Конец эпохи «тичеров»: почему не стоит нелегально работать учителем английского в Китае

Конец эпохи «тичеров»: почему не стоит нелегально работать учителем английского в Китае

Работать учителем английского в Китае - нелегально

Фото иллюстративно: englishfirst.com

Молодые люди из России довольно активно начали перебираться в Китай на заработки. Платят там больше, жизнь относительно дешевле, а из требований к специалисту только белая кожа и хоть какой-нибудь английский. Да, даже китайский язык не всегда обязателен, чтобы жить и зарабатывать в Китае.

А зарабатывать в Китае можно по-разному: быть воспитателем в детском саду, работать в модельном бизнесе, учить детишек в школе, привлекать клиентов в китайский ресторан, клуб, бар и так далее. Это самые популярные вакансии, но ими рынок лаоваев (老外 lǎowài иностранец) совсем не ограничен.

Проблема с нелегальными преподавателями английского языка не нова. 27 июля Центральное телевидение Китая CCTV выпустило репортаж под названием «”外教”乱象怎么治», «”Иностранные преподаватели”, как контролировать беспорядки». В репортаже поднимается уже наболевшая тема — почему неквалифицированные иностранцы приезжают работать в Китай? ЭКД писал об этом еще в 2014 году, но китайцы серьезно взялись за «учителей» недавно. Оказалось, не каждый приезжий специалист с белой кожей работает лучше китайского, даже если его внешность более привлекательна для среднестатистического работодателя КНР. Оказалось, что на работу может приехать вообще любой иностранец, не нашедший себя на родине и готовый к таким разительным переменам, как жизнь в Китае. Оказалось, многие из таких работников не имеют профессиональных навыков для выполнения своих должностных обязанностей. Оказалось, китайцы просто так отдают деньги низкоквалифицированным специалистам из-за рубежа. Желая дать своим детям образование международного уровня, китайские родители тратят около $2 млрд в год на английских преподавателей, две трети из которых в 2017 году оказались нелегалами. И не англичанами. И даже не австралийцами. Все это печально, и в Китае решили это прекратить.

2019 — точка невозврата?

В этом году тема нелегального преподавания в Китае настолько часто поднимается в русскоязычном сегменте интернета, что для подобных учителей даже появился отдельный термин. Их называют «тичерами» (от английского teacher — учитель). Кто такой «тичер»? Если попытаться описать усредненный образ, то у нас получится молодой, (хоть как-то) умеющий говорить на английском человек, который не боится выйти из своей зоны комфорта ради отличного, на его взгляд, соотношения высокой зарплаты и несложной работы.

Именно по отношению к таким «тичерам» правительство КНР недавно изменило правила игры. С 2015 года преподавать иностранный язык в Китае имеет право лишь его носитель или человек, получивший образование/окончивший курсы в стране, где английский язык государственный. То есть если вы хотите официально работать учителем английского в Китае, вам нужно быть гражданином США, Канады, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии и так далее. Еще можно пройти обучение в одной из заветных стран. В крайнем случае нужно закончить международное отделение университета на родине и получить диплом международного образца. Только вот толпы «преподавателей» из СНГ, жаждущих учить детей английскому за хорошие деньги, не поредели ввиду нового правила. Было ли оно до конца продумано и приведено ли в исполнение?

Нововведение о носителях языка уменьшило вероятность некачественного преподавания лишь на первый взгляд. Дело в том, что носителям английского языка работа в Китае зачастую неинтересна. Разница в оплате их труда на родине и в Китае небольшая. А для учителя из России работа в Китае означает большую прибавку к средней зарплате на родине. Более того, будучи носителем языка, можно также быть абсолютно бездарным преподавателем. Этого в министерстве образования КНР пока что не учли. А еще они не учли, что спрос на изучение английского в Китае ежегодно растет и каждая школа старается нанять иностранцев-преподавателей, чтобы поднять уровень своего заведения. Спрос растет, а предложение не становится выше из-за ограничений в законодательстве.

Поэтому многие китайцы намеренно продолжают сотрудничать с рекрутинговыми агентствами, которые везут в Китай учителей из России и Украины. Проверить это несложно. Достаточно поискать подобные вакансии на Head Hunter. Вот пример одной из них, выбор совершенно случаен:

Нелегальная работа учителем в Китае

Скриншот: hh.ru

Требований почти нет, зарплата до 190 тыс. рублей в месяц, страховка и возможности карьерного роста. Даже рабочую визу предлагают оформить. Захотелось? Нет ощущения, что что-то не так? Помните, неносителю языка официально получить работу учителя английского почти невозможно! Чтобы быть официально трудоустроенным в Китае как учитель английского, вы должны быть очень ценным кадром, с профильным образованием и хорошей репутацией. Рабочую визу вам оформят, в вакансии не врут. Только профессия там будет указана совсем другая, не дающая вам право работать учителем английского.

Да, это нелегально, но Китай большой — за всеми нелегалами не уследишь, всех не депортируешь. Так рассуждают все люди, задействованные в этой не совсем официальной сфере. Однако и здесь происходят изменения. Все чаще мы слышим о полицейских облавах на наших соотечественников, работающих в КНР учителями английского языка.

Все так серьезно?

Конечно, несчастного пойманного нелегального преподавателя не будут пытать в китайской тюрьме. Но посидеть там, возможно, и придется.

Если вас подозревают в незаконной деятельности в Китае, полиция имеет право держать вас под стражей на период расследования сроком до 30, а иногда до 60 дней. Если вас все-таки уличат в работе по бизнес-визе (тип M), волонтерской визе (тип F), туристической визе (тип L) или если вы окажетесь преподавателем без педагогического образования, вас оштрафуют и депортируют. Депортация также означает запрет на въезд в Китай сроком от одного до пяти лет, денежные расходы и временное заключение под стражу. Срок пребывания в китайской тюрьме зависит от того, как быстро вы сознаетесь (выкрутитесь) и есть ли у вас деньги на билет домой. Если денег на билет нет, будете изучать лексикон китайских тюремщиков и преступников, пока китайская сторона не найдет средства на вашу депортацию. В общем, перспективы оставляют желать лучшего.

Проблемы учителей английского в Китае действительно не шутка и не фейк. И это касается не только россиян. Преподаватели английского языка со всего мира все чаще стали знакомиться с суровостью закона КНР.

Об этом буквально кричит множество статей на China Law Blog, интернет-издания международной юридической фирмы, где обсуждаются практические вопросы современного законодательства КНР. Название одной из таких статей примерно можно перевести как «НЕ преподавайте английский язык в Китае, и почему ВСЕ должны прочесть это».

Автор статьи — юрист, специализирующийся на законодательстве Китая. В 2019 году он заметил явную тенденцию роста обращений в его фирму от иностранных учителей. Если раньше проблемы с визой, задержкой зарплаты и депортацией возникали по паре-тройке в месяц, то сейчас фирма получает по четыре-пять подобных запросов в день. Это означает увеличение проблемных случаев в 10 раз.

Автор статьи выделил главные проблемы, за которые стали штрафовать, сажать и депортировать иностранных учителей:

  • Иностранцев стали чаще проверять на наркотические вещества в организме. Если после экспертизы употребление запрещенных веществ подтверждается, человека сажают в тюрьму на срок от 30 дней и депортируют. Подобным тестам подвергаются и только что въехавшие на территорию Китая учителя, которые могли (возможно, и легально) употреблять марихуану в другой стране.
  • Визы иностранцев проверяются полицией, на иностранцев стали «стучать» китайские законопослушные граждане. Им, кстати, платят за такую бдительность. В Шэньчжэне с 2019 года можно получить до 500 юаней ($73) за каждого нелегального работника.
  • Иностранцам не платят за их работу. Оплату могут задерживать на несколько месяцев. На жалобы работодатель может угрожать аннулированием рабочей визы или сделать все, чтобы испортить репутацию учителя и помешать найти работу в других учебных заведениях. Школа может сама доложить об учителе в полицию, чтобы его депортировали и задержанную зарплату платить не приходилось.

Это происходит даже с преподавателями-носителями языка. Многие из них также работают по туристической или бизнес-визе. Китайцам это выгоднее, так они экономят на налогах, а иностранец и не знает, что это нелегально. Только вот когда его поймают, штраф и расходы на депортацию ложатся именно на плечи несчастного учителя. Ему придется заплатить штраф в размере 10 тыс. юаней ($1450). Кстати, ровно ту же сумму заплатит и организация. 10 тыс. юаней — умеренный для большинства школ штраф, который не помешает им продолжить функционировать дальше. А вот учителю эти деньги могут показаться огромной суммой.

Рабочая виза тоже не гарантирует безопасность работника. Подписав рабочий договор, иностранец считает, что его английская версия не отличается от китайской. В реальности же вероятность такой честной сделки один к ста.

Даже зная китайский язык, учитель должен быть юридически подкованным, чтобы понять, не заключает ли он невыгодный и неравноправный договор с учебным заведением. Как вы понимаете, большинство учителей английского не разбираются в трудовом праве КНР и не могут позволить себе нанять юристов. Это делает их невероятно уязвимыми с первого рабочего дня. Их работодатели знают об этом и пользуются выигрышным положением не колеблясь.

Статья от China Law Blog заканчивается однозначно:

«Я пришел к выводу, что лучшее, что может сделать учитель английского, чтобы защитить себя от упомянутых выше вещей, — это не начинать преподавательскую деятельность в Китае. Работайте в другой стране. А если вы сейчас преподаете в Китае, уходите сейчас или просто отдайтесь на волю судьбе. Я хотел бы дать более хороший совет, но не могу. Извините».

После выхода этой статьи на LinkedIn автор выпустил небольшое обновление, немного разбавив свой негативный вывод. Пользователи социальной сети настаивали, что легально работать учителем в Китае реально. Оказалось, что работа в государственных школах КНР — это отличная возможность сохранить свои нервы и остаться в Китае.

Наверное, он немного успокоил своих читателей. Но испугал их, конечно же, больше.

Наши учителя в Китае

Мы не осуждаем работающих или желающих поработать учителями английского в Китае, тем более если вы соответствуете всем официальным требованиям и можете устроиться полностью легально. Но таких единицы. В статье мы, в первую очередь, хотим предупредить ничего не знающих о последствиях нелегальной работы и образумить задумывающихся о таком роде деятельности. После разговоров с «тичерами» оказалось, что они не до конца понимают положение вещей. А жаждущие получать 200 тыс. и работать в китайском садике молодые люди вообще не знают, что их планы на несколько лет жизни могут неожиданно завершиться в китайском полицейском участке.

До 2015 все было проще. Можно было спокойно получить рабочую визу, уехать в Китай и официально работать учителем английского. Да и всего пару лет назад, пока в КНР не объявили охоту за головами нелегальных работников-иностранцев, все было иначе. ЭКД связался с «тичером», который успел застать относительно спокойное время для неофициальной работы в Китае.

российские учителя в Китае, насколько легальна такая работа

Фото иллюстративно: GoAbroad.com

Никита А. Год поработал в Китае учителем английского, вернулся в Россию с багажом новых знаний и позитивных впечатлений. 

Никита поехал работать учителем в Китай, чтобы провести летние каникулы с пользой. Позже он решил, что останется в Китае на год. Никита учит китайский, так что для него эта поездка была отличной возможностью попрактиковаться в языке и даже подзаработать. Конечно, он знал, что едет работать нелегально:

«Я же искал временную работу, поэтому в России я бы тоже скорее всего работал за серую зарплату. Так какая разница, где? Плюс ко всему, я был молод и мне было все равно. Волноваться я начал в Китае, когда погрузился в этот вопрос с головой. Узнал о депортации, порче визовой истории…» — поделился с ЭКД студент.

«Я был готов к вопросам полиции. Знал, что буду говорить, если меня поймают. Я всего лишь друг директора школы, а «консультации» в школе даю бесплатно… Школа мне ни копейки не платит. Российская и китайская стороны оформили мою поездку как культурный обмен. Все было хорошо подготовлено», — рассказал свой план Никита.

Парню достаточно повезло с агентством, что устроило его в школу. Никиту не кинули на деньги и устроили в свободный от полицейских рейдов город. Сделать визу и устроиться на работу ему также помогли в агентстве. Все было просто, требовали от него немного: приятную внешность, адекватность, средний уровень языка, да и все на этом. Уровень английского у Никиты хороший, поэтому он учил взрослых студентов. Однако по словам Никиты, в крупных городах полиция часто наведывалась в школы и специально спрашивала у детей, кто их учитель. Никите и здесь повезло — у него такой ситуации не возникало.

Итог: для Никиты опыт преподавания в Китае оказался интересным, проблем с китайской полицией не возникало. Будучи китаистом, Никита не мог не знать, что работал он нелегально, поэтому он сознательно пошел на этот риск. Хотя важно сказать, что в 2017-2018 годах опасность депортации или заключения была не такой зловещей, как сейчас.

В конце интервью Никита признался, что поддерживает инициативу китайского правительства. Проработав год в Китае, он видел множество выходцев из СНГ с плохим английским. Для большинства его коллег работа в Китае была лишь средством заработка. Свою работу они выполняли ужасно: о детях не заботились, не старались дать реальные знания. Словом, были непрофессиональны и о работе учителя не знали ничего, именно поэтому Никита не остался работать в Китае. Ощущение осталось неприятное.

По словам Никиты, многие остались жить в Китае. Стали там учиться, работать, нашли вторую половинку. Многих обманули компании-посредники. Один киргиз просрочил визу на целых два года. Он до сих пор живет в Китае и не может выехать за границу.

«Так что мой вывод из поездки: нужно стараться уходить от подобного заработка и искать легальные пути развития. От подобной работы страдает и страна и совесть “тичера”», — заключил студент.

российские учителя в Китае, насколько легальна такая работа

Фото иллюстративно: csc.virginia.edu

Алина. 8 лет живет в Пекине, 6 лет работает учителем (официально). Знает, как все устроено. 

Алина закончила международный факультет в Казахско-Американском университете города Алматы, поэтому с английским языком проблем не испытывала. Получать магистерскую степень решила уехать в Китай, так как с детства увлекалась востоком:

«IMBA (International Master of Business Administration) я получила в одном из лучших университетов Пекина, University of International Business & Economics. Обучение также проходило исключительно на английском с иностранными преподавателями».

Несмотря на специальность, Алине не хотелось работать в бизнес-среде. Идеальная работа для нее должна была носить духовную ценность и оставлять время и силы для путешествий. Так она устроилась на творческую работу с гибким графиком, стала учителем английского в китайском детском саду. Первая работа уже была официальной, для Алины легко оформили рабочую визу.

Сейчас Алина работает в Rise English School в Пекине. Штат языкового центра насчитывает более 50 иностранцев из Европы, Канады, США, ЮАР и России.

«Это одна из самых крупных компаний в Китае. Учебные центры располагаются в разных городах Китая. В самом Пекине их более 20. Акции компании торгуются на крупнейшей бирже в США, NASDAQ. Многие наши выпускники благополучно сдают экзамены в университеты США и Канады», — рассказывает о центре Алина.

Работа Алине нравится: дети как родные, зарплата отличная, страховка и социальный пакет. Полностью официальный заработок.

Почему назвать Алину «тичером» язык не поворачивается? Вероятно, нам мешает сделать это ее преданность работе и наличие официальной рабочей визы. Ее работа не вредит Китаю и китайским детям, а повышает уровень английского языка в стране. В общем, Алина делает ровно то, что предполагается под работой языкового учителя.

Именно она рассказала ЭКД о реальных требованиях, предъявляемых к учителю английского языка в Китае. Если вы хотите преподавать в КНР официально, вот список, которому вы должны соответствовать:

  • Вам должно быть 24 года. Людям младше 24 лет рабочую визу не дают.
  • Вы должны иметь опыт работы от 2 лет в этой или смежных областях.
  • Вы должны быть носителем языка или иметь диплом об образовании страны, где английский язык — официальный.
  • Сертификат TEFL (англ. Teaching English as a Foreign Language, преподавание английского как иностранного языка), вопреки всем объявлениям полуофициальных агентств, необязателен.

Итог: официально работать в Китае учителем английского вполне реально. Алине нравится ее работа, она любит детей и считает их родными. Алину ценят в языковом центре как хорошего сотрудника, родители отлично к ней относятся, ее даже ждет карьерный рост и прибавка к зарплате.

А как же проблемы с полицией?

Проблемы с полицией бывают не у каждого учителя английского. У нас есть три истории, и все они очень разные. После встречи с китайской полицией кого-то спокойно отпускают, а кто-то может написать книгу о лишениях и маленькой китайской камере на 16 человек.

Никита Б. На допросе признался, что работает нелегально. Чудом избежал депортации и даже сохранил работу. 

Никита уехал из России за лучшей жизнью. Он знал о нелегальности своей будущей работы, но его агентство настояло на том, что «все схвачено».

«Взвесив все “за” и “против”, я решил действовать. Я прилетел в Пекин, там меня встретил агент и разместил в квартире», — рассказывает Никита о начале работы в Китае.

Освоившись, Никита выбрал для работы детский сад в провинции Хэбэй и даже успел проработать там учителем английского 10 месяцев. Однажды, в конце рабочего дня к нему пришли полицейские и попросили предъявить паспорт. В паспорте у Никиты была вклеена виза типа М — бизнес-виза. Полицейские сообщили, что работать по такой визе нельзя, и попросили проехать в участок на допрос.

На допросе Никита все отрицал: нет, он не учитель. Он просто изучает бизнес-аспекты работы китайского детского садика, хочет в России открыть нечто подобное. На подробную историю Никиты полицейские показали ему фото, найденные на официальном сайте садика. Да, школа выложила своего иностранного учителя на сайт, чтобы привлечь родителей носителем языка.

Допрос длился три часа, но Никита стоял на своем. Он понимал, что его ждет депортация, и не хотел платить еще и штраф за незаконное преподавание английского языка. Однако в итоге его сдал китайский коллега, которого допрашивали в соседнем кабинете. И перед Никитой встал выбор:

«Либо ты признаешься в том, что нелегально работаешь в детском саду, твои работодатели платят за тебя штраф 5 тыс. юаней ($725), и ты спокойно уезжаешь из участка дальше заниматься своей нелегальной деятельностью, либо [жест, изображающий надеваемые наручники]», — прямым текстом сказал серьезный полицейский Никите.

После повторения процедуры допроса Никита признался в нелегальной работе учителем английского. Он пробыл в участке семь часов, обратно домой его отвез китайский коллега. Тот самый, который все рассказал полиции. У дома он сказал Никите:

«Можешь завтра выходить на работу, как будто ничего и не было».

Сейчас Никита уже не работает в том детском саду и планирует уезжать из Китая насовсем. Однако он утверждает, что это не из-за истории с китайской полицией.

Дмитрий. Заплатил штраф 5 тыс. юаней ($725), депортирован с запретом на въезд сроком на 4 года.

Дмитрий жил в Китае с 2011 года, получил там образование, знает китайский. После учебы работал в разных компаниях, но в итоге стал учителем английского в Шэньяне (провинция Ляонин). Незадолго до его задержания начался даже процесс получения рабочей визы для вакансии менеджера по преподавателям. С визой он мог бы официально помогать учителям-носителям языка с рабочим процессом, так как они не знают китайский. Реально же он занимался организацией мероприятий и выявлял уровень английского у новых учеников. На беседе с новеньким китайцем его и поймали.

Полиция сфотографировала Дмитрия на рабочем месте, попросила его и директора филиала пройти в участок. К тому моменту Дмитрий еще не нервничал, ему обещали, что с полицией проблем не будет. А если будут, их легко решить. В общем, тоже «все схвачено».

«Договор легальный, визу делаем, зарплата официально нигде не проходит, волноваться вообще не о чем», — вот о чем думал Дмитрий, сидя в полицейском участке.

Но китайцы не захотели его так просто отпускать. Они заставили Дмитрия разблокировать телефон и проследили все транзакции в WeChat, популярном в Китае мессенджере. Все переведенные ему деньги полицейские приняли за черную зарплату, хотя суммы и отправители там разные — деньги иногда переводили друзья. Дальше — интереснее:

«(На допросе) меня спрашивали, что я делал в школе, получал ли зарплату и чем занимался в момент задержания. Отвечал как есть: менеджер, зарплату не давали, в момент задержания проверял уровень английского у ребенка… Уже на основании этих фактов были предъявлены обвинения: человек, не являющийся носителем языка не имеет права использовать английский язык при общении с учениками в стенах учебного заведения. Далее, иностранец, не имеющий на руках рабочей визы, не может делать ничего, приносящего материальную пользу китайской компании. Это считается нелегальной работой, то есть даже факт выдачи зарплаты не нужен», — узнал Дмитрий на допросе.

Через неделю ему сообщили о депортации и обязали выплатить штраф в 5 тыс. юаней. Как оказалось, его «сдала» директриса школы, в которой он работал.

«С ее показаний я и работал у них под полгода, и зарплата у меня постоянная была (причем 18 тыс., вот я жил-то на широкую ногу!) Преподавал постоянно всем и вся, и что только еще ни делал. Те же показания дала и «ведьма» из отдела кадров. Дядя моей знакомой, который все это узнавал для меня, сказал просто: 你的老板真不要脸 , нет у нее ни стыда, ни совести. С делом же ничего исправить уже нельзя, конец года, нужно набивать статистику. Дело было передано в органы за считанные дни. Мне сказали, что через неделю меня повезут в Пекин, нужно покупать билет домой».

В деле Дмитрия было много несостыковок, и на тот момент он действительно оформлял рабочую визу, но это его не спасло. В общении с китайской полицией ему повезло гораздо меньше, чем Никите из предыдущей истории.

Итог:  Дмитрий советует желающим работать в Китае делать все официально:

«Найдите себе нормальную и стабильную работу. Не надо никуда лезть с неподходящими визами, вдруг у вас тоже появятся чувства к этой стране, а потом вас оттуда же и «выкинут». Впрочем, вам решать, работать или…»

Екатерина (имя изменено). 18 дней провела в центре временного содержания, депортирована с запретом въезда в Китай сроком на 5 лет.

История у Екатерины начинается как у многих: устроилась через агентство, работала в Пекине в садике и в языковом центре. Однако потом она решила перестать работать через посредника, чтобы не отдавать им часть заработка. Посредник ее и «сдал» в полицию КНР.

И вот администрация Golden Cradle Kindergarten (金色摇篮幼儿园), в котором работала Екатерина, попросила учителей-иностранцев предоставить их регистрацию по месту жительства. Сказали, беспокоиться не о чем, но завтра придет полиция уладить какие-то вопросы. На следующий день пятерых учителей (двоих русских и троих носителей языка) забрали в полицейский участок. Телефоны брать с собой было запрещено, но Екатерина все-таки взяла его и даже успела сообщить о ситуации своему молодому человеку.

После допроса в полицейском участке всех привезли обратно в садик — собирать вещи. Потом снова в участок:

«Нас спрашивали одно и то же, но разные люди… раз шесть, наверное. Сначала просто полицейские, потом миграционная служба, потом еще кто-то. Мы просидели там с вечера задержания до следующего вечера, то есть сутки. Потом нас повезли в центр временного содержания», — рассказывает Екатерина.

Центр временного содержания — это самое неприятное, что может произойти с «тичером».

