Американо-китайский торговый конфликт: кто получит дивиденды

timg

«В американо-китайской торговой войне победителей не будет», – с этой формулировкой официального Пекина поспорить трудно. Спустя четыре с лишним месяца после начала торгового конфликта между двумя крупнейшими экономиками мира страдают все: от инвесторов, производителей и конечных потребителей до авторитета ВТО и работоспособности глобальной торговой системы в целом. Впрочем, как и на любой войне, на нынешней торговой американо-китайской будут стороны, которые получат от нее дивиденды. Наблюдатели выделяют как минимум четырех субъектов глобальной экономической системы, которые имеют все шансы получить выгоду от торговых трений Пекина и Вашингтона.

НЕАМЕРИКАНСКИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛИ СЕЛЬХОЗПРОДУКЦИИ

В китайском арсенале контрмер на американские торговые выпады ограничения на импорт сельхозпродукции из США – уже давно являются главным козырем. Так, в 2009 году в ходе эскалации американо-китайских торговых споров КНР ввела антидемпинговые пошлины на «окорочка Буша». Китайские экономисты в солидных научных трудах прямиком советуют правительству «в торговых трениях с США всерьез рассматривать контрмеры в области сельского хозяйства, поскольку они окажутся наиболее действенными, и окажут наибольшее влияние на Америку, которая зависит от огромного китайского сельскохозяйственного рынка».

На нынешней войне КНР последовала этой логике. Самым заметным стало введение ограничения на импорт соевых бобов из США, что повлекло панику на американском сельхозрынке. Напомним, что Соединенные Штаты ежегодно поставляли в КНР до 30 млн тонн сои в год – порядка 30% от китайского импорта этого продукта. Ограничив импорт сои из США, Китай не может позволить себе пойти по российскому пути «импортозамещения» – у него попросту нет своей «неподнятой целины» для выращивания дополнительного большого количества злаковых. Поэтому сою продолжат импортировать – просто из других стран. Прежде всего от этого выигрывают крупнейшие мировые производители этого злака – Бразилия и Аргентина. Солидные дивиденды могут получить и дальневосточные российские производители сои, прежде всего – Амурская область. Последняя активно наращивает экспорт сои в Китай, однако препятствием была неразвитость инфраструктуры и отсутствие надлежащих маршрутов поставок. Решение проблемы появилось в начале августа, когда в провинции Ляонин на северо-востоке Китая был открыт крупнейший хаб для импорта российской сельхозпродукции. Он действует в портовом городе Инкоу и рассчитан, прежде всего, на импорт сои и кукурузы из Российской Федерации. Первые партии российской сои начнут поступать туда уже в конце августа.

Объем импорта в нынешнем году достигнет двух миллионов тонн, в следующем – 10 миллионов, а через несколько лет показатель вырастет до 20 млн тонн ежегодно, рассказывают операторы проекта. Они подчеркивают, что российская соя вполне может заменить американскую и даже может быть куда более конкурентоспособной: она не генномодифицированная и при ее выращивании используется гораздо меньше удобрений, чем в США. Впрочем, администрация торгового коридора подчеркивает, что создавался он еще задолго до начала американо-китайской торговой войны и не был задуман как «ответ» на ограничения импорта сои из США. Однако нынешняя ситуация может придать значительный импульс развитию поставок сои из России через Инкоу.

АСЕАН

В 2010 году, с созданием зоны свободной торговли Китай-АСЕАН, многие ориентированные на американский рынок китайские производители поспешили вынести свое производство именно в страны Ассоциации государств Юго-Восточной Азии. Таким образом они выигрывали дважды: в странах ЮВА более дешевая чем в КНР рабочая сила, а главное – там гораздо более низкие тарифы на экспорт в США, у Вьетнама, например – вообще подписано соглашение о свободной торговле с Соединенными Штатами. Эта тактика сработала: стоимость поставок в США китайской продукции, произведенной не на китайской земле, оказалась гораздо ниже. Это, в свою очередь, выгодно повлияло на соотношение цена-качество. Практика опосредованного выхода на рынок США через АСЕАН доказала свою эффективность, ей стали пользоваться все больше китайских корпораций. Сегодня, с введением США дополнительных пошлин на многие китайские товары, может последовать новая волна переноса китайских производств в страны АСЕАН во избежание дополнительных американских тарифов. Не зря буквально пару дней назад министр иностранных дел КНР Ван И на состоявшейся в Сингапуре встрече с коллегами из АСЕАН призвал стороны к «продвижению интеграции региональной экономики, углублению финансового сотрудничества и расширению сфер взаимодействия».

АФРИКА И СТРАНЫ «ОДНОГО ПОЯСА, ОДНОГО ПУТИ»

Еще одним последствием американо-китайской торговой войны стал исход китайских инвестиций из США. За пять месяцев текущего года объем китайских капиталовложений в Соединенных Штатах рухнул на 92%. Это связано, с одной стороны, с разрабатываемыми Вашингтоном все новыми ограничениями на капиталовложения из КНР. В частности, Минфин США предлагает запретить компаниям с 25% китайского капитала приобретать бизнес, имеющий доступ к важным отраслевым технологиям. Еще более значимой причиной нежелания китайских инвесторов идти в США является их практически нулевая уверенность в политике нынешней американской администрации – никто не может предоставить гарантий того, что Белый дом вдруг не введет очередные ограничения на инвестиционную деятельность «по национальному признаку» – в отношении компаний из КНР.

Вместе, с тем, китайский капитал продолжает стремиться за рубеж: в ближайшие 15 лет страна намерена инвестировать «за кордон» $2 трлн. С исключением американского рынка из сферы внимания китайского капитала, деньги пойдут по другим направлениям. Очень высока вероятность того, что значительно повысится китайская инвестиционная активность в рамках спонсируемой Пекином интеграционной инициативы «Одного пояса, одного пути». Напомним, что в минувшем году КНР объявила о том, что дополнительно выделит 480 млрд юаней ($70 млрд) на развитие проектов сотрудничества в рамках интеграционных инициатив «Один пояс, один путь». Тогда же Госкомитет КНР по делам реформ и развития сообщил, что в ближайшие пять лет Поднебесная собирается инвестировать за рубеж до $800 млрд, причем значительная часть этих инвестиций пойдет именно в страны-участницы китайской интеграционной инициативы. Следующий саммит «Одного пояса – одного пути» состоится в КНР в 2019 году, и несомненно, что на нем будет уделено повышенное внимание инвестиционному сотрудничеству.

Другим перспективным направлением «разворота» китайских инвестиций является Африка. Политическая линия на развитие производственной кооперации с этим континентом была определена в 2014 году в ходе африканского турне премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна. Тогда глава правительства заявил, что Поднебесная намерена выводить в Африку предприятия трудоемких отраслей промышленности. К идее переехать первыми прислушались представители секторов китайской экономики, в которых наблюдается кризис перепроизводства. Это прежде всего производство цемента, стекла и стали.

Для развития присутствия в Африке в 2013 году Китай создал два новых инвестфонда. Капитал каждого из них – миллиард долларов. Один из фондов финансирует проекты исключительно в области разработки недр, второй – занимается инвестициями в инфраструктурные, торговые и производственные проекты. Основными получателями капиталов стали 550 работающих в Африке китайских компаний.

Много инвестиций уже идет в Египет, через который Китай налаживает беспошлинную торговлю с 26 странами Африки. Речь идет о проникновении китайских товаров на африканский рынок под маркой «сделано в Египте» – они будут произведены в экономической зоне Суэцкого канала, где Китай на сегодня является крупнейшим зарубежным инвестором. Производство товаров в этой зоне позволяет экспортировать их без каких-либо таможенных сборов в десятки стран Африки, с которыми у Египта подписаны соглашения о беспошлинной торговле. На сегодня в экономической зоне Суэцкого канала действует до сотни крупных предприятий из КНР. Производственное сотрудничество с Египтом включено в китайскую инициативу морского Шелкового пути XXI века, что позволяет говорить о том, что взаимодействие в таком формате будет наращиваться и впредь.

Видно, что Африка и страны «Одного пояса, одного пути» для Китая являются идеальными партнерами в осуществлении политики «американозамещения» и сведения к минимуму рисков от торговых выпадов и непредсказуемости США.

КИТАЙ

От спровоцированной Вашингтоном торговой войны свои дивиденды получит и Китай, уверен лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц. Во первых, по его мнению, сокращение спроса на китайские товары на американском рынке повлечет падение курса китайской валюты, что «смягчит эффект от американских тарифов с одной стороны, а со стороны другой – повысит ценовую конкурентоспособность китайской продукции на других зарубежных рынках».

Во вторых, США своими действиями помогает Китаю реформировать национальную экономику, переносить ставки на развитие с экспорта на внутреннее потребление. В-третьих, «действия Трампа (по ограничению экспорта высокотехнологичной продукции в КНР) только усилят решительность китайского руководства развивать инновационную деятельность и достичь командных высот на этом направлении – ведь в КНР понимают, что больше не могут опираться в технологической сфере на других, особенно на «американских агрессоров», – уверен эксперт.

Константин Щепин/Россия-Китай: главное

Поделиться: