Илья Лагутенко: Я всегда верил в будущее китайского рок-н-ролла

Илья Лагутенко: Я всегда верил в будущее китайского рок-н-ролла

Мумий Тролль в Гуанчжоу

«Мумий Тролль» на музыкальном фестивале Bian Huakai (彼岸花开音乐节) в Гуанчжоу, 26.10.14. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

26 октября группа «Мумий Тролль» выступила на музыкальном фестивале Bian Huakai (彼岸花开音乐节) в Гуанчжоу. За полмесяца до этого российские музыканты совершили азиатский тур, побывав в Пекине, Шанхае, а также на Тайване, в Сингапуре и Южной Корее. И хотя это далеко не первый визит «Мумий Тролля» в Китай, многие до сих пор задаются вопросом, что связывает группу с этой страной. ЭКД встретился с «Мумий Троллем» в Гуанчжоу и поговорил с ее лидером Ильей Лагутенко о том, почему группа смотрит в азиатском направлении, и какие есть перспективы у китайской музыки.

— Многие по-прежнему удивляются, когда узнают, что вы по образованию китаист. Как получилось, что вы связали свою жизнь с Китаем?

— Во Владивостоке в трех минутах ходьбы от моего дома находилась школа с углубленным изучением китайского языка. Мама сказала, ты не пойдешь ни в какую другую, потому что туда тебя надо возить на трамвае. Так я начал учить китайский язык еще в 6 лет. Но мы сейчас говорим о 80-х годах и школе №9 города Владивостока, где учителя за все эти годы так и не научились преподавать китайский язык. Благо затем у меня за спиной оказался Восточный факультет Дальневосточного государственного университета, где я учился по специальности «Востоковедение и африканистика».

— А в самом Китае учились?

— Да, учился в Даляне. Тогда еще существовала программа обмена студентами между КНР и Советским союзом, которого во время моего обучения не стало. Но добрый китайский институт сказал, что если меня устраивает стипендия китайского студента, а не зарубежного, они могут оставить меня учиться дальше постигать азы китайской экономики, такая у меня была там специальность. Моя дипломная работа была на тему развития приграничной торговли между Россией и Китаем в XX веке. А само развитие новой китайской экономики произошло на моих глазах.

— Когда впервые начали работать по специальности?

— Еще когда учился, то начал работать переводчиком. С распадом Советского Союза времена были тяжелые, надо было как-то зарабатывать на жизнь. Не знаю, как сейчас, но тогда переводчики нормально зарабатывали.

— Получается, что все время до начала активной музыкальной карьеры ваша деятельность была связана с Китаем.

— В общем-то она никогда не заканчивалась, даже когда случился «Мумий Тролль».

— Тем не менее, после выхода альбома «Морская» в 1997 году Китай отошел на второй план.

— Да, но я всегда верил в будущее китайского рок-н-ролла. Что-то там существовало еще в конце 80-х– начале 90-х: Доу Вэй (Dou Wei), Цуй Цзянь (Cui Jian), Танчао (Tang Dynasty).

Мумий Тролль в Гуанчжоу

Выступление группы «Мумий Тролль» на музыкальном фестивале Bian Huakai (彼岸花开音乐节) в Гуанчжоу, 26.10.14. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

— В какой-то момент у «Мумий Тролля» начался разворот в сторону Азии, и в частности Китая. Когда это произошло и почему?

— Мы последние лет десять пытались строить какие-то туры по Китаю. Наверно, первым крупным приездом сюда можно считать выступление на фестивале «Rock in Beijing», куда также были приглашены Public Enemy, Nine Inch Nails и другие (имеется в виду Beijing Pop Festival – прим.ЭКД). Хотя до этого у нас был тур, когда мы объехали около 10 городов: Шанхай, Чанчунь, Нинбо и т.д. Я тогда понимал, что аудитории особо нет, спросите об этом у любого более менее известного китайского рокера. На тот же фестиваль в Пекине пришло от силы 5 тысяч человек. Или, например, легендарное выступление The Rolling Stones в 2006 году в Шанхае, когда пришли всего несколько тысяч человек, в основном экспаты, а из китайцев были только их же подруги.

— Изменилось ли что-то с того момента?

— За последние 5 лет в связи с экономическим развитием и появлением новой китайской молодежи, которая развернулась в сторону западной культуры, начался бум рок-н-ролла и инди-групп. Мне это напоминает и по музыке и по настроению, конечно, с китайской спецификой, наше движение рок-клубов в 80-е, когда среди музыкантов было намного больше креативности и таланта. Тоже самое сейчас происходит с китайской и, конкретно, пекинской сценой. И мне это очень интересно.

У меня много друзей среди китайских музыкантов. Тот же P.K.14 первая китайская группа, которую мы привезли на фестиваль V-ROX во Владивосток. Я стараюсь выстраивать с ними особые отношения, и поставил себе задачу представлять музыкантов новой Азии российской аудитории.

— Как я понимаю, для этого и был создан музыкальный фестиваль V-ROX, который, по сути, является шоукейс-фестивалем. Расскажите о нем поподробнее. Какие цели стоят перед ним?

— Делать какие-то выборочные попытки неинтересно, хотелось видеть большую картину. Она заключается в том, что есть не только так называемый потенциальный азиатский рынок, но и очень интересная азиатская сцена, которая определенно заслуживает внимания и во многом созвучна с российской. Так появился V-ROX. Мы начали с Азиатско-Тихоокеанского региона, но на фестивале выступают музыканты и из других стран, например из ЮАР. Для меня V-ROX — это от Владивостока и по всему миру.

Мумий Тролль в Гуанчжоу

Выступление группы «Мумий Тролль» на музыкальном фестивале Bian Huakai (彼岸花开音乐节) в Гуанчжоу, 26.10.14. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

— Таким образом, сейчас ваша деятельность во многом заключается в продюсировании азиатских групп.

— Я всегда занимался этим, и по сути единственный в нашей стране, кто занимался этим серьезно.

— Есть ли китайские группы, которые в перспективе могут зайти на российский и мировой рынок?

— Этот вопрос всегда очень интересный, но все возможно. Хороший пример – выступление на последнем V-ROX группы Queen Sea Big Shark (后海大鲨鱼). Группа, которая реально хорошо поет и имеет мощное присутствие на сцене. Она с первой песни может завести публику, которая вообще ничего не знала об их существовании раньше. Я знаю по своему опыту, что хороший артист всегда найдет свою публику.

— А что можно вообще сказать об азиатской музыке и ее распространении в мире.

— Я всегда привожу всем в пример нашу передачу «Фабрика звезд» и ее аналог в Южной Корее. Они стартовали почти в одно и то же время. Прошло 10 лет, и сейчас назовите мне хотя бы трех гастролирующих российских музыкантов, кто вышел оттуда. Хотя бы по России. А в Корее из всей этой истории создали целую экспортную музыкальную индустрию, если я не ошибаюсь, на 12 млрд долларов в год. Огромный экспортный потенциал.

— Но ведь это в основном азиатский рынок.

— Какая разница. Почему «ВИА Гру» не слушают в Китае, почему один несчастный Витас за всех отдувается. И то, уже устал. Все бесконечные женские коллективы могли бы выступать не только на подмостках борделей в Макао, но и участвовать в большой денежной поп-жизни такого замечательного развивающегося региона, как новая Азия.

— Тем не менее, корейские группы не так известны на Западе.

— Вы мне это рассказываете? Моя знакомая мексиканская уборщица, которая получает в день 100 долларов в Лос-Анджелесе, рассказала мне, как она купила три билета по 300 долларов в фан-зону на группу вот такого-то названия. Я ее спрашиваю: «Что это за группа такая? Какая-то мексиканская?». Она говорит: «Нет, корейская». Эта группа выступает в Стэйлпс-центре, что-то типа нашего Олимпийского. Это было в прошлом году. Концерт на стадионе в Лос-Анджелесе, на который мексиканская домработница не жалеет денег на 3 билета по 300 долларов каждый! И вы говорите, что эта музыка не популярна на Западе. Если вы собираете в другой стране стадион, значит вы мировые звезды.

— Получается, можно считать, что корейская музыка успешна в мире?

— Я бы сказал, что корейский бизнес успешен. Потому что все знают автомобиль «Hyundai», но никто не знает «Москвич», все знают LG, но никто не знает «Горизонт». Тоже самое с русской музыкой. Есть замечательная машина «Волга», можно одну ее затюнинговать и на ней выезжать. У нас такой есть один затюнингованный «Мумий Тролль». Вот он выехал и все, а бизнеса в этом нет.

Мумий Тролль в Гуанчжоу

«Мумий Тролль» на музыкальном фестивале Bian Huakai (彼岸花开音乐节) в Гуанчжоу, 26.10.14. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

— Возвращаясь к Китаю. Есть ли какие-то любимые китайские группы?

— Да, есть. Например, Mr. Chelonian (海龟先生). Мне очень нравится, замечательная группа. С другой стороны, я честно скажу, что группа Candyshop (甜品店乐团) вызвала просто какой-то фурор на фестивале V-ROX. Они замечательные ребята, хотя и не думаю, что у них особо выдающаяся музыка, но то, как они умеют заводить народ, заслуживает внимания.

— А что на счет крупнейших китайских рок-звезд вроде XTX?

— Я уверен, что у Се Тяньсяо (Xie Tian Xiao) есть большой потенциал в России, но, к сожалению, он стоит очень больших денег. Не раз вели переговоры, но пока наш энтузиазм с его энтузиазмом не сходится. С другой стороны есть замечательные исполнители, которые лично мне нравятся, вроде Сю Вэя (Xu Wei) или даже поп-рокера Ван Фэна (Wang Feng), однако это очень китайская история. Они совсем не запариваются над продакшеном своих песен. А если их ставить на одну ступень с полуакустическими шансонными песнями, то мы там сами ничего не понимаем. Для молодого искушенного слушателя в России им не хватает чуть-чуть музыки.

— Ты много общаешься с китайскими группами. У них есть интерес к российскому рынку? Ведь получается, XTX лучше будет выступать в Китае за те же деньги.

— Есть молодые группы, которым это интересно. Это тоже самое если вы поговорите с Александром Васильевым (Сплин) или Вячеславом Бутусовым. Они также не захотят куда-то ехать. Но есть и другие группы, например Krypton’s Sons из Владивостока, о которых никто еще не слышал, но они готовы оторваться от места и куда-то поехать.

— Китай характеризуется достаточно закрытым музыкальным рынком для западных исполнителей. Китайцы слушают свою музыку и знают далеко не всех мировых звезд. Есть ли какие-то секреты, как на него попасть?

— Например, группа Linkin Park. Я знаю, как им сложно было сюда попасть. Их менеджер жил здесь 3 года. Работал с компанией Warner Brothers, которая только открылась в Китае, и убеждал их продавать полупиратские копии дешевых дисков, когда они еще продавались.

— То есть успех Леди Гаги или Джастина Бибера в Китае заключается в работе продюсеров?

— Это уже другой подход. Есть ставка на международные рекламные кампании, которые потом срабатывают в Китае, где любят большие имена и готовы заплатить за присутствие некого медийного персонажа на презентации автомобиля Cadillac. Но какие-нибудь наши Вера Брежнева или Ваня Ургант никогда не будут приглашены, потому что они не работают на международный рынок.

Мумий Тролль в Гуанчжоу

Выступление группы «Мумий Тролль» на музыкальном фестивале Bian Huakai (彼岸花开音乐节) в Гуанчжоу, 26.10.14. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

— В то время как «Мумий Тролль» сейчас старается активно выступать на азиатском рынке.

— Я просто хочу, чтобы мне было интересно жить. Вообще рок-н-ролл это для интереса, если кто-то сюда идет зачем-то другим, то я не уверен в его успехе.

— Как вас встречает китайская публика? Есть какие-то отличия между тем, что было 10 лет назад и сейчас.

— Теперь китайская публика знает, как делать стэйдж-дайвинг (ныряние со сцены одного из фанатов в толпу, которая удерживает его руками, – прим.ЭКД). Причем очень организовано, у нас в России даже так не могут. Когда у нас кто-то забирается на сцену и хочет прыгнуть на народ, то люди часто расходятся. А китайцы отлично ловят, а потом еще переправляют. Это мы сами лицезрели.

— То есть раньше этого совсем не было?

— Нет. Помню, как мы выступали на открытии нового ночного клуба в Нинбо. Там собралось полгорода и с интересом смотрели выступление группы «Мумий Тролль». Я сначала удивился, что же здесь заводские слушатели находят? Потом понял: по краям сцены поставили танцующих девушек в серебряных сапогах. Я так понимаю, что их интересовали только девушки.

— На каком языке обычно вы поете на выступлениях в Китае?

— Поем и на русском, и на английском, и на китайском. Например, «Утекай» на китайском называется 快走开 (kuai zoukai).

— Вы ведь выступаете не только в Китае, но и Корее, Японии. Есть какие-то отличия от китайской публики?

— Там они дольше знают, что такое рок-н-ролл, поэтому это чувствуется. У них больше задора. С другой стороны, все зависит от площадки. Тот же фестиваль MIDI в Китае уже такая устоявшаяся тусовка, где настоящие рокеры в татуировках идут с палаткой слушать музыку, еще и покуривая травку.

— Какие дальнейшие планы у группы «Мумий Тролль» на Азию?

— Построить свой музыкальный трубопровод «Сила Дальнего Востока», потому что, когда они тот свой достроят за миллиарды юаней, может нас уже в живых не будет. А нам бы хотелось еще при памяти получить много хороших впечатлений. Азиатское направление в данном случае самое интересное и выгодное для обеих сторон. И тем и другим музыкантам нужно вырваться из своих локальных рынков. Мы близкие соседи, но при этом такие разные друг с другом. Русская группа приезжает из Брянска в Ангарск, и думает, что все то же самое, а приезжает из Брянска в корейский Пусан, а здесь все по-другому, эмоции через край!

Мумий Тролль в Гуанчжоу

«Мумий Тролль» на музыкальном фестивале Bian Huakai (彼岸花开音乐节) в Гуанчжоу, 26.10.14. Фото: ЭКД/Eugan Kaistr

— Хотелось бы, чтобы Владивосток стал такой точкой соприкосновения.

— А другой точки объективно на карте нет.

— Более глобальный вопрос по поводу вашего родного города, для которого вы делаете очень много. Каким вы видите его будущее, сможет ли он вписаться в пространство АТР?

— Мне бы очень хотелось, но похоже, что нет. По крайнем мере не так быстро. Мы в рамках фестиваля V-ROX приглашаем людей, которые готовы поговорить о будущем Владивостока. Но делаем это от себя, чтобы это все было не из газет. Приезжал министр развития Дальнего Востока, мы посадили его вместе с журналистами, писателями. Просто поговорить. Но если журналисты и писатели еще что-то предлагали, министр обошелся лозунгами, и мы так и не поняли, что такое территория опережающего развития. Но мы-то понимаем, что это Владивосток, потому что мы пытаемся все опережать, но пока только собственными усилиями.

— И последний вопрос. В Москве готовится к открытию музыкальный бар «Мумий Тролль». Концепция будет такая же, как и в одноименном баре во Владивостоке, и там будут играть местные группы?

— В Москве не будет играть местных групп. Там будут играть только группы из Азии, в том числе из азиатской части России. Все, что за Уралом, разрешается.

— Получается, что это будет перспективная московская площадка для раскрутки тех, кому обычно достаточно сложно попасть в Москву.

— Да, мы ведем переговоры и с авиалиниями, решаем вопросы по каким-то локальными грантам. Даже в Китае существует определенная государственная система поддержки артистов, чего не существует в России.

Беседовал Артем Жданов

За помощь в организации интервью спасибо Андрею Ильенко, основателю сообщества Haoting

Поделиться:


  1. DanielDum

    sildenafil citrate tablets 100mg kamagra pro-100
    viagra pill
    el viagra se puede comprar libremente en farmacias
    [url=http://fastshipptoday.com/#]viagra australia[/url]
    50 mg viagra didnt work

  2. Jeahumn

    Nebenwirkungen Viagra 50 Mg Precio Del Levitra Stendra 100mg On Sale No Doctor dapoxetine Comparaison Prix Cialis Viagra Rezeptfrei Auf Rechnung Discount Levaquin Express Delivery Medication Amex

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


− три = 0

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>