«Вот нас было 16 человек (то меньше, то больше) а кроватей было всего 10. У нас были тонкие простынки и толстые синие одеяла, естественно, никаких подушек… радуйтесь, что хоть что-то дали», — начинает рассказ об этом месте Екатерина.

Спали там мало из-за ночных дежурств (кроватей же на всех не хватало). Одна группа временно заключенных спит, другая дежурит. И так каждые два часа. Во время дежурства нужно стоять и смотреть на спящих. Спящим запрещено накрываться одеялом с головой и закрывать лицо руками. Свет в камере включен постоянно.

В 6:30 вставали, заправляли постель «именно так, как они хотят», шли умываться. Каждое утро была проверка на запрещенные предметы и перекличка. Весь день сидели на неудобных стульях, «где ни ноги выпрямить, ни сесть нормально». Завтрак был в 8, подавали пресные китайские паровые пирожки маньтоу 馒头 (mántou) и жидкую рисовую кашу. Обед был около 11:30, давали «какое-нибудь полутухлое тофу с овощами», еда однообразная и очень невкусная. Екатерина почти ничего не ела, сильно похудела за время пребывания в центре. Ужин был в 4. Затем до 10 вечера все просто сидели. Иногда заключенным разрешали встать и некоторое время походить кругом по маленькой камере. По вечерам им включали китайские телешоу.

В центре временного заключения всем бесплатно выдавали пластмассовую миску и ложку для еды. Остальные необходимые для ежедневного использования вещи можно было купить за 50 юаней (набором). В наборе были мыло, маленькая зубная паста, щетка, маленькое полотенце 10 на 10, пластмассовая кружка и отрез туалетной бумаги.

Екатерину выпустили из центра через 18 дней и депортировали в Москву. Девушку, с которой она там познакомилась, продержали в центре 28 дней. Ее друзья и родственники не знали, где она находится и почему не выходит на связь. Поэтому совет: если вас все-таки поймали и ведут в участок, обязательно сообщите об этом нескольким людям, которым вы доверяете. О ситуации Екатерины знали ее родители, парень и посольство РФ в КНР.

Итог: в центре временного заключения люди худеют, рыдают и спят с включенным светом. В такое место попадает не каждый, это абсолютная лотерея. Из полицейского участка вас могут отпустить с миром, могут сразу депортировать, а могут отправить туда на неизвестное количество дней.

Истории о задержаниях иностранных учителей пополняются с каждым днем, 28 июля ЭКД писал об учителе из Колумбии, который приставал к маленькой девочке и был задержан. Он официально был трудоустроен в детском саду, который принадлежит одной из крупнейших образовательных компаний Китая — RYB Education Inc.

Учителей обвиняют в домогательствах, хранении и употреблении наркотиков, нелегальной работе. Кажется, что сейчас любая новость о нарушении китайского закона иностранцем нацеленно создает все больший негатив среди граждан КНР. Недавно на South China Morning Post вышла статья об ужесточении наблюдения за иностранными студентами и тем, как они следуют законам Китая. В ней рассказывалось о египтянине, который учится в Университете сельского хозяйства и лесоводства провинции Фуцзянь. Он нарушил правила дорожного движения — вез женщину на заднем сиденье электробайка. Университет назвал его действия порочными и пообещал усилить контроль за несчастным.

Понимаете, что происходит? Фокус на иностранцев усиливается, атмосфера вседозволенности рассеивается. Видимо, китайцы и правда устали от невежественных лаоваев.

To sum up

Если вы очень хотите жить и работать в Китае, сделайте все правильно и получите работу официальным путем. Не усиливайте растущую недоброжелательность китайцев к иностранцам. А если ищете легких денег, то надеемся, вы задумаетесь, стоят ли они возможных проблем, которые скрывает под собой нелегальная работа в чужой стране.

Чтобы закончить на более позитивной ноте, чем в China Law Blog, давайте посмотрим видео от Mamahuhu про канадского (русского) учителя в Китае. Оно веселое, честно.

Полина Ширяева

Также читайте на ЭКД: «Бросить безумно сложно». Россиянка о темной стороне работы в клубах Китая

Поделиться: