Покоривший Эверест: невероятная история незрячего альпиниста из Китая

Покоривший Эверест: невероятная история незрячего альпиниста из Китая

Чжан Хун на Эвересте, май 2021 года. Фото: @张洪_珠峰2021, Weibo

Чжан Хун — первый незрячий азиат, который покорил Эверест. До восхождения альпинист любил представлять, что он сделает на высочайшей в мире вершине: выполнит пару трюков ушу или споет. Он даже выбрал песню «Ты — мои глаза» (你是我的眼) незрячего певца из Тайваня Сяо Хуанци. Но в итоге на вершине Чжан не смог сделать абсолютно ничего. Историю его восхождения на Эверест рассказывает издание Sixth Tone.

24 мая 2021 года в 9 утра по Непальскому времени незрячий 46-летний Чжан взошел на Эверест. Однако на пике под ярко-синим небом насладиться победой не получилось. Вместо радости Чжан испытывал страх. Ледяной ветер пронизывал все тело. Не чувствуя тепла от солнечных лучей, Чжан думал, что погода была пасмурной. Он боялся, что не сможет вернуться в базовый лагерь.

«Стоя на вершине, я не чувствовал тепла. Ветер дул с такой силой, что в любой момент мог отнять у меня жизнь», — вспоминает Чжан.

Даже для опытных профессионалов восхождение на Эверест — потенциально опасная затея. Примерно треть всех альпинистов на Эвересте не доходит до вершины. По имеющимся данным, только в 2019 году Эверест забрал жизни минимум 11 человек. В 2001 году американец Эрик Вейхенмайер стал первым незрячим альпинистом, покорившим пик высотой 8849 м. С тех пор лишь двум незрячим людям, включая Чжан Хуна, удалось взойти на Эверест.

Чжан потерял зрение, когда ему был 21 год. Он никогда не видел снежные горы и, конечно, никогда не занимался альпинизмом. Несмотря на это, у него было непреодолимое желание оставить след в истории.

«Я уже никогда не увижу мир. Но, надеюсь, теперь мир увидит меня», — говорит Чжан.

Чжан Хун родился в деревенской семье в окрестностях Чунцина, мегаполиса на юго-западе Китая. В детстве ему часто приходилось сопровождать отца и дядю, которые потеряли зрение из-за глаукомы. Чжан помнит, как ловил на себе косые взгляды соседей.

В подростковые годы у него тоже диагностировали глаукому. Местным врачам не удалось замедлить болезнь, и Чжан полностью ослеп. Провалив вступительные экзамены в университет, он перебрался в город и нашел работу на производстве, чтобы как-то сводить концы с концами.

В те тяжелые годы Чжан не раз пытался свести счеты с жизнью. Несмотря на поддержку его девушки, у него ушли годы, чтобы принять свою судьбу и найти новый смысл жизни.

«Тогда я замкнулся в себе. Я хотел заниматься чем-то необычным, чтобы поверить в себя, но никак не мог найти направление, где смог бы добиться чего-то действительно стоящего».

Почти всю молодость Чжан провел в поисках нормальной работы, меняя один мегаполис на другой. В 2012 году он остановил свой выбор на Лхасе, административном центре Тибетского автономного района. Именно там и зародилась его мечта о покорении Эвереста.

К 2014-му Чжану удалось освоиться на новом месте и привести жизнь в порядок. У него появилась стабильная работа в местной больнице: Чжан работал массажистом, делал иглоукалывание и другие процедуры. Мужчина женился. Каждое утро по пути на работу он занимался в парке оздоровительной гимнастикой тайцзицюань. Однажды после тренировки друг Чжана познакомил его с Ло Цзэ.

Ло Цзэ и сообщество альпинистов Тибета на вершине «Гашербрум 1» — одиннадцатой самой высокой точки Земли. 12 июля 2007 года. Фото: Тибетская ассоциация альпинистов Китая

Ло Цзэ оказался одним из самых знаменитых альпинистов Китая. Он рассказал Чжану, что уже покорил 14 самых высоких гор планеты, в том числе Эверест. Чжан, впервые услышав об Эвересте, вдохновился рассказами Ло. Он спросил, поднимались ли когда-нибудь на вершину незрячие альпинисты. Узнав, что в 2001 году это сделал один американец, Чжан спросил снова: «Может, и я бы так смог?»

Тогда идея звучала нелепо даже для самого Чжана, ведь на тот момент у него не было опыта. Тем не менее он решил воплотить задуманное и начал подготовку: каждый день в течение часа ходил вверх и вниз по лестнице, делал приседания и отжимался.

В течение нескольких лет Чжан присоединялся к горным экспедициям команды Ло Цзэ на западе Китая. Он совершал восхождения в составе группы и постепенно увеличивал сложность походов: пик Лодуй (6010 м) и Джомолхари (7050 м) в Тибете, а затем и Музтаг-Ата (7546 м) в Синьцзяне.

Во время экспедиции в 2019 году Чжана поставили в пару с другим альпинистом — Чэнь Тао по прозвищу Цянцзы. Он 40-летний бывший военный, который профессионально занимается альпинизмом. Во время подъема Цянцзы и Чжан подружились. Поднявшись на вершину, Чжан поделился с Цянцзы своими планами на Эверест.

Цянцзы (слева) и Чжан Хун на горе Музтаг-Ата, 2019 год. Фото: @登峰域, Weibo

Тогда Цянцзы не воспринял слова Чжан Хуна всерьез. Но затем он убедился в самодисциплине Чжана и решил помочь ему исполнить задуманное.

«Люди приходят к альпинизму из-за жажды познать мир и самих себя, — делится Цянцзы. — Тогда я еще не знал, получится ли у Чжана взойти на Эверест, но был уверен, что сама попытка станет для него очень полезным и значимым опытом».

К тому моменту Чжан вовсю готовился к Эвересту. Еще в 2018 году он запустил кампанию по сбору средств на свою экспедицию в Непал. Благодаря активной поддержке местных благотворительных организаций Чжан смог несколько раз публично выступить перед широкой аудиторией, чтобы собрать нужную сумму. Ему также помог работодатель. Необходимые средства собрали задолго до запланированной на начало 2020 года экспедиции.

Параллельно Чжан продолжал тренировки. Подъем в 6 утра, прыжки на скакалке, пробежка и отжимания стали обязательными. Он продолжал подниматься и спускаться по лестнице, но теперь уже с 35-килограммовым весом на спине.

Из-за пандемии Covid-19 Чжану пришлось отложить планы на целый год. В марте 2021 восхождения на Эверест, наконец, возобновились. Группа купила долгожданные билеты из Гуанчжоу в Катманду. Как вспоминает Чжан, именно в тот момент к нему пришло осознание, что мечта становится реальностью.

В Гималаях кипела настоящая работа: сначала команда отправилась в 9-дневный поход до базового лагеря Эвереста, затем устроила пробную экспедицию вдоль ледника Кхумбу. Это один из самых опасных участков Южного седла на пути к вершине Эвереста.

Цянцзы старался максимально подготовить Чжана к тому, что их ждет во время экспедиции. Не видя гигантские горы, Чжан не испытывал чувства страха перед Гималаями. Однако опасаться их стоило: местные условия быстро меняются, в любой момент может начаться ледопад. Цянцзы пытался донести до подопечного, что предыдущие тренировки едва ли готовили его к Эвересту.

«Я повторял, что Эверест не станет щадить его из-за слепоты», — рассказывает Цянцзы.

К моменту восхождения Чжан преуспел не только в базовых навыках альпинизма, но и научился оказывать первую помощь. И самое главное — четко выполнять все инструкции Цянцзы.

Цянцзы и Чжан Хун (справа) во время тренировки, перевал «Южное седло», 2021 год. Фото: @登峰域, Weibo

Во время тренировок Цянцзы приходилось в буквальном смысле шаг за шагом вести Чжана за собой. Цянцзы объяснял, какой длины и в каком направлении нужно делать шаг, предупреждал о любых препятствиях на пути. Однако и этого было недостаточно, Чжан слишком часто падал. Цянцзы даже пришлось дать ему наколенники, чтобы тот не повредил ноги.

«Ходить дома по ровному полу намного комфортнее, чем гулять на улице. А Эверест с ледяными выступами и расщелинами вообще ни с чем не сравнить», — поясняет Чжан.

Напряжение от тренировок росло, между Чжаном и Цянцзы назрел конфликт. Цянцзы рассказывает, что был очень строг с Чжаном и сердился, когда тот шел слишком медленно. По совету другого участника экспедиции, Цянцзы попробовал пойти в поход с завязанными глазами. Это позволило ему лучше понять ощущения Чжана и помогло быть с ним чуть мягче.

В то же время Чжан морально готовился к предстоящему вызову. Перед поездкой он подписал несколько документов, подтверждающих его согласие со всеми возможными последствиями экспедиции на Эверест. Для Чжана это был ответственный момент.

«В документах я должен был заранее распорядиться, как нужно будет поступить с моим телом, если произойдет несчастный случай. Я попросил похоронить меня у подножия Эвереста».

Супруга Чжана поддерживала его в подготовке к экспедиции. Она понимала, насколько мечта важна для него. Однако Чжан знал, что она очень переживает, поэтому во время поездки сознательно старался как можно меньше контактировать с семьей. Особенно когда погода резко ухудшилась и группе пришлось отложить подъем на четыре дня.

«Если бы я тогда рассказал об этом жене, она бы еще больше волновалась за меня. Я должен был пережить все в одиночку и связаться с ней, когда уже был бы уверен в своей безопасности», — рассуждает Чжан.

Наконец, 20 мая в сопровождении трех местных проводников — шерп — команда двинулась в путь. Восхождение началось с участка на леднике Кхумбу, а затем экспедиции предстояло делать привалы в 4 лагерях. Чжан настаивал, что все будет делать самостоятельно, и соглашался принять помощь только в самых крайних случаях.

«Шерпам нужно было 20 секунд, чтобы завязать узел, а у меня на это может уходить несколько минут. Но если мы не выбивались из графика и ситуация не была критичной, то я все делал сам. Я хотел через это пройти».

23 мая в 9 утра, после трех дней восхождения, команда подошла к финальному отрезку пути. Из-за сильного ветра им пришлось сбавить скорость. Чжан, сосредоточившись, выверял каждый шаг. Голос Цянцзы охрип от крика на холоде.

Когда до пика оставалось всего 150 м, Цянцзы понял, что группе уже не хватает кислорода и кому-то придется спуститься вниз. Чтобы другие могли безопасно продолжить подъем, Цянцзы решил спуститься сам.

«Когда я понял, что Цянцзы оставит группу и закончит восхождение, чтобы мне хватило кислорода, я очень испугался, — вспоминает Чжан. — Я сказал ему, что не буду подниматься без него. Но Цянцзы убедил меня, что еще сможет сюда вернуться, а для меня это, возможно, единственный шанс».

На такой высоте ветер был оглушающим. Времени на долгие обсуждения не было. Цянцзы дал Чжану последние инструкции, и тот продолжил подъем без своего поводыря.

«Я обещал семье Чжана, что помогу ему подняться на вершину целым и невредимым. Я не смог сопроводить его до самого конца, но именно это решение гарантировало его безопасность», — добавляет Цянцзы.

Как только Цянцзы оставил Чжана, подниматься стало труднее. Чжан не знал английского, поэтому все инструкции от шерп сводились к одной команде: «Вверх».

«Я со всех сторон слышал ледопад. Природа как бы предупреждала меня, что Эверест совсем не похож на другие горы», — говорит Чжан.

Через 4 часа Чжан вновь почувствовал под ногами ровную поверхность. Проводники подбежали к нему, чтобы обнять и помочь сориентироваться. «Мы поднялись на пик!» — кричали они.

Чжан Хун (в красном) в сопровождении членов своей группы на пике Эвереста, 24 мая 2021 года. Фото: @登峰域, Weibo

Онемевший от страха и холода, Чжан пробыл на вершине всего пару минут. Потом он сообщил группе, что пора возвращаться. Сейчас Чжан сожалеет, что не смог как следует насладиться моментом, но тогда его заботило другое.

«Поход можно было считать удачным, только когда я целым и невредимым вернулся обратно в лагерь», — говорит Чжан.

Хотя экспедиция закончилась, Чжан не собирается останавливаться на достигнутом. Он намерен и дальше работать над собой, вдохновлять примером других незрячих людей по всему миру. Последние месяцы альпинист активно изучает английский, чтобы общаться с иностранцами. Он собирается покорить оставшиеся самые высокие точки мира и планирует побывать на Северном и Южном полюсах.

«Если у вас есть цель, не сомневайтесь. Просто идите к ней. Никогда не знаешь, что случится завтра, так почему бы не попробовать?» — спрашивает Чжан.

Подготовила Анастасия Попова

Поделиться: