Китай правит свою Конституцию: в чем суть

Фото: AP

Фото: AP

Пятого марта в Пекине стартует сессия Всекитайского собрания народных представителей – высшего органа законодательной и государственной власти КНР. Эти прения обычно называют «событием года» в политической жизни КНР. Однако, учитывая повестку дня-2018, их значение выходит далеко за временные рамки двенадцати месяцев. В центре внимания – внесение поправок в Конституцию КНР, которая была принята в 1982 году. Нынешние поправки будут пятыми по счету и станут «веховыми», оказывающими влияние на развитие страны на десятилетия вперед.

Повышенное внимание наблюдатели уделяют снятию ограничений по срокам полномочий председателя КНР и его заместителей. Предполагается исключение из Основного закона пункта о том, что глава государства и его заместители “могут занимать должность не более двух сроков подряд”. В случае принятия, поправка даст возможность нынешнему председателю КНР Си Цзиньпину остаться на посту главы государства после истечения двух пятилетних сроков его полномочий. В соответствии с нынешней Конституцией, он должен покинуть председательское кресло в марте 2023-го – за три месяца до того, как ему исполнится 70 лет. В Китае 70-летние граждане считаются вполне себе работоспособными и «располагающими жить»: в Пекине среднестатистическая продолжительность жизни по итогам 2016 года составила 82 года и 11 дней – это выше среднемирового показателя в 80 лет и десять месяцев. По сложившейся практике, уже сейчас во многих госучреждениях достигшие пенсионного возраста умудренные управленцы продолжают трудиться – так сможет поступить и Си Цзиньпин. Зарубежные наблюдатели уже начали делать ставки на то, до какого момента Си пробудет у власти. Первым и наиболее расхожим стало «красивое» мнение о том, что нынешний лидер продолжит вести страну вплоть до момента выполнения «промежуточных целей» по построению процветающего социалистического общества, намеченных на 2035 год. То есть – еще два срока после 2023-го. Впрочем, не факт, что сам Си воспользуется конституционными поправками. Многие в Китае не склонны рисовать нынешнего председателя жадным до власти и считают, что он останется у руля только в том случае, если к 2023 году ему не найдется сильного преемника, который сможет обеспечить стальную дисциплину в КПК и гарантировать жесткую вертикаль власти в стране, где «разброд и шатания» в верхах обычно приводят к полной анархии.

Среди других важных поправок – внесение в Основной закон идей Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новую эпоху. В минувшем октябре они уже были закреплены в уставе КПК. Напомним, что Си станет третьим руководителем КНР, чье имя будет упоминаться в Конституции наравне с «великим кормчим» Мао Цзэдуном и «архитектором китайских реформ» Дэн Сяопином. Суть идей товарища Си – в обозначении курса на развитие социализма с китайской спецификой в новую эпоху. Курс этот зиждется на 14 основополагающих тезисах, которые нельзя не упомянуть:

  1. Твердо стоять на позиции партийного руководства во всей работе: «Во всех уголках страны партийными, правительственными, военными, гражданскими кругами и интеллигенцией – партия руководит всем».
  2. Твердо стоять на позиции «народ – это центр»: «Народ является творцом истории и основной силой, которая определяет перспективы и судьбы партии и государства».
  3. Продолжать всестороннее углубление реформ: «Только в социализме спасение для Китая, только при проведении политики реформ и открытости возможно развитие Китая».
  4. Придерживаться новой концепции развития: «Развитие – основа и ключ к решению всех проблем в Китае».
  5. Неотступно отстаивать положение народа как хозяина страны.
  6. Продолжать всестороннее соблюдение принципа верховенства закона в государственном управлении.
  7. Отстаивать систему основных ценностей социализма: «Уверенность в собственной культуре является основной, наиболее глубинной и устойчивой силой в развитии государства и нации… Необходимо стимулировать творческое внедрение и инновационное развитие лучших достижений традиционной китайской культуры, наследовать революционную культуру, развивать передовую социалистическую культуру».
  8. Продолжать обеспечивать и улучшать жизнь народа в процессе развития. Здесь нужно отметить, что главным вопросом «социализма с китайской спецификой в новую эпоху» названо «противоречие между постоянно растущими потребностями народа в прекрасной жизни и неравномерностью и неполнотой развития». Вполне естественно, что «растущие потребности народа в прекрасной жизни» отменить невозможно даже самым высоким партийным уставом. Поэтому КПК придется решать вопросы неравномерности и неполноты развития. Для решения этих вопросов в китайской партийной школе существует так называемая теория «трех нет». Первое «нет» – не оставлять никого на обочине экономического развития, чтобы дивиденды от него получали абсолютно все социальные слои. Второе «нет» – не упускать из виду ни один аспект развития. Речь идет о том, что ни в коем случае нельзя сосредотачиваться исключительно на экономическом развитии. Подход, когда на заклание экономическому развитию отдавалось все, привел к появлению множества проблем в КНР. Сейчас партия уделяет внимание развитию в абсолютно всех направлениях: это и охрана окружающей среды, и ликвидация разрыва в доходах населения, и повышение доступности жилья, медобслуживания и образования. Это и повышение культурного уровня населения в целом, в том числе – культуры быта. Это и укрепление партийной дисциплины, и многое, многое другое. Наконец, третье «нет» – это недопустимость отставания в развитии по регионам. Речь идет, прежде всего, о развитии центральных и западных районов КНР, чтобы жить лучше стало не «избранному» населению экономически опережающего восточного побережья – а абсолютно всем.
  9. Обеспечить гармоничную синергию человека и природы, формировать «зеленую» модель развития и «зеленый» образ жизни, по сути – ликвидировать национальные экологические проблемы и не допустить их повторения.
  10. Продолжать претворять в жизнь всеобъемлющую концепцию государственной безопасности: «Необходимо твердо отстаивать принцип «интересы государства превыше всего», рассматривать обеспечение безопасности народа как основную цель, а сохранение политической безопасности – как основу основ».
  11. Сохранять абсолютное руководство армией со стороны партии.
  12. Придерживаться курса «одна страна – две системы» и продвигать воссоединение Китая, обеспечить мирное сотрудничество между материковым Китаем и Тайванем, противостоять сепаратизму.
  13. Продолжать стимулировать создание глобального сообщества с единой судьбой, поддерживать мирную международную обстановку и стабильный миропорядок, реализовывать стратегию открытости, ориентированную на взаимную выгоду.
  14. Продолжать всестороннее устрожение партийной дисциплины и борьбу с коррупцией.

Последнего из этих тезисов непосредственно касается самая объемная из нынешних поправок к Конституции: это включение независимых антикоррупционных агентств – проверочных комиссий – в список органов государственной власти наряду с прокурорскими и судебными органами, а также органами исполнительной власти. Де-факто «четвертой властью» в КНР будет уже не пресса, в антикоррупционные органы.

В поправках отмечается, что руководство центральной проверочной комиссии будет назначаться непосредственно Всекитайским собранием народных представителей – высшим органом государственной власти в КНР – и будет подотчетно исключительно ВСНП. Подчеркивается, что представители других ветвей власти не могут влиять на работу проверочных комиссий: работа эта выводится из сферы полномочий Госсовета КНР (правительства).

Эти поправки – квинтэссенция озвученного властями еще пять лет назад обещания искоренить коррупцию, которая была признана «врагом номер один», способным «развалить коммунистическую партию и разрушить государство». С тех пор в борьбе с коррупцией было сделано многое: проведено 12 общенациональных проверок, по итогам которых более 1,5 млн чиновников понесли дисциплинарные и административные наказания. Около 58 тыс. функционеров по обвинению в коррупции предстали перед судом. Большинство наказанных – т.н. “мухи” – коррумпированные кадры из администраций и партийных организаций уездного или более низкого уровня. Но есть и много «тигров» – небожителей из верхних эшелонов власти. Антикоррупционные расследования проведены в отношении более, чем 440 чиновников в ранге министра, 8900 – в ранге замминистра или начальника департамента. Буквально за неделю до начала сессии ВСНП в Китае стартовал очередной раунд антикоррупционных проверок. Инспекторы направлены, в частности, в экономически наиболее развитую провинцию Гуандун, министерство коммерции и государственное таможенное управление КНР. Власти обязались завершить формирование новой антикоррупционной системы в 2018-м, и обещание это выполнено: независимые антикоррупционные агентства уже созданы во всех административных единицах КНР, а центральное ведомство будет сформировано по итогам сессии ВСНП, на которой будут избраны и руководители главного антикоррупционного органа всея Китая.

В списке поправок к Основному закону фигурирует и пункт, касающийся внешней политики КНР: в Конституцию включат положение о “построении глобального сообщества с единой судьбой”. Это, пожалуй, самая расплывчатая из поправок, которую нужно будет наполнять конкретным содержанием в комментариях к Основному закону.

Знаменательно, что незадолго до оглашения поправок к Конституции в печатном рупоре ЦК КПК – журнале «Цюши» – появилась статья экс-министра иностранных дел КНР, члена госсовета КНР Ян Цзечи, в которой описываются основные принципы «китайской дипломатии в новую эпоху». Из этого материала можно вынести основные принципы того, что официальный Пекин подразумевает под глобальным сообществом с единой судьбой.

По словам светила китайской дипломатии, суть подхода в том, что «ни одна страна уже не в состоянии самостоятельно справиться с вызовами, стоящими перед человечеством. Ни одна страна не может позволить себе уйти в самоизоляцию». Поэтому «китайская дипломатия считает своей обязанностью обеспечение и процветания китайского народа, и прогресса всего человечества». Прогресс этот, по словам Ян Цзечи, Китай намерен обеспечивать путем развития своей интеграционной инициативы «Пояса и Пути», которая была выдвинута Си Цзиньпином в 2013 году. Ян особенно подчеркивает, что КНР «интегрирует инициативу «Пояса и Пути» в построение глобального сообщества с единой судьбой». При этом он с удовольствием отмечает, что «уже более 100 стран и международных организаций уже присоединились или оказывают активную поддержку этой инициативе».

Более того, по словам экс-министра, «Китай значительно расширит свое участие в глобальном управлении» и «будет привносить китайскую мудрость в систему глобального управления». «Мудрость» эта заключается в том, чтобы строить международные отношения на «взаимоуважении в качестве предпосылки, справедливости в качестве условия и взаимной выгоды в качестве цели».

При этом Ян Цзечи заверил, что в новом глобальном сообществе КНР «не будет создавать блоков и не будет следовать принципам Холодной войны «если не друг – то враг». По его словам, Китай «не будет претендовать на экспансию или гегемонию, не будет стремиться к развитию в ущерб интересам других государств, но и не откажется от своих законных прав и интересов».

Через статью Ян Цзечи можно расширенно судить о подходе официального Пекина к построению глобального сообщества с единой судьбой, однако крайне непонятным остается антонимичное толкование поправки к Конституции: что в этом свете будет считаться антиконституционной деятельностью и какая кара за это грозит. Допустим, если частный китайский подрядчик осуществляет деятельность за рубежом в ущерб местной экологии или не гарантирует права местных наемных работников – будет ли это в самой КНР считаться антиконституционной деятельностью? Если да, то сможет ли страна гарантировать пресечение подобной практики? С расширением присутствия китайского капитала на зарубежных рынках этот вопрос требует скорейшего ответа.

Поделиться: