Сможет ли новая волна китайской анимации заслужить мировую любовь

Сможет ли новая волна китайской анимации заслужить мировую любовь

Изображения в статье: портал What's on Weibo

Изображения в статье: портал What’s on Weibo

«Бао» режиссера китайского происхождения Доми Ши стал лучшим короткометражным мультфильмом на «Оскар-2019». Это не единственное достижение китайской анимации за последние годы: в сети активно обсуждают ее развитие. Конечно, в отличие от солидной экономики и политического влияния, национальная мультипликация пока не может похвастать серьезными достижениями, но не все потеряно. Сможет ли китайская анимация захватить зрителя, разбиралось издание What’s on Weibo.

Кроме «Бао», стоит отметить мультфильм «Белая змея» (白蛇:缘起 báishé yuánqǐ), который появился на больших экранах еще 11 января. Это совместный проект китайской студии Light Chaser Animation и американской Warner Brothers. Меньше чем за месяц кассовые сборы картины превысили 440 млн юаней ($65 млн). Такой успех вызвал дискуссии о настоящем и будущем китайской мультипликации.

Влияние японской культуры

Несмотря на стабильный выпуск в прокат новых полнометражных картин и сериалов, их качество все еще нуждается в доработке. Многим дунхуа (动画 dònghuà мультфильм) не хватает проработки сюжета и анимации. К тому же, китайские мультипликаторы вынуждены бороться за зрителя с такими гигантами индустрии, как США и Япония.

Японское аниме и манга стали активно проникать в Китай в 90-х годах прошлого века, что вызывало критику и недовольство правительства страны. Чтобы сократить влияние иноземных культур, Компартия старалась не только ограничить распространение зарубежной продукции, но также мотивировала собственные студии на создание мультфильмов, соответствующих коммунистическим идеалам.

В 1995 году генеральный секретарь партии Цзян Цзэминь адресовал письмо Шанхайской анимационной студии, в котором отмечал:

«Одной из важнейших задач на фронте культурной борьбы является вдохновение людей посредством создания качественных художественных работ. Руководствуясь идеями партии, мультипликаторы будут создавать культурно и идеологически наполненные картины, которые смогут вдохновлять молодые поколения Китая, став их примерами для подражания».

Спустя почти четверть века китайская мультипликация переживает очевидный подъем, но он все же не соответствует ожиданиям, на которые рассчитывал позапрошлый глава государства. В то время как зарубежные кинопродукты до сих пор пользуются высоким спросом: в 2018 году три самых кассовых мультфильмов в Китае произведены за рубежом.

Золотой век китайской анимации

Братья Ван

Братья Ван

Если нынешнее состояние китайской мультипликации оценивается как «выход из упадка», то когда был ее «рассвет»? Подобным эпитетом принято награждать период с 1957 по 1965 гг. Задолго до этого, в 1920-х известные в Китае братья Ван, вдохновленные работами Уолта Диснея и братьев Фляйшер, выпустили свой первый короткометражный мультфильм, что привело к созданию первой китайской полнометражной картины «Кровавые деньги» (血钱 xuèqián).

Хотя изначально братья вдохновлялись американской, а также немецкой и русской анимацией, вскоре они стали пытаться найти собственный «китайский» стиль.

Кадр из мультфильма «Высокомерный генерал»

Кадр из мультфильма «Высокомерный генерал»

Братья присоединились к уже известной тогда Шанхайской анимационной студии, потому что хотели, чтобы их мультфильмы были не только развлекательными, но также несли образовательные идеи о китайских традициях и культуре. Изучая китайскую литературу и живопись, они хотели создать школу анимации, которая поможет сформировать идею «национального сознания» того времени. Для своей 24-минутной картины «Высокомерный генерал» (军 jiāo’ào de jiāngjūn) они даже пригласили преподавателей Пекинской оперы, чтобы те помогли естественно передать движения актеров оперы в мультфильме.

Кадр из мультфильма «Сунь Укун: Переполох в Небесных чертогах»

Кадр из мультфильма «Сунь Укун: Переполох в Небесных чертогах»

Картина 1956 года «Почему вòроны черные» (乌鸦为什么是黑的 wūyā wèishénme shì hēi de) была первой китайской работой, заслужившей международное признание на Венецианском кинофестивале. Успех был продолжен картинами «Где наша мама?» (小蝌蚪找妈妈 xiǎokēdǒu zhǎo māma), а также «Царь обезьян» (大闹天宫 dànào tiāngōng) 1961 года, завоевавшим множество наград и ставшим классикой китайской анимации.

Кадр из мультфильма «Три монаха»

Кадр из мультфильма «Три монаха»

В период Культурной революции (1966-1976 гг.) китайская мультипликация пребывала в состоянии упадка. Лишь в 1977 году она смогла реабилитироваться и запустить «вторую волну» успешных проектов. В работах того времени также прослеживается характерный стиль китайской анимации. «Три монаха» (三个和尚 sān gè héshang) и «Впечатления от гор и рек» (山水情 shānshuǐqíng) являются успешными примерами картин того времени.

Известный китайский мультипликатор Тэ Вэй (特伟 Tè Wěi), глава Шанхайской анимационной студии, рассказывал, что подобный успех связан с комфортными для творчества условиями того периода. Мультипликаторы не были ограничены во времени, студии поддерживались финансово, а правительство не вмешивалось в политику студий, в которых трудились талантливые аниматоры.

Утрата вдохновения

Но с приходом к власти Дэн Сяопина ситуация начала меняться. Начатая в 1978 году политика реформ и открытости (改革开放 gǎigé kāifàng) оказала сильное влияние на всю страну в целом и на творческую индустрию в частности.

Под влиянием рыночной экономики, студиям пришлось больше ориентироваться на коммерческий успех проекта. Помимо этого картины должны были соответствовать линии Партии и быть политически корректными.

С 1990-х годов китайская анимация стала официально являться отраслью индустрии страны, что повлекло за собой пристальное внимание со стороны государства. В связи с расширяющимся рынком кино и телевидения, студии были вынуждены штамповать картины быстро, часто в ущерб качеству.

Кадр из мультфильма «Астробой»
Кадр из мультфильма «Астробой»

В это же время на рынок стали проникать работы зарубежных студий, нередко в виде пиратских копий. Такие японские мультфильмы как «Астробой», «Дораэмон», «Чиби Маруко-чан» и многие другие пользовались огромной популярностью среди китайской молодежи. Желая соответствовать вкусам современников, китайские студии стали в своем творчестве уподобляться иностранным картинам. А с приходом в страну интернета противоборствовать хлынувшему потоку иностранной культуры стало особенно трудно.

Кадр из мультфильма «Волшебный фонарь»

Кадр из мультфильма «Лотосовый фонарь»

Некоторые картины все же добивались коммерческого успеха. Например, картина Шанхайской студии «Лотосовый фонарь» (宝莲灯 bǎoliándēng). Однако тот же Тэ Вэй в интервью отмечал, что она пропитана духом картин студии Disney.

Ренессанс китайской анимации

Следом за популяризацией в стране идеи «китайской мечты» (中国梦 zhōngguó mèng) и воспитания гордости за свою страну, в обществе все чаще стали появляться размышления о возрождении родной мультипликации.

Главным образом Китай хочет вернуться созданию картин, базирующихся на принципах родной культуры и ее ценностей. Словосочетание «возродить собственное творчество» стало чаще появляться в статьях различной тематики.

Некоторые СМИ утверждают, что китайская анимация уже вышла из периода «упадка» и сейчас пребывает в стадии «взросления». Они опираются на обещания правительства создать в стране сильную анимационную индустрию к 2023 году.

В соответствии с данным обещанием, мультипликационные студии в данный момент пользуются рядом привилегий со стороны государства: налоговые вычеты, утверждение государственной премии за лучшую картину и др. Также несколько лет действует требование, чтобы сделанные в Китае картины занимали значительный процент эфирного времени и кинопроката.

Кадр из мультфильма «Лидер»

Кадр из мультфильма «Лидер»

Одной из картин «новой волны» можно назвать анимационный сериал «Лидер» (领风者 lǐngfēngzhě), приуроченный к 200-летию со дня рождения немецкого философа Карла Маркса. Ее создатели хотят доказать, что «идеологически правильная» картина может также быть захватывающей и интересной.

За идеей восстановления собственной анимации стоят не только политические, но и экономические устремления. Уже сейчас китайская индустрия мультипликации оценивается в миллиарды долларов.

Некоторые СМИ считают, что 2019 год станет поворотным для китайской мультипликации. Успех таких картин как «Король обезьян: Возвращение героя» (西游记之大圣归来 xīyóujì zhī dàshèng guīlái) в 2015, «По ту сторону океана» (大鱼海棠 dàyú hǎitáng) 2016-го и уже упомянутая «Белая змея» говорит, что местной публике вновь интересны темы родной культуры и истории.

«Феникс», «Цзян Цзыя», «Легенда о Нэчжа»

«Феникс» (凤凰 fènghuáng), «Цзян Цзыя» (姜子牙 jiāng zǐyá), и «Легенда о Нэчжа» (世 nézhā zhī mózhōng jiàngshì) — сразу три многообещающих картины должны выйти в этом году.

На Weibo (аналог Twiiter) тема китайской анимации поднимается ежедневно. Часто встречаются фразы в стиле «я поддерживаю родную мультипликацию». Но также часто можно прочитать и критику с вопросами в духе «когда же наши мультфильмы вернутся на былой уровень?».

«Студии стараются соответствовать международным стандартам. Однако сюжеты картин часто расплывчаты, а временами просто приводят в замешательство», — замечают пользователи сети.

«Диалоги — самое слабое их место».

Постер мультфильма «Белая змея»

Постер мультфильма «Белая змея»

С появлением картин типа «Белой змеи» таких комментариев становится меньше. Но все же многие  китайцы  уверены, что пик творческой мысли аниматоров приходился на 1960-1980 гг.

Подготовил Константин Смирнов

Читайте также на ЭКД: Маньхуа: как китайские комиксы стали классными, и что взять почитать (если можешь)

Поделиться: