, где готовят деликатесы вроде скорпионов в кипящем масле или шашлыка из личинок тутового шелкопряда. Раскупают эти изыски довольно хорошо: хозяин одного из ларьков признался, что продает до 200 порций скорпионов в день.

Всего в Поднебесной в пищу идут около 300 видов насекомых. Они считаются не только вкусной, но и полезной пищей: из них готовят огромное количество лекарств традиционной китайской медицины, а крепкие настойки на разнообразных жуках популярны даже среди завзятых инсектофобов.

Китай может оспорить у ФАО авторство идеи включить насекомых в повседневный рацион: с такими инициативами в КНР выступают постоянно. Так, в 2010 году ассоциация энтомологов Цзинчжоуского университета в провинции Хубэй развернула целую кампанию по популяризации насекомоедения. Они устроили огромный банкет, все блюда на котором были сделаны исключительно из саранчи, цикад, сверчков и другой подобной живности. Организаторам пира удалось досыта накормить тысячу человек… всего за 88 долларов. Таким образом было продемонстрировано еще одно преимущество блюд из насекомых: их экономическая доступность.

Казалось бы, в такой ситуации Китай одним из первых должен был поддержать предложение ООН по введению насекомых в повседневное меню человечества. Однако этого не произошло. Более того, немало государственных СМИ Китая в свое время резко отвергли эту идею по ряду причин, о которых стоило бы задуматься и экспертам из ФАО. Абсолютно все китайские критики инициативы Объединенных Наций указали на отсутствие механизма контроля качества подобной продукции. Действительно, Госуправление КНР по контролю качества, инспекции и карантину озадачилось вопросом сертификации пищевой продукции из насекомых лишь единожды — в середине 90-х годов прошлого столетия. В 1996 году были сертифицированы порядка 30 биологически активных добавок из муравьев, и на этом работа закончилась.

Более того, у наблюдателей возник закономерный вопрос: сможет ли государство гарантировать безопасность блюд из насекомых, если даже в сфере контроля за “традиционными” продуктами питания постоянно происходят обидные недосмотры. На фоне не совсем благоприятной ситуации в сфере продуктовой безопасности, государству китайскому более логично сосредоточить силы на контроле за традиционным пищевым рынком, нежели растрачивать их на воплощение оригинальных инициатив ФАО.

Константин Щепин

Поделиться: