Почему тигры, слоны и медведи — частые гости в китайских городах?

Фото: Sixth Tone

Дикие животные все чаще стали забредать в китайские города и деревни. В северо-восточной провинции Хэйлунцзян впервые за 50 лет увидели амурского тигра. На юге Китая в провинции Юньнань 15 слонов дошли до города Куньмин. В провинции Цинхай рядом с городской школой поймали снежного барса, а в Тибетском автономном районе бурые медведи стали устраивать рейды на мусорные баки в поисках еды. Почему дикие животные в Китае перестали бояться людей, разбирается Sixth Tone.

Куньминская конференция ООН о биоразнообразии

Жители Куньмина (провинция Юньнань) шутят, что слоны шли на Конференцию Конвенции ООН о биоразнообразии, которая состоялась в октябре 2021 года. Участники обсуждали «построение экологической цивилизации». Китай готовился к конференции, проводя аресты браконьеров. Некоторые убийцы животных получили 10 лет тюрьмы. Законопроекты по восстановлению локальных экосистем принесли успех: животные почувствовали себя в безопасности, их популяция начала расти.

Проживающий в Пекине британский эколог Терри Таунсенд рассказал, что видит «большие изменения в том, как правоохранительные органы реагируют на преступления против дикой природы».

Инфракрасная камера-ловушка Терри Таунсенда запечатлела косулю. Гора Лин в Пекине. Фото: Sixth Tone

В свободное время Терри наблюдает за птицами:

«Мой опыт общения с птицами до того, как я приехал в Китай в 2010 году, был невелик. Я часто сталкивался с браконьерскими сетями, но полиция не реагировала на мои сообщения. Теперь я могу написать полицейским в приложении WeChat. Они будут на месте через полчаса».

Эколог из Чунцинской академии социальных наук Дай Юньчуань согласен с Терри:

«В Китае достигли значительного прогресса в защите дикой природы. Власти усовершенствовали законодательство и построили государственные заповедники».

Кажется, улучшение среды обитания приводит к изменениям в поведении животных. Многие виды расширяют ареалы обитания и чаще выходят на контакт с людьми. В некоторых частях Китая дикие животные перестали бояться людей. Они уже знают, что им не причинят вреда.

Дай Юньчуань изучает отношения между людьми и медведями на Тибетском нагорье. Бурые медведи совершают набеги на мусорные баки в поисках еды и вламываются в дома. В 2021 году СМИ сообщили, что тибетские медведи воруют еду с армейских баз и застревают в мусорных ямах.

Дай считает, что рейды медведей происходят из-за роста популяции:

«В 1995 году власти начали строить зимние дома для кочевников-скотоводов. Бурые медведи поняли, что в зданиях можно найти пищу: сахар, масло и другую еду. Затем они обучили выводок».

Десятилетия назад тибетские кочевники стреляли из ружей в попытках отпугнуть медведей. Но в начале 2000-х китайские власти конфисковали все охотничье оружие. Теперь закон на стороне медведей.

«Медведь может ворваться в ваш дом, причинить вам вред или даже убить кого-то, но вы не можете убить медведя. Вы попадете в тюрьму!» — объяснил Дай.

В Китае бурый медведь находится под охраной. Закон запрещает отлов, убийство и причинение вреда исчезающим видам диких животных. За последние годы количество судебных дел, связанных с браконьерством, резко возросло. В 2021 году таких дел было более 2 тыс.

Двойное гражданство

На северо-востоке Китая в провинции Хэйлунцзян число судебных дел по факту браконьерства увеличилось с 12 в 2012 году до более 100 за 2021 год. Убийцы тигров получают большие тюремные сроки. Двоих браконьеров, убивших амурского тигра, приговорили к 13,5 и 11 годам лишения свободы.

В начале 2000-х годов в Китае насчитывали не больше десяти амурских тигров. Благодаря кампании по защите дикой природы популяция больших кошек восстановилась. Ареалы обитания амурского тигра на границе Китая с Россией объявлены охраняемыми территориями, охота там запрещена.

Сейчас в провинциях Цзилинь и Хэйлунцзян насчитывается от 30 до 50 амурских тигров. Тигры регулярно попадают в объективы камер автомобилистов, когда пытаются перейти через дороги. Многие из этих тигров имеют «двойное гражданство» и свободно проходят границу между Россией и Китаем.

Амурский тигр охотится в провинции Хэйлунцзян. Ноябрь 2021 года. Фото: Xinhua

Китайская сторона приграничной территории — это не дикая местность, а сельскохозяйственный ландшафт, усеянный участками леса. Но тигров это устраивает.

«Тигры могут приспособиться практически к любым условиям. Главное, чтобы на животное не охотились и оно могло найти еду», — рассказали в центре «Амурский тигр».

Тигры могут охотиться на домашних животных, что приводит к конфликтам с людьми. Самый известный пример — «тигры Путина».

В 2014 году двух осиротевших тигров Кузю и Устина выпустили на волю. Тогда на церемонии присутствовал президент России Владимир Путин. К животным прикрепили GPS-трекеры, чтобы отслеживать их передвижение и состояние здоровья. Тигры перебрались в Китай, но вместо охоты на оленей Кузя и Устин питались фруктами, собаками, курами и козами, пугая местное население. «Тигры Путина» стали интернет-знаменитостями, а затем вернулись обратно в Россию.

Похожая ситуация происходит в северо-западной провинции Цинхай. Там снежные барсы охотятся на домашних овец и коз.

Десять лет назад пастухи убивали любого снежного барса, врывавшегося в загон. С животными боролись подручными средствами, барсов часто били лопатами. Фермеры терпели большие убытки из-за нападений барсов. Поэтому животных могли убить, чтобы предотвратить нападения и избежать финансовых расходов.

Сейчас отношение к снежным барсам изменилось. Власти выплачивают компенсацию за убитый домашний скот, а за охоту на барса дают свыше 10 лет тюремного срока. Организации по защите природы убеждают пастухов отказаться от убийств больших кошек. Теперь к ним относятся термимо. Когда снежные барсы врываются в загоны, пастухи просто ждут, пока они уйдут.

Ирбис забрался в загон на охраняемой территории Саньцзянъюань, провинция Цинхай. Фото: Sixth Tone

Молодой самец снежного барса, которого заметили на заборе начальной школы в уезде Мэньюань, вероятно, искал для себя новое место обитания. Доминирующий самец выгнал молодую особь со старого ареала. Барсу пришлось пересекать 10 км территории, населенной людьми — так он и наткнулся на школу.

Потоптаться на новой земле

Стадо слонов в провинции Юньнань причинило местным ущерб на сумму более $1 млн. Слоны поели урожай, растоптали домашнюю птицу в сараях, осушили бак с водой в местном автосалоне.

Ханна Мамби, доцент Гонконгского университета, специализирующаяся на экологии поведения слонов, рассказала, что такое поведение для слонов неудивительно.

«Похоже, это была группа молодых особей. Молодые слоны часто проверяют границы домашнего ареала и поэтому непредсказуемы, — поделилась Ханна Мамби.

Тропические леса провинции Юньнань — естественная среда обитания слонов. В 1990-х и 2000-х леса пострадали от расширения каучуковых плантаций. Сегодня популяцию слонов оценивают в 300 особей. Животные оказались заперты на небольшой территории. Исследования в Юньнани показывают, что некоторые слоны предпочитают жить поближе к сельскохозяйственным землям.

«Сельхоз угодья привлекательны для травоядных, — рассказала Ханна Мамби. — Если слоны регулярно питаются урожаем, то вырастают крупнее лесных сородичей».

Китайские власти переселяют целые деревни, чтобы расширить ареал обитания слонов:

«Слоны знают, что люди неопасны. Молодые особи контактируют с людьми с рождения. Сначала это пугает, но потом животные понимают, что им ничего не угрожает».

Однако слоны далеко не дружелюбные сожители. Власти провинции ежегодно выплачивают фермерам миллионы долларов в качестве компенсации за ущерб, нанесенный урожаю. Нападения слонов учащаются. В период с 2011 по 2017 год в Юньнани от слонов погибли 32 человека.

В некоторых частях провинции ввели систему мониторинга и предупреждения в случае появления слонов. Система включает 600 инфракрасных камер, 21 камеру наблюдения и 177 громкоговорителей экстренного оповещения. На программу потратили $4 млн.

Слоны на юге, снежные барсы и медведи на западе, тигры на востоке — что дальше? Не хватало только леопардов в Пекине. В последние годы леопарды стали возвращаться из гор Тайхан в северной провинции Шаньси к пекинской горе Лин, куда часто приходит Терри Таунсенд. Местные камеры-ловушки фиксируют множество косуль и кабанов, на которых охотятся леопарды.

«Местные говорят, что леопарды были на горе Лин в 1970-х годах и что они охотились на лошадей, — рассказывает Терри Таунсенд. — Леопарды вернутся в Пекин. Это уже вопрос времени».

Подготовил Владислав Старков

Подписывайтесь на ЭКД в Телеграме.

 

scroll to top