Накормить Китай

Накормить Китай

Фото: ТАСС

Поставки сельскохозяйственной и пищевой продукции стали новой точкой роста российско-китайской торговли. Только в 2018 году экспорт продовольствия из России в Китай увеличился на 42%, значительно превысив общий показатель развития двусторонней торговли в 27,1%. В году нынешнем две страны заключают все новые соглашения по поставкам пищевой и сельхозпродукции. Так, в январе начался экспорт замороженного мяса птицы из России, в том числе для сети “Макдоналдс” в Китае. В июне подписаны протоколы касательно допуска новых видов сельскохозяйственных культур на китайский рынок: ячменя, кукурузы, рапса и даже риса. В июле Китай разрешил импорт соевых бобов из всех регионов России. В начале сентября впервые начались поставки сырого молока из России, а на Восточном экономическом форуме была достигнута договоренность о запуске проекта “Агроэкспресс”, который предполагает экспорт российской агропромышленной продукции в Китай с помощью ускоренных рефрижераторных контейнерных поездов. Так же новые договоренности по торговле сельхозпродукцией ожидаются и во время предстоящего 16-18 сентября визита премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна в Россию.

Бурный рост поставок российского продовольствия в Китай совпал по времени с раскручиванием американо-китайского торгового конфликта. Это дало наблюдателям повод утверждать, что новые возможности для российских поставщиков появились именно благодаря торговым размолвкам Вашингтона и Пекина, на фоне которых американские производители продовольствия освободили большие ниши на китайском рынке.

Но работающие в КНР российские поставщики отмечают: утверждение о том, что ускоренный выход российского продовольствия на китайский рынок происходит исключительно благодаря уходу американцев, слишком обобщенное, а в отношении многих товарных позиций попросту неверное.

На волне торгового конфликта

Американо-китайский торговый конфликт, действительно, принес новые большие возможности российским поставщикам сои и зерновых. В начале августа Китай полностью прекратил закупки сельхозпродукции в США. Это было сделано в ответ на решение Вашингтона с 1 сентября ввести повышенные импортные пошлины на импорт из КНР стоимостью $300 млрд. «В условиях осложнения торговых отношений между США и Китаем, Россия имеет реальные возможности для увеличения продаж продукции агропромышленного комплекса в КНР. По нашей оценке, объемы экспорта российских зерновых культур в Китай могут быть увеличены более чем в пять раз», — рассказала в интервью информслужбе «Россия-Китай: главное» директор информационно-аналитического департамента Российского зернового союза (РЗС) Елена Тюрина.

По ее словам, для России также перспективно развитие поставок сои на китайский рынок. По оценке РЗС, объем экспорта российской сои в Китай в ближайшие пять лет может увеличиться более чем в три раза — до 3 млн тонн. Российские производители вполне способны обеспечить такой рост поставок, отмечает Тюрина. Так, в текущем году посевные площади под соей в России увеличены на 3,6%. Согласно плану Минсельхоза, к 2024 году Россия должна увеличить производство сои на 75% до 7,2 млн тонн. В частности, валовый сбор должен вдвое вырасти в Амурской области (до 2,2 млн тонн), в Курской области (до более чем 1 млн тонн), и в Приморье – до 719 тыс. тонн.

Елена Тюрина напомнила, что Китай уже сейчас является основным покупателем российской сои, на его долю приходится более 85% российского экспорта данной культуры. В 2018 году из России в Китай поставлено 865 тыс. тонн сои на сумму $246 млн. За год экспорт сои в Китай вырос почти на 70%.

Вместе с тем, китайская пресса пишет, что рост российского экспорта сои в КНР обеспечивают сами же китайские крестьяне: сельскохозяйственные предприятия, которые выращивают бобовые на российской земле и везут урожай обратно на родину. Издание Caixin ссылкой на источники в Минсельхозе КНР прямо заявило: «В последние годы наращивание экспорта этого продукта в Китай обеспечивается самими же китайцами». По данным Caixin, Сейчас в России работают порядка 20 средних и крупных китайских компаний, занимающихся всей цепочкой выращивания и поставок сои: от самих сельхозработ до строительства складских помещений и инфраструктуры. На этом рынке действует также множество частников из граничащих с Россией китайских регионов. Их привлекают низкие цены на аренду земли на Дальнем Востоке. Если в России аренда гектара земли стоит им 300 юаней (около $42), то в КНР – в 20 раз больше – до 6000 юаней.

Представитель РЗС подтвердила эту информацию. «В России больше свободной земли и она обходится намного дешевле, чем в Китае, поэтому много китайских предпринимателей арендуют землю для выращивания сои и зерновых культур на Дальнем Востоке. Формируются крупные китайские компании, которые обрабатывают поля общей площадью 30 тыс. гектаров», — отмечает Елена Тюрина.

«Интерес к производству сои на территории России стали проявлять крупные китайские компании. Китайская национальная корпорация по производству зерновых, масел и пищевых продуктов (COFCO) на фоне торговой войны с США задумалась над увеличением импорта сои из России, а также над ее производством на территории РФ. COFCO International рассматривает в качестве партнеров Саратовскую, Волгоградскую и Самарскую области. JBA Holdings планирует засеять зерновыми и бобовыми 50 тысяч гектаров в Приморье и построить свой завод по переработке. Вся продукция пойдет на экспорт. JBA Holdings инвестирует почти 10 млрд рублей в сельское хозяйство региона», — отметила собеседник «Россия-Китай: главное».

«Рост спроса на российскую сою со стороны китайских потребителей позволяет ожидать дальнейший рост инвестиций в выращивание и переработку сои, что станет фактором роста экспорта в Китай в большем объеме», – заключает Тюрина.

Российский пищепром: «Американцы ни при чем»

Еще большие, чем у агропромышленного сектора, темпы роста демонстрируют поставки продукции российского пищепрома в Китай. Так, алтайский производитель муки, масла, макаронных изделий и круп «Алейка» за 7 месяцев 2019 года увеличил экспорт в КНР в 12,5 раз по сравнению с показателями аналогичного периода предыдущего года. У занимающейся сбытом российской пищевой продукции в КНР площадки «Матрешка» ежемесячный рост онлайн и офлайн продаж составляет 15-20%. При этом поставщики пищевой продукции хором утверждают: развитие их экспорта абсолютно никак не связан с американо-китайским торговым конфликтом. «Рост поставок пищевой продукции не связан с торговой войной. У нас с США по продуктам питания нет взаимозаменяемости», – говорит представитель Ассоциации российских производителей экологических продуктов Елена Щербинина. «На нас это не отразилось: стран много, и китайский потребитель не думает: «Американскую продукцию брать не буду – возьму российскую». Он может взять европейскую продукцию или что-то другое. Страновой фактор имеет очень маленькую значимость», – отмечает, в свою очередь, представитель платформы «Матрешка» Анна Барышева.

По словам Елены Щербининой, рост поставок продукции российского пищепрома в КНР связан с совершенно иными факторами. «Рост поставок я отнесла бы к тому, что китайское правительство выполняет обещания и выращивает внутренний спрос, благодаря чему мы и развиваемся», – отмечает она. Другим важным фактором Щербинина называет формирование устойчивых связей с китайскими партнерами. «Раньше шла постоянная перетасовка китайских дистрибьюторов: сначала они продают блины, потом – подводные лодки. В такой ситуации российскому предпринимателю было трудно понять, с кем имеешь дело. Сегодня такая ситуация меняется: появляются компании, которые не просто хотят быстро подзаработать – а работать с российскими партнерами на постоянной основе. Есть компании, которые полностью переключились на российские продукты, появился целый ряд предпринимателей, которые конкретно в это вкладывают деньги. Начинается стабильность, а с ней – и рост поставок», – объясняет предприниматель.

Основной же причиной развития экспорта российской пищевой продукции в КНР стало то, что поставщики начали разбираться в правилах игры на китайском рынке, в психологии китайского потребителя. К этому пониманию российские дистрибьюторы шли путем проб и ошибок.

Так, в середине нынешнего десятилетия не оправдали себя попытки раскрутить российскую пищевую продукцию исключительно через онлайн-продажи. Именно на это ставку в свое время делала платформа «Матрешка», которой позже пришлось в корне пересмотреть свою маркетинговую стратегию. «Если китайский потребитель не увидит товара на полке, то и онлайн он его не будет искать. Поэтому сегодня мы в первую очередь развиваем не свою платформу, а очень много стали вкладывать в работу офлайн. Приходится делать большой упор на присутствие в розничных сетях», – отмечает представитель платформы Анна Барышева.

Не сработали и попытки российских производителей пищевой продукции идти в КНР через китайские зоны свободной торговли. «Там полезно действовать, если соблюдена процедура при которой НДС и пошлина заменяются на единый бондовый сбор, который на 30% меньше. Но при этом товар должен быть продан через онлайн-платформу бондовой зоны. Этим способом можно пользоваться при оптимизации стабильных поставок, но ни в коем случае не в начале продвижения неизвестного в Китае товара», – объясняет советник ассоциации интернет-предпринимательства провинции Хэйлунцзян Александр Чирков.

Испробовав все новомодные способы выхода на китайский рынок, поставщики пищевой продукции пришли к выводу: «дедовский» способ продвижения своего продукта напрямую к потребителю через розничные сети остается наиболее эффективным. Именно на этом направлении сейчас ведется все более активная работа. В частности, с нынешнего августа российские дистрибьюторы пищевой продукции начали проводить в Китае ярмарки российской еды. «Мы будем устраивать их на постоянной основе в различных городах Китая. В этом направлении мы уже добились политической поддержки от посольства и торгпредства России в КНР, а сейчас ведем переговоры о финансовой поддержке со стороны Российского экспортного центра», – рассказывает генеральный директор компании Pacific Express international (Beijing) – организатора ярмарки российских пищевых товаров в Пекине – Валерий Мрыхин. «Для российских поставщиков это не только хороший способ повысить узнаваемость своего бренда в Китае, но и отличная возможность продавать товарные остатки, поскольку отсутствие 2/3 срока хранения товара не позволяет продавать его через китайские торговые сети», – поясняет он.

Что дальше?

Наблюдатели сходятся во мнении, что в долгосрочной перспективе Россия и Китай «обречены» на развитие торговли сельскохозяйственной и пищевой продукцией. Для развития поставок китайская сторона создает благоприятные условия. Так, открытая 30 августа зона свободной торговли в граничащей с Россией провинции Хэйлунцзян отчасти ориентирована именно на поставки продовольствия от северного соседа. Кластер ЗСТ в городе Суйфэньхэ будет специализироваться на импорте российских зерновых. На территории всей зоны свободной торговли будет оптимизирован процесс карантинного контроля при ввозе свежей пищевой – и сельхозпродукции.

Ожидается дальнейшее расширение ассортимента поставок из России. В частности, сегодня ведутся активные переговоры о начале экспорта в Китай российской свинины. Еще более интересны перспективы поставок новой, доселе неизвестной китайскому потребителю, российской пищевой продукции. Так, скоро на прилавках КНР появится уникальный российский продукт: мед-суфле, который уже стал популярен во многих странах. Конечно, поставки инновационных пищевых продуктов сталкиваются с определенными сложностями в оформлении, однако при надлежащем терпении и усердии эти вопросы вполне разрешимы, считает директор по развитию Shenzhen Billy Ann Trade Co. Александр Холодный.

В качестве примера он приводит опыт организации поставок березового сока на юг КНР. «Это нетипичный продукт для китайского рынка, поэтому на таможне попросту не знали, под какой ГОСТ его проверять, чтобы завезти. Путем недельного сидения в архивах мы обнаружили, что в 1975 году в городе Чунцин был оформлен патент на изготовление березового сока. Это помогло в оформлении», – рассказывает предприниматель. Однако на этом вопрос не был закрыт. «На юге Китая о березах слыхом не слыхивали. Китайская сторона, в частности, думала, что мы березы рубим и выжимаем из них сок. Встал вопрос: что будет с лесами, если мы все березы на сок для КНР повырубим. В течение еще одной недели пришлось рассказывать начальнику таможни, что такое березовый сок, как его производят», – вспоминает Холодный. Настойчивость принесла свои плоды: березовый сок появился на прилавках люксовых супермаркетов Ole, а бесплатную рекламу ему устроил генеральный директор одного из крупнейших китайских девелоперов Wanda, который перед камерами лично себе в офис закупил сразу десять ящиков этого напитка.

Наконец, интересным направлением является вынос производства российской пищевой продукции на территорию КНР – ближе к потребителю. Наблюдатели говорят, что хорошие возможности для этого предоставит ЗСТ в Хэйлунцзяне, один из кластеров которой в городе Хэйхэ ориентирован на производство экологически чистой продукции. Впрочем, эксперты предупреждают, что с этим торопиться не стоит: новой ЗСТ на формирование  отработанного эффективного механизма привлечения инвестиций и обеспечения торговли товарами и услугами понадобится «от трех до пяти лет», говорится в официальных документах.

Впрочем, уже сейчас в Китае открываются предприятия российского пищепрома. Речь идет, прежде всего, о «крафтовом» производстве – такое есть практически во всех китайских городах с российскими общинами. Производители небольшие, и в основном организуют поставки через интернет «для своих»: живущих в КНР семей с постсоветского пространства и смешанных семей. Однако ситуация меняется: первый из действующих в КНР производителей «крафтовой» российской пищевой продукции выйдет на прилавки китайских супермаркетов уже в 2020 году. Речь идет о товарах живущего в Циндао предпринимателя Ивана Воробьева. Иван хотел наладить производство русского хлеба, однако бизнес сорвался. «Мы возили муку и яйца из России, делали все в полном соответствии с российскими технологиями – но не получается здесь наш хлеб ни по консистенции, ни по вкусу. Возможно, дело в воде или влажности», – рассказывает Иван. В результате предприниматель решил переключиться на производство свежих экологически чистых кисломолочных продуктов, которые быстро завоевали сначала российскую, а затем – и китайскую аудиторию. «Сейчас мы оформляем всю соответствующую документацию, регистрируем упаковку – и будем делать товары на китайские розничные сети. Скоро во всех супермаркетах страны», – анонсирует Воробьев.

Опыт российских производителей и дистрибьютеров свидетельствует: растущий продовольственный рынок Китая открывает огромные возможности российским поставщикам сельскохозяйственной и пищевой продукции. Большое количество положительных примеров свидетельствует о том, что эта продукция будет востребована. Главное – грамотно выходить на рынок КНР. «Важна образованность наших экспортеров, их понимание рынка. Многие производители приезжают, готовы вкладывать деньги, но не представляют, можно ли их товар продавать в Китае. Самое важное – понимание своего бренда и своей аудитории. В Китае приходится конкурировать с производителями со всего мира. Нельзя рассматривать его как страну, где много денег и людей – и продать можно абсолютно все. Нужно помнить, что Китай – это рынок, на который хотят попасть все, и конкуренция здесь очень жесткая. Если у производителя не проработана упаковка, ценовая политика, невнятен интерфейс продукта – будет тяжело начинать. Бизнесу надо двигаться грамотно – и тогда все получится», – обращается к российским поставщикам и производителям представитель платформы «Матрешка» Анна Барышева.

Константин Щепин, проект “Россия – Китай: события и комментарии”

Поделиться: