Последствия автократии: что не так в борьбе Китая с Covid-19

Последствия автократии: что не так в борьбе Китая с Covid-19

Фото: New York Times

Действия Пекина по предотвращению распространения Covid-19 уже сравнивают с эпохой правления Мао Цзэдуна. Многие считают, что политика «нулевой терпимости» может нанести стране серьезный ущерб. Подобные примеры уже встречались в истории Китая и заканчивались национальной катастрофой. О том, к чему может привести действующая антиковидная политика, пишет New York Times.

Исторические аналогии

Задолго до появления «нулевой терпимости» по отношению к Covid-19 в Китае уже существовала другая всеобщая нетерпимость. Весной 1958 года правительство КНР мобилизовало население с одной целью — избавить страну от воробьев. Лидер нации, Мао Цзэдун, объявил птиц страшными вредителями, уничтожавшими урожай.

По всему Китаю люди громко стучали по посуде, жгли фейерверки и махали флагами — то есть делали все, чтобы не дать птицам приземлиться на землю. Запасом энергии воробьи не отличаются и потому не могут оставаться в воздухе слишком долго. В конце концов «вредители» падали на землю и умирали от изнеможения.

По некоторым оценкам, за несколько месяцев по всей стране было убито больше 2 млрд птиц. В условиях почти полного исчезновения воробьев начало расти число вредоносных насекомых, что привело к беспрецедентной гибели урожая. За период с 1959 по 1961 год в КНР от голода умерли десятки миллионов людей.

В современном Китае многие видят сходство политики «нулевой терпимости» к Covid-19 с призывами Мао Цзэдуна к борьбе с воробьями. Равно как и в годы китайского голода, сейчас политика государства определяется желанием одного человека — лидера нации.

Правительство Мао упорно игнорировало критику своих идей со стороны ученых и технократов. То же самое происходит и сейчас, когда в Китае предлагается смягчить борьбу с коронавирусом и научиться с ним жить. Особенно если речь идет о его менее опасных штаммах.

Вместо этого Пекин продолжает придерживаться стратегии 2020 года, включающей массовые ПЦР-тестирования, карантины и локдауны. Такой подход ставит на паузу жизни сотен миллионов людей. Десятки тысяч вынуждены сидеть на карантине, пока пациентам, не зараженным Covid-19, не оказывается должная медицинская помощь.

«Они не борются с пандемией, а лишь создают новую катастрофу», — считает правовед Е Цин.

Своими мыслями Е под псевдонимом Сяо Хань подробно поделился в соцсетях, однако его статью быстро удалили.

Интерес правительства

Вероятнее всего, Си Цзиньпин придерживается такой политики, так как планирует в этом году выйти на третий срок. Он использует успехи в сдерживании вируса в качестве доказательства превосходства нынешней управленческий модели Китая по отношению к либеральным демократиям.

«Вирус активно политизируется», — утверждает Чжу Вэйпин, чиновница шанхайского аппарата по сдерживанию Covid-19.

В сеть попала запись ее телефонного разговора с человеком, недовольным антиковидными мерами правительства. Вэй рассказала, что рекомендовала правительству сосредоточиться на вакцинации и разрешить гражданам, переносящим вирус бессимптомно, находиться на карантине у себя дома.

Никто ее не послушал. В разговоре также упоминается, что ситуация «сводит с ума» обоих собеседников. Запись получила распространение в соцсетях, однако вскоре была заблокирована.

Шанхай в условиях локдауна. Фото: New York Times

На фоне распространения омикрон-штамма приблизительно 373 млн человек в 45 китайских городах находятся на полной или частичной изоляции. Популяции этих городов в совокупности составляют 26% от населения страны, а их объемы производства — 40% от общенационального показателя. Существуют опасения, что такие меры могут спровоцировать глубокий экономический кризис.

Более того, правительства на местном уровне конкурируют между собой в строгости предпринятых антиковидных мер. Пекин призывает местные власти соблюдать баланс между ограничениями и поддержанием экономики, однако все бюрократы прекрасно понимают, что сейчас в приоритете.

Недавно в городе Цзиси провинции Хэйлунцзян 18 официальных лиц получили выговор. Причиной стало пренебрежение обязанностями в отношении сдерживания вируса. Среди нарушителей оказались главы населенных пунктов, а также руководители в органах правопорядка, больницах и похоронных бюро. В официальном заявлении говорилось, что некоторые из них «недостаточно нервничали» из-за ситуации.

В Шанхае, крупнейшем и самом развитом городе страны, как минимум 8 чиновников среднего звена также были временно или пожизненно отстранены от должностей. Их обвинили в ненадлежащей организации локдауна, повлекшей за собой хаос и серьезные перебои в поставках продовольствия.

Последствия «нулевой терпимости»

В начале апреля Шанхай запер по домам 25 млн жителей и приостановил работу большей части курьерских служб. В таких условиях многие резиденты с самым разным уровнем дохода столкнулись с нехваткой еды. Многие даже заводят будильники на раннее утро, чтобы успеть заказать еду в приложениях доставки.

Последние дни одной из самых обсуждаемых тем в шанхайских группах в WeChat стал вопрос, насколько безопасно есть проросший картофель. Некоторые соседи начали обмениваться едой. Капусту, к примеру, можно обменять на соевый соус. Самая твердая валюта — «Кока-кола».

Уже после двух недель локдауна Дай Синь, владелица ресторана, с трудом находит еду, чтобы прокормить семью из четырех человек. Теперь она маринует оставшиеся овощи, чтобы увеличить их срок годности, и ест всего два раза в день.

Апокалиптическая новелла Ван Лисюна China Tidal Wave (黄祸, также Yellow Peril) оканчивается страшным голодом, вызванным ядерной зимой. Автор книги считает, что в авторитарной системе кризис, подобный происходящему в Шанхае, неизбежен. По мнению Вана, последние годы правительство подавляло почти все аспекты гражданского общества, что только увеличивает риски.

Прошлой зимой он переехал в квартиру друга в Шанхае, заранее сделав запасы провизии. Рис, лапша, консервы и виски — в случае кризиса, еды ему хватит минимум на пару месяцев. Однако далеко не все обладатели квартир за $3 млн успели так же основательно подготовиться к локдауну. Ван убедился в этом своими глазами. Его соседи, еще месяц назад разгуливающие в дизайнерских костюмах, от голода начали выкапывать бамбук в саду своего жилого комплекса.

Как пережить карантин

Сейчас самый страшный кошмар для любого жителя Шанхая — положительный ПЦР-тест. В этом случае пациента отправляют в карантинные учреждения, условия которых приводят в ужас. В соцсетях эти места часто сравнивают с центрами содержания беженцев или даже с концентрационными лагерями.

Центр содержания пациентов с Covid-19, Шанхай. Фото: New York Times

Многие интернет-пользователи делятся списками необходимых вещей и советами на время карантина. Например, очень важно взять с собой беруши и маски для сна. Дело в том, что пациентов размещают в огромных помещениях по типу выставочных центров, и освещение в них работает 24/7.

Также необходимо взять одноразовое нижнее белье, так как душевые в карантинных центрах тоже отсутствуют. И запастись туалетной бумагой. Некоторые центры так плохо подготовлены для пациентов, что им приходится драться за еду, воду и постельное белье.

Полные отчаяния посты шанхайцев в соцсетях заставляют жителей других китайских городов разорять супермаркеты. В Пекине уже наблюдаются столпотворения в магазинах, а в приложениях для заказа еды заканчивается продукция.

Общественное мнение

Все больше людей задумываются, есть ли смысл в строгой антиковидной политике. По данным на 13 апреля, с 1 марта в Шанхае было выявлено более 200 тыс. случаев заражения. Всего 9 из них сопровождались тяжелыми симптомами, а случаев со смертельным исходом не было вообще. В таких условиях даже сторонники «нулевой терпимости» начинают сомневаться.

В пример можно привести авторитетного экономиста Лан Сяньпина. Когда 4 апреля в Шанхае развернули всеобщее ПЦР-тестирование, он заявил в Weibo, что такая мера продемонстрировала «мощь Китая». Через неделю Лан сообщил, что его мать скончалась из-за проблем с почками: из-за антиковидных ограничений ей вовремя не предоставили лечение. «Надеюсь, что подобные трагедии больше не повторятся», написал экономист.

ПЦР-тестирования в Пекине. Фото: New York Times

Тем не менее пока политика «нулевой терпимости» имеет мощную общественную поддержку. Многие интернет-пользователи считают, что локдаун в Шанхае не достаточно жесткий. Один из крупных инвесторов заявил, что не стал бы вкладываться в стартапы тех, кто не поддержал инициативу правительства.

Безусловная поддержка государственной политики мало кого удивляет. Современное китайское общество существует в условиях ограниченного доступа к информации и лишено возможности призвать официальных лиц к ответственности. С подачи правительства, все несогласные с антиковидными мерами тут же подвергаются общественной критике.

Люди продолжали поддерживать Пекин, который за время пандемии начал подавлять свободу общества не только в Синьцзяне, но и по всей стране. Сейчас многие столкнулись с последствиями своей слепой поддержки. В отличие от Уханя, рядом не будет независимых журналистов или волонтеров, которые могли бы им помочь.

«Большинство китайцев игнорировали репрессии, пока они не коснулись их самих. Все верят, что ради интересов большинства можно кем-то пожертвовать», — утверждает Лоуренс Ли, бизнес-консультант из Шанхая.

Ли также увидел в происходящем сходство с политикой по уничтожению воробьев. По его мнению, история повторяется снова и снова.

Подписывайтесь на ЭКД в Телеграме.