Почему молодежь южного Китая разлюбила кантонский?

Фото: NZTE

Фото: NZTE

Китайский язык делится на множество диалектов. Один из них — кантонский, на котором в основном разговаривают жители провинции Гуандун и САР Гонконга, а также китайцы-эмигранты. Власть КНР борется за единство языка по всей стране и поддерживает общераспространенный вариант — путунхуа. На кантонском говорят более 60 миллионов человек по всему миру, но его популярность среди молодежи городов в устье Жемчужной реки снижается. Почему это происходит, выясняло издание South China Morning Post.

На улицах Гуанчжоу (старое английское название — Кантон), Шэньчжэня и Дунгуаня бабушки и дедушки говорят с внуками на путунхуа с сильным кантонским акцентом. Молодые родители переключаются с кантонского на путунхуа, разговаривая с младшеклассниками и подростками. От детей не требуют разговаривать на местном диалекте в школах, а на общественных мероприятиях местным традициям не уделяют внимания.

«Жаль, что приходится говорить с детьми на путунхуа. Им не нравится кантонский, хотя они здесь родились и выросли, — говорит 40-летняя Ло Бихуа, мать 8-летнего школьника. — Школы и государство уже долгое время не поддерживают кантонский. Мой сын и его одноклассники не собираются учить традиционные иероглифы, потому что им кажется, это бесполезно».

Плакат в Гуанчжоу: «Говорите на путунхуа, пишите стандартными иероглифами. Цивилизованные люди используют цивилизованный язык».

Плакат в Гуанчжоу: «Говорите на путунхуа, пишите стандартными иероглифами. Культурные люди используют культурный язык».

Традиционные иероглифы используются в Гонконге, где говорят на кантонском, и на Тайване. Упрощенную форму иероглифов ввели в 1964 году в материковом Китае, где все говорят на путунхуа.

Носители кантонского диалекта были несказанно рады, когда в прошлом году вышел учебник письменного и устного кантонского в начальной школе Уян в Гуанчжоу. Книга содержала основы обучения языку: систему романизации и грамматику, происхождение и историю развития диалекта. Целью книги было продвижение диалекта в других школах города. По словам автора учебника Жао Юаньшэна, местные власти скоро закрыли проект.

Мать одного школьника поделилась, что слышала об учебнике, но у нее не было возможности прочитать его.

«Я кантонка и была бы рада, если бы мои дети изучали кантонский в школе», — сказала она.

В прошлом году на экраны Китая вышел только один фильм гонконгского производства на кантонском диалекте. Он назывался «Безумный мир» (一念無明).

Министерство образования КНР и Государственная лингвистическая комиссия хотят, чтобы к 2020 году 80% населения страны говорили на путунхуа. Сейчас по оценкам специалистов на общепринятом китайском говорят 70% жителей, на других диалектах разговаривают несколько сотен миллионов человек.

«Национальная политика нацелена сделать путунхуа основным языком, поэтому местные власти никак не защищают кантонский», — объясняет Хань Чжипэн, бывший участник Политической консультативной конференции Гуанчжоу.

Пик промышленного роста КНР в конце 1970-х годов был обязан инвесторам из Гонконга и китайцам из-за рубежа, которые в основном разговаривали по-кантонски. Но пик прошел, и кантонский потерял свое влияние на материке, говорит Лян Чжунцунь, бизнесмен из Гуанчжоу.

Однако с начала 1990-х и до конца 2000-х в Гуандун приезжали миллионы работников-мигрантов.

«В глазах мигрантов кантонская культура была развитой и продвинутой», — комментирует Лян.

Новоприбывшие были готовы учить кантонский, чтобы познать местные особенности. Для них владение диалектом являлось преимуществом перед конкурентами. Люди платили большие деньги, чтобы выучить кантонский. Превращение Гонконга в ультрасовременное международное сообщество с процветающей индустрией развлечений тоже сыграло немаловажную роль.

До конца 2000-х кантонский оставался модным языком для подростков в Шэньчжэне. Они говорили на нем и в школах, и в магазинах, и в караоке-клубах. В 2010 году городское управление Гуанчжоу потребовало у двух главных телеканалов вести трансляции на путунхуа, а не на кантонском.

«Тогда общение на кантонском позволяло нам чувствовать открытость внешнему миру. У нас было больше общего с интернациональными городами: Гонконгом или Нью-Йорком, чем с материковыми китайцами, которые говорили на путунхуа», — говорит Джейд Сюй, 36-летняя преподавательница из Шэньчжэня.

Никто из учеников Джейд сегодня не разговаривает на кантонском. Они считают Шэньчжэнь не менее интернациональным, чем Гонконг, но более инновационным. Кантонский не так популярен в Шэньчжэне, как раньше, потому что между подростками провинции Гуандун и Гонконга растут политические и экономические разногласия.

Данные переписи населения 2017 года показали, что 89% от 7-миллионного населения Гонконга разговаривают дома на кантонском. В 2006 году этот показатель составлял 91%. Больше людей стали говорить на английском или на путунхуа.

Подготовила Елизавета Петрова

Также читайте на ЭКД: Почему единого китайского языка не существует? О диалектах в Китае

 

Поделиться: