Бизнес в кризис: The Economist о торговле между Китаем и Россией на Дальнем Востоке

Бизнес в кризис: The Economist о торговле между Китаем и Россией на Дальнем Востоке

Фото: AFP

Фото: AFP

Россия и Китай работают совместно над крупными инфраструктурными проектами: газопровод, железные дороги. В последнее время им уделяют большое внимание как правительства двух стран, так и СМИ. Но экономическое взаимодействие совсем не ограничивается этими проектами. Большую долю общего оборота занимает торговля на границе между странами. The Economist представляет свое видение того, как сейчас себя чувствуют русские и китайцы, торгующие на Дальнем Востоке.

Колесо обозрения, заметное с российского берега, завораживающе кружится на острове Дахэйхэ китайской части Амура. Но гораздо более притягательным предстает Международный торговый центр острова Дахэйхэ с его ярким речным терминалом и многоэтажным торговым комплексом. Не так давно русские торговцы толпами пересекали границу, чтобы заполнить свои плоские чемоданы дешевыми китайскими товарами.

Однако торговля, долго поддерживавшая соседний китайский город Хэйхэ, получила серьезный удар. Внутри огромного торгового комплекса держатели лавок проводят больше времени за вязанием и карточными играми, или просто чаще дремлют, чем совершают сделки.

Ши Ин, продавец лекарств, чая, косметики и безделушек, жалуется на падение курса российской валюты. Еще год назад на 100 рублей можно было купить больше 18 юаней, но сегодня на те же 100 рублей приходятся менее 10 единиц китайской валюты. По российской экономике ударили низкие цены на нефть и газ и западные санкции, последовавшие за введением войск в Крым и конфликтом на Украине.

«У русских, — говорит Ши Ин, — нет денег, все предельно просто».

Лавки покрывают огромное пространство, торговцы предлагают парики, часы, шины, яркие кожаные ремни, фальшивый бурбон Jim Beam, мощные лодочные моторы и маломощные игрушки секс-шопов. Но несмотря на удивительное разнообразие товаров, торговцы твердят одно и тоже: продажи падают. Многие постоянные покупатели с российского Дальнего Востока тоже недовольны.

«Поездка еле окупается, — говорит Ирина из Хабаровска, — Если рубль еще упадет, я перестану ездить».

Политики по обеим сторонам границы заявляют, что хотят ускорить двустороннюю торговлю. Но их внимание обращено на нефть и газ, то есть для них речь идет о другом. В прошлом году двусторонняя торговля достигла пика в $95 млрд, что составило годовой рост в 6,8%. Работы по строительству китайской части газопровода (длиной 4000 км) только начались. Сооружение позволит транспортировать сибирский природный газ (через Хэйхэ) в Шанхай. Кроме того, на время строительства проект создаст небольшое количество рабочих мест в регионе. Жители ожидают получить определенную выгоду от того, что через их город будет идти газ.

Правительство провинции Хэйлунцзян, находящейся по другую сторону реки, собирается ускорить торговлю по-другому. Длина границы провинции с Россией составляет около 3000 км. В регионе сосредоточены четверть всей китайско-российской торговли и 30% всех китайских инвестиций в Россию. Однако суммы сложно назвать захватывающими: $1 млрд инвестиций в прошлом году. Провинция прилагает усилия для улучшения инфраструктуры. Активно рекламировался план по строительству первого в истории моста, соединяющего две страны через реку Амур. Но эти планы находятся на стадии разработки уже годами.

Даже если мост будет построен, двусторонние обещания зачастую не реализуются в полной мере. Многое делается благодаря теплым политическим и личным отношениям между китайским и российским главами государств Си Цзиньпином и Владимиром Путиным. В мае, когда многие национальные лидеры решили не приезжать в Москву на праздничный парад 70-летия окончания войны в Европе, председатель Си с радостью принял приглашение. Президент Путин, в свою очередь, нанес ответный визит в Пекин 3 сентября, когда Китай проводил собственный парад в память об окончании войны в Азии.

Самая большая коммерческая сделка, появившаяся на основе двусторонних отношений, — это 30-летний контракт на поставку газа в Китай. Договор с российской стороны был подписан госкорпорацией «Газпром». Сумма контракта составила более $400 млрд. Соглашение освещалось как выгодное для обеих сторон. Однако еще тогда многие аналитики признали, что Китай воспользовался давлением западных санкций на Россию и выиграл от контракта гораздо больше, чем партнер. С тех пор цены на энергоносители упали более чем вдвое, заставив многих подозревать падение прибыли «Газпрома» по данному контракту.

Если это так, подозрительность России по отношению к Китаю, который особо не скрывает своих интересов, никуда не рассеется. В конце 1960-х над Амуром произошла перестрелка между военнослужащими стран. Современные отношения бесконечно далеки от тех времен. Сегодня Россия продает вооружение Китаю, но примечательно, что она не доверяет ему настолько, чтобы передавать лучшие образцы. На российском Дальнем Востоке люди часто выражают опасения, что в их пустующие земли просачиваются нечестивые китайцы (хотя доказательств тому мало).

Вернемся на остров Дахэйхэ. Олег, россиянин, владеющий китайским языком, делает свою работу на благо русско-китайским отношениям и получает выгоду от российских несчастий. Его Центр прямых продаж российской продукции открылся в начале месяца и предлагает китайским покупателям 5-литровые банки российского меда и толстые плитки российского шоколада. В первый день самым продаваемым товаром стал молочный порошок для младенцев — китайцы доверяют иностранным брендам больше, чем собственным, из-за многочисленных скандалов с использованием вредных веществ при производстве. Слабый рубль, считает Олег, идет бизнесу только на пользу.

Подготовил Владимир Григорьев

Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


пять + 3 =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